Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  2. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  3. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  4. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  5. Голосование на белорусских выборах официально завершилось. Вот когда озвучат результаты
  6. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  7. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  8. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  9. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  10. Тело Алексея Навального отдали матери
  11. Чиновники пытаются переложить ответственность за преступления России на командиров. Рассказываем главное из сводок штабов
  12. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон
  13. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  14. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  15. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  16. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик


"Медиазона", Александр Григорянц,

Китайская пропаганда уже давно проникла во все соцсети, и у нее множество помощников — в ход идут не только привычные газеты и телеканалы, но и тиктокеры, блогеры и «замаскированные репортеры». Одна из главных тем этой пропаганды — ситуация в Синьцзян-Уйгурском регионе Китая, где власти страны развернули систему контроля и репрессий над местным мусульманским населением. «Медиазона» рассказывает, какие методы использует Китай, чтобы манипулировать общественным мнением о дискриминации уйгуров в Синьцзяне.

Иллюстрация: Анна Макарова / "Медиазона"
Иллюстрация: Анна Макарова / «Медиазона»

В январе 2021 года бывший госсекретарь США Майкл Помпео выступил с обращением, в котором обвинил правительство Китая в геноциде уйгуров и других мусульманских коренных общин Синьцзяна. По его мнению, Коммунистическая партия Китая (КПК) совершает «преступления против человечности», систематически пытаясь «уничтожить уйгуров».

«Эти преступления включают в себя: произвольное лишение свободы более миллиона гражданских лиц, принудительную стерилизацию, пытки задержанных, принудительный труд и введение драконовских ограничений свободы религии, свободы выражения мнений и свободы передвижения», — сказал Помпео.

Тогда госсекретарь призвал все международные организации, включая международные суды, рассмотреть дела, касающиеся обращения Китая с уйгурами.

В ноябре 2021-го Американский Мемориальный музей Холокоста опубликовал доклад под названием To make us slowly disappear о преследовании уйгуров в Синьцзяне. Авторы исследования обнаружили, что репрессивные меры правительства Китая в отношении уйгурского народа содержат все признаки геноцида.

По мнению исследователей, вместо массовых убийств, как это было в нацистской Германии, китайское правительство выбрало стратегию строгого контроля рождаемости уйгуров. В докладе приводятся случаи, когда молодых женщин заставляли делать аборты или насильно стерилизовали, а для мужчин вводили крупные штрафы за «слишком большие семьи».

В случае мелких нарушений людей отправляли в «лагеря перевоспитания», где их жестоко избивали, пытали или подвергали массовым изнасилованиям.

Такая политика в отношении уйгуров объясняется тем, что Коммунистическая партия считает национальные меньшинства «менее ценными», чем исконных китайцев.

«Мы очень свободны»

После выступления Помпео Twitter, YouTube и другие соцсети заполонили тысячи видеороликов, в которых уйгуры из Синьцзяна обвиняли экс-госсекретаря США во лжи. На этих видео таксисты, владельцы магазинов, домохозяйки, школьники и пенсионеры возмущались и как один повторяли, что они «живут в Синьцзяне свободно и счастливо».

Журналисты New York Times и ProPublica проанализировали около 3000 таких роликов и выяснили, что все они были частью пропагандистской кампании КПК для создания иллюзии счастливой жизни нацменьшинств в Синьцзяне.

Расследователи писали, что практически все видео, в которых уйгуры отрицали нарушения прав человека в регионе, были записаны по одному сценарию: сперва человек представлялся, а затем объяснял, почему его счастливая, процветающая жизнь означает, что в Синьцзяне не может быть репрессивной политики. В каждом видеоролике звучали такие фразы, как «я родился/лась и вырос/ла в Синьцзяне», «увидел/ла в интернете слова Помпео», «ты несешь полную чушь» и «мы очень свободны». При этом все обращения, записанные на китайском и уйгурском языках, сопровождались английскими субтитрами.

Изначально эти видео были опубликованы в китайском приложении Pomegranate Cloud, а затем попали в Twitter и YouTube. По данным журналистов, ролики распространяла сеть из более 300 аккаунтов, которые репостили друг друга. Впоследствии большинство этих профилей заблокировали из-за спама. «Все это представляет собой одну из самых изощренных попыток Китая сформировать мировое общественное мнение», — подчеркивали авторы расследования.

Однако на деле китайская пропаганда по созданию образа «счастливого Синьцзяна» еще масштабнее.

Как партия завоевала интернет

Активнее всего китайская машина пропаганды работает в социальных сетях и производит самый разнообразный контент: блогеры с миллионной аудиторией рассказывают о традиционных китайских угощениях, устраивают туры по базару Кашгара или рассказывают, как счастливо живут уйгуры и другие нацменьшинства в Синьцзяне.

За создание и распространение пропаганды в Китае отвечают два структурных подразделения Коммунистической партии.

Главное из них — «Отдел пропаганды», который контролирует СМИ и цензуру; второй — «Рабочий отдел Единого фронта», занимающийся влиянием на этнические и религиозные группы как внутри страны, так и за ее пределами.

Помимо этого, свои отделы пропаганды есть в региональных правительствах и Синьцзянском производственно-строительном корпусе.

В 2021 году проект Alliance for Securing Democracy рассказал о сети, состоящей из сотен блогеров, которые распространяют искусно замаскированную пропаганду, которая охватывала 20 стран. Они публикуют контент не только на китайском и английском языках, но и на арабском, испанском, французском, пушту и даже на таких редких, как эсперанто. В проекте отмечали, что составить полный список таких блогов невозможно, так как с каждым днем их становится все больше.

Как правило, писал Alliance for Securing Democracy, этих блогеров контролируют и финансируют крупные новостные агентства, подчиненные КПК, например, «Синьхуа», «Международное радио Китая» и CCTV. Об этом же в 2022 году сообщали исследователи Австралийского института стратегической политики. В одном из их докладов говорится, что многие популярные блогеры участвовали в партийных заседаниях, где отмечались их успехи в «продвижении Китая на международной арене». На сайте организации приведена подробная схема связей нескольких крупных блогеров с влиятельными китайскими медиа.

О продуманной стратегии пропаганды рассказывали и руководители этих китайских медиа. Например, в 2016 году главный редактор China Daily Чжу Лин подчеркнул важность «заимствования ртов», которые могут положительно отзываться о Китае. А в июне 2021 года глава China Media Group Шэнь Хайсюн отмечал необходимость привлечения «многоязычных интернет-студий знаменитостей» для повышения имиджа страны в ключевых регионах.

Приманки, экспаты и журналисты

Манипуляция общественным мнением по теме Синьцзяна занимает особое место в китайской пропаганде. Власти КНР тратят огромные ресурсы на создание контента, отрицающего нарушение прав человека в регионе.

Исследователи Центра анализа угроз Microsoft отмечают три основных типа инфлюенсеров, распространяющих пропаганду о Синьцзяне: honeypots, peers и veiled reporters.

Девочки-пропагандистки

Honeypots — молодые китаянки или представительницы этнических меньшинств, которые записывают якобы лайфстайл-влоги о путешествиях, культуре и своих интересах.

По мнению Центра анализа Microsoft, это самый распространенный тип пропагандистов, основная задача которых — убедить аудиторию в том, что этнические меньшинства в Китае не подвергаются дискриминации и репрессиям. Блогерши показывают зрителям свои прогулки по историческим районам Синьцзяна с разнообразием уйгурской национальной кухни и приветливыми продавцами. Также можно встретить видео о «реальной жизни семьи казахских чабанов в Синьцзяне» или историю о том, как жительница региона смогла купить себе две квартиры, работая на производстве по сбору помидоров.

Впрочем, иногда лайфстайл-блогеры выходят из привычного образа и высказываются на политические темы. К примеру, после того, как выяснилось, что власти Китая используют рабский труд на хлопковых полях, блогер с ником Гули Синьцзян выпустила интервью с местными фермерами, которые назвали эти обвинения «бредом». Другая инфлюенсер Сабира Самат рассказывала в интервью телеканалу CGTN, что начала снимать влоги из-за «клеветы западных СМИ на Синьцзян и уйгурский народ». По ее словам, в своих видео она хочет «показывать реальную жизнь людей».

По данным Австралийского института стратегической политики, съемкой и продвижением таких видео занимаются крупные китайские продакшен-компании, такие как Xiaowu Brother или WebTVAsia. Под их руководством находятся тысячи аккаунтов в YouTube, TikTok, Twitter и других соцсетях. Благодаря этому нужные видео репостят с одного аккаунта на другой, чтобы собрать больше просмотров и подписок. При этом руководители фирм открыто говорят о своей приверженности ценностям КПК и участвуют в партийных съездах.

Экспаты-пропагандисты

Еще одна группа пропагандистов peers — уроженцы США, Великобритании, Канады или Новой Зеландии, называющие себя «экспатами», которые решили переехать Китай. Их работа ориентирована в основном на западную аудиторию.

Они повествую о достопримечательностях Синьцзяна, показывают природу региона, восхваляют деревенскую жизнь и дают советы для желающих переехать в КНР. Как отмечает Microsoft, их задача — убедить своих подписчиков, что западные СМИ искажают образ Китая. Иногда они касаются и новостной повестки: записывают видео с хлопковых полей, где берут интервью у семей уйгурских фермеров, или отрицают притеснения нацменьшинств, демонстрируя элементы традиционного образа жизни казахов под заголовком «Казахи, уйгуры и другие меньшинства живут в счастье и гармонии в Синьцзяне».

В декабре 2021 года расследовательская группа OpenSecrets установила, что консалтинговая фирма из США Vippi Media заключила контракт с китайским консульством в Нью-Йорке на вербовку американских инфлюенсеров для масштабной кампании в TikTok, Instagram и Twitter. Блогеры обязывались создать контент, посвященный «истории Пекина, культурным реликвиям, современной жизни людей, новым тенденциям».

Австралийские исследователи также сообщали, что власти КНР заплатили 300 000 долларов другой западной медиакомпании за наем «интернет-знаменитостей» для рассказов об успехе правительства в борьбе с бедностью и рекламе Олимпийских игр в Пекине.

В китайском финансировании признавались и сами зарубежные блогеры. Журналисты New York Times приводили примеры, как пропагандисты открыто говорили о «деловых контрактах» от правительства КНР на создание видеоконтента. Помимо гонорара им оплачивали перелеты, отели, работу операторов и другие расходы. Большая часть таких заказов была посвящена созданию иллюзии процветающего Синьцзяна.

Тайные журналисты

Третья сила китайской пропаганды — инфлюенсеры, которые идентифицируют себя как журналисты, но не говорят открыто о своей связи с новостными агентствами. Из-за того, что подобные профили преподносятся как «личный блог», стиль изложения варьируется от повторения тезисов крупных СМИ и прямых нападок на западные медиа до влогов о путешествиях и личной жизни. В своей работе такие «журналисты» очень прямолинейно высказывают поддержку КПК и политическому руководству Китая.

Один из ярких примеров — YouTube-канал китайской журналистки Ли Цзинцзин, на которую подписано около 60 тысяч человек. В своих роликах она придерживается классического журналистского стиля, приглашая зарубежных экспертов, которые рассказывают, как Китай искоренил терроризм и «защитил ислам» в Синьцзяне, о фашистских преступлениях США в Японии, или сама выступает приглашенным экспертом, обсуждая западную антикитайскую пропаганду.

Кроме того, она записывает тревел-блоги о своих путешествиях в Синьцзян. К примеру, посещает мечеть в округе Турфан, рассказывая о свободе вероисповедания и жизни мусульман в регионе. Или снимает интервью с рядовой уйгурской семьей. Интервью сопровождается национальными танцами, историей расселения уйгуров и экскурсией по большому дому счастливых людей.

Скорее всего, такие видео спонсируются китайскими новостными изданиями вроде «Синьхуа» и «Жэньминь Жибао». У многих авторов в соцсетях даже есть упоминание, что «аккаунт контролируется государством Китай». Однако, согласно отчету China Media Project, в последнее время такие блогеры начали удалять из своих профилей упоминания о связях с медиа КНР.

TikTok работает на партию

Отдельного внимания заслуживает TikTok, который очень важен для руководства Китая — буквально за несколько лет соцсеть стала очень популярной по всему миру. Поиск тиктока по запросу xinjiang выдает огромное количество видеороликов, и большинство из них записаны в позитивном ключе. Скорее всего, это будет ролик о современной уйгурской свадьбе в Синьцзяне, или целые парады национальной культуры тюркских народов в Кашгаре, или даже кадры с толпой счастливых мужчин и женщин в национальных костюмах, которые поют гимн и размахивают флажками КНР. Не обходится и без «настоящего Синьцзяна», который «не хотят показывать западные медиа».

Судя по всему, компания ByteDance, владеющая соцсетью, тесно сотрудничает с китайским правительством. В 2022 году Forbes выяснил, что как минимум 300 сотрудников организации работали в государственных СМИ Китая. Большинство из них работали в отделе по контент-партнерству, связям с общественностью и «сотрудничеству со СМИ».

Точно удалось установить, что 15 сотрудников TikTok работали в таких госмедиа, как «Синьхуа», Международное радио Китая, CCTV и CGTN. Еще 24 работника ранее числились в штатах «Жэньминь жибао», газет «Чжунго жибао» и «Чжунго циннянь бао». ByteDance не стала отрицать эту информацию, однако опровергла связи с КПК.

Позднее Forbes обнаружил, что за 2022 год китайские госСМИ в TikTok разместили более тысячи рекламных постов, которые показали миллионам пользователей в Австрии, Бельгии, Чехии, Германии, Греции, Венгрии, Италии, Ирландии, Нидерландах, Польше и Великобритании. Тематика видеороликов была крайне разнообразной: от очаровательных кошечек, играющих на Великой Китайской стене, до усилий правительства КНР по преобразованию и развитию Синьцзян-Уйгурского автономного района. Ни на одном из видео не было пометки «реклама».