Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  2. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  3. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  4. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  5. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  6. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  7. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  8. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  9. Единовременная премия почти 22 тысяч долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  10. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  11. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте


«Я за них волнуюсь. Если их убьют — нас больше не останется». Когда Рита Пирипкура говорила с BBC в сентябре, журналисту больше всего запомнилась ее интонация — так говорят люди, которые сдались. Она говорит о своем брате Байте и племяннике Тамандуа. Вместе с Ритой, они три последних члена племени Пирипкура. Это племя, как говорят эксперты, может исчезнуть в ближайшее время из-за вырубки лесов и скотоводства. Рита регулярно контактирует с окружающим миром, а Байта и Тамандуа проводят свои дни в изоляции, скитаясь по лесам Амазонки. Однако даже здесь им грозит опасность, считает Рита. Об истории племени рассказывает русская служба ВВС.

Тамандуа (слева) и Байта - двое из трех последних оставшихся членов изолированного племени Пирипкура. Фото: BRUNO JORGE
Тамандуа (слева) и Байта — двое из трех последних оставшихся членов изолированного племени Пирипкура. Фото: BRUNO JORGE

Битва, в которой нельзя победить

Резервация племени Пирипкура находится в штате Мату-Гросу, одном из центров бразильского сельского хозяйства. «Черные лесорубы» и фермеры захватывают их территорию, хотя резервация, где живут племена, формально защищена законом.

Племя Пирипкура уже много десятилетий борется за право жить на своей земле, но в последнее время их резервация уничтожается ускоренными темпами: в ноябрьском докладе с фотодоказательствами незаконной вырубки леса одна из неправительственных организаций утверждала, что только с августа 2020 до июля 2021 года в этом районе было вырублено 24 кв км леса.

Это площадь, равная трем тысячам футбольных полей.

Другие племена аборигенов тоже борются с экспансией шахт, ранчо и с вырубкой лесов Амазонии, но Пирипкура сегодня находится в особенно тяжелом положении.

Рита Пирипкура боится потерять своих родственников. Фото: SURVIVAL INTERNATIONAL
Рита Пирипкура боится потерять своих родственников. Фото: SURVIVAL INTERNATIONAL

«Они могут погибнуть в течение нескольких дней», — говорит Сара Шенкер, сотрудница лондонской неправительственной организации Survival International, которая борется за права аборигенов.

«К Байте и Тамандуа подбираются все ближе» — добавляет она.

Есть доказательства, что внешние силы быстро захватывают резервацию, говорит Леонардо Ленин — бывший координатор бразильского правительственного агентства помощи племенам Funai, которое работает в штате Мату-Гросу.

Неправительственные организации приводят доказательства уничтожения лесов в резервации. Фото: ROGERIO DE ASSIS - ISA
Неправительственные организации приводят доказательства уничтожения лесов в резервации. Фото: ROGERIO DE ASSIS — ISA

Сегодня Ленин — генеральный секретарь «Обсерватории по правам коренного населения» (OPI) — одной из организаций, подготовивших доклад о жизни племени Пирипкура. Он говорит, что следы вырубки лесов заметны всего в пяти километрах от мест, где появлялись Байта и Тамандуа.

Это расстояние может казаться безопасным, но, учитывая размер резервации, почти 2,5 тыс. кв км, понятно, что лесорубы подобрались очень близко.

«Они в серьезной опасности, в этом сомнений нет, — говорит Леонардо Ленин. — Также мы слышали об угрозах в адрес инспекторов OPI и Funai».

Проблемы племен

Пирипкура — одно из племен, которые эксперты называют изолированными или неконтактными — это целые народы или группы поменьше, у которых нет регулярных контактов с соседями или внешним миром.

По оценкам ученых, таких племен в мире более 100, и больше половины из них — в Амазонии.

Такая изоляция — это часто результат конфликтов с чужаками, и племя Пирипкура в своей истории тоже прошло через множество таких конфликтов.

В 1970-е десятки членов племени погибли — либо от рук чужаков, которые пришли на их земли, либо из-за обычных для нас заболеваний, например, простудных, которые оказались для них смертельными.

Рита видела, как убили девять ее родственников, а выжившим пришлось бежать.

В результате столкновений серьезно уменьшилась не только численность племени, но и образ жизни Пирипкура.

Фото: RICARDO STUCKERT
По оценкам ученых, больше половины неконтактных племен на планете — в Амазонии. Часто эти племена предпочитают жить в изоляции после первого же контакта с внешним миром. Фото: RICARDO STUCKERT

«В их языке есть слова, описывающие сельскохозяйственные работы, это может указывать на то, что у них было подобие аграрного общества», — говорит Леонардо Ленин.

«Однако с 1970-х племя превратилось в охотников-собирателей, — добавляет он. — Для них постоянно передвигаться — способ выжить».

Когда агентство Funai впервые связалось с Пирипукра в 1984 году, его сотрудники насчитали 15−20 человек на всю резервацию.

Однако, начиная с 1990-х, замечали только Байту и Тамандуа.

Фабрицио Аморим — эксперт по изолированным племенам, работающий с Пирипкура, говорит, что мужчины раньше упоминали о «родственниках», которые тоже скитаются по лесам Амазонии.

«Проблема в том, что они уже много лет не говорят об этих родственниках. Это не обязательно значит, что они умерли, но это явно не очень хороший знак», — добавляет Аморим.

«Мы не можем сказать наверняка, что Пирипкура больше не осталось, поэтому беречь их резервацию вдвойне важно», — говорит он.

Враждебный президент

Защитники прав коренных племен возлагают ответственность за уничтожение резервации Пирипкура ускоренными темпами на президента Жаира Болсонару.

Еще до избрания президентом в 2019 году Болсонару высказывался за расширение коммерческой эксплуатации Амазонии, хотя право аборигенов на свою землю гарантирует бразильская конституция.

В 1998 году тогда еще конгрессмен Болсонару в интервью газете Correio Braziliense выразил сожаление, что бразильские военные «не так эффективно истребляют коренные народы», как их американские коллеги.

Фото: Adriano Machado, Reuters
Фото: Adriano Machado, Reuters

Президент считает, что коренные бразильцы, которых в стране около 1,1 млн из 213 млн населения, по данным бразильского бюро статистики, не должны владеть 13% площади Бразилии, хотя их право на земли прописаны в конституции 1988 года.

Правозащитники говорят, что число столкновений лесорубов и фермеров с амазонскими племенами с момента прихода Болсонару к власти возросло.

Проблемы с законодательством

Земли Пирипкура сейчас формально защищены Указом о защите территории, который касается земель аборигенов и предусматривает их демаркацию.

Это фактически защитная грамота для аборигенов. Но демаркацию земель нужно периодически продлевать. И если раньше документ действовал сразу на срок до трех лет, то сейчас — всего на полгода.

«Это сокращение срока посылает неправильные сигналы и дает захватчикам надежду на то, что рано или поздно они смогут получить всю землю аборигенов», — говорит Аморим.

Еще одно важное для судьбы племен событие произошло в декабре 2020 года — бразильская государственная геологическая служба начала публиковать подробные карты залежей минеральных ресурсов в Бразилии, в том числе золота.

Первые карты — о залежах в штате Мату-Гросу, где находится резервация Пирипкура.

В заявлении агентства Funai, которое есть в распоряжении Би-би-си, говорится, что оно оказывает племени Пирипкура всю возможную помощь в защите территориии и медицинские услуги.

«Также проводятся совместные операции с другими агентствами, нацеленные на противодействие нарушителям», — говорится в заявлении. «Каждый раз, когда я захожу в резервацию, я вижу все больше поваленных деревьев. Там очень много чужаков», — говорит Рита

Фото: OPAN
«Каждый раз, когда я захожу в резервацию, я вижу все больше поваленных деревьев. Там очень много чужаков», — говорит Рита. Фото: OPAN

Рита уверена, что этого недостаточно, чтобы защитить ее племя.

Она живет недалеко от родной резервации, с мужем из племени Карипуна. Иногда она помогает госагентству в экспедициях в Мату-Гросу. Однако с начала пандемии она не была в родной резервации и боится, что осталась последним членом своего племени.

«Каждый раз, когда я захожу в резервацию, я вижу все больше поваленных деревьев. Там очень много чужаков», — говорит она.

«Они могут легко убить моего брата и племянника».