Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Было 20 рапортов за неделю, а здесь — 200». Поговорили с экс-заключенным, которого перевели с Володарки в новое СИЗО под Минском
  2. Нацбанк анонсировал валютное изменение
  3. У бывшего ведущего ОНТ Ивана Подреза конфисковали квартиру. Его 78-летнюю мать выставили на улицу
  4. Стало известно, какую сумму государство получило за «отжатый» у частника экс-McDonald's (у ресторанов новый собственник)
  5. В воскресенье до +38°С. Когда из Беларуси уйдет тропическая жара
  6. В Минске начался массовый суд за участие в акциях протеста
  7. Лукашенко подписал закон, по которому родители смогут сдать «трудных» детей в закрытые спецшколы
  8. В Могилеве бюджетников отправляют на семинар про «сильного лидера». За вход нужно еще и заплатить (угадайте сколько)
  9. «Группа Вагнера» набирает наемников для работы в Беларуси. Попытались устроиться — и вот что узнали
  10. Визовый центр Польши сообщил о важном нововведении для пожилых беларусов — владельцев карт поляка
  11. Вынесли приговор главному инженеру филиала «Миноблавтотранса» за ДТП с маршруткой с 13-ю погибшими под Смолевичами. Вину он не признал
  12. Россия продолжает свою кампанию по дестабилизации ситуации в странах — членах НАТО: в ISW привели свежие примеры
  13. Оперная певица Маргарита Левчук вышла замуж. Пара ждет ребенка
  14. Для тех, кто имеет доступ к гостайнам и выехал за границу без разрешения, ввели уголовную ответственность
  15. Что будет с банками, если экономика серьезно просядет? Вот что говорит регулятор


Абдужалил Абдурасулов,

Сразу после удара по главной детской больнице Украины «Охматдет» (сокращение от «Охрана материнства и детства») дорогу к учреждению перекрыли. Пропускали только спецмашины. На улице практически не смолкал вой сирен скорой помощи, пишет Русская служба Би-би-си.

Последствия ракетного удара по Киеву, Украина, 8 июля 2024 года. Фото: Reuters
Последствия ракетного удара по Киеву, Украина, 8 июля 2024 года. Фото: Reuters

Толпы людей спешили к больнице — позже станет ясно, что большинство из них были волонтерами, которые пришли оказать любую посильную помощь.

Ворота в больницу были открыты настежь. Военные, полицейские, пожарные, медики — все спешили к выходу.

Мое недоумение длилось недолго. «Вы куда?» — рявкнул полицейский в бронежилете и каске. «Сирена. Все в укрытие», — лаконично добавил он.

Была объявлена воздушная тревога, и все работники должны были пройти в бомбоубежище.

Я спустился в подземный переход вслед за толпой. Импровизированное укрытие было забито битком. В воздухе чувствовалось напряжение.

Все опасались повторного удара российских ракет.

Близлежащий подземный переход после объявления воздушной тревоги был заполнен людьми до отказа. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC
Близлежащий подземный переход после объявления воздушной тревоги был заполнен людьми до отказа. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC

Мучительное ожидание, казалось, длилось вечность. Для спасателей каждая потерянная минута могла стоить кому-то жизни.

Внутри больничного комплекса все бурлило в суматошном движении.

Машины скорой помощи заезжали вереницами. Полицейские криками требовали от собравшихся пропустить КамАЗ. Люди в зеленой камуфляжной форме, выстроившись в цепочку, доставали из окон разрушенного здания мебель, больничные койки и другое сохранившееся оборудование, складывая его во дворе.

Медицинское оборудование выносили из больницы и складывали прямо во дворе. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC

На земле валялись бинты, запачканные кровью. Периодически были слышны крики: «Нужна первая группа крови! У кого первая положительная?»

В воздухе стояла пыль из-за работ по расчистке завалов. Повсюду слышались звуки электропилы и трескающегося под ногами стекла.

Одно из зданий «Охматдета» было частично разрушено. Окна в других повылетали от взрыва.

Я искал людей в медицинских халатах — медиков, которые были в здании в момент удара. После ряда безуспешных попыток поговорить с изможденными работниками больницы я наконец встретил Ирину Тумен, анестезиолога из кардиохирургии.

Она была с командой врачей на операции двухмесячного младенца, когда произошел взрыв.

Анестезиолог Ирина Тумен говорит, с трудом сдерживая слезы. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC
Анестезиолог Ирина Тумен говорит, с трудом сдерживая слезы. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC

«Мы не успели сделать разрез, — рассказывает она о самом страшном дне в своей карьере. — Когда посыпались все окна, этого ребенка хирург быстро накрыл».

Врачам удалось вынести младенца в укрытие.

«Я никогда не могла подумать, что сюда прилетит ракета. Это детская больница», — сказала она.

Для педиатра Александра Истомина день начинался как обычно, с обхода, и ничто не предвещало беды.

«Я услышал сильный грохот, и меня отбросило взрывной волной, — рассказывает он. — Я услышал крики и плач детей. Одна из моих коллег была [вся в крови] из-за многочисленных осколков».

Первые десять минут медики приходили в себя от шока и пытались понять, что делать дальше. Затем начали выводить пациентов в коридор и далее в укрытие.

Истории врачей описывают весь тот ужас, что произошел в Киеве в понедельник.

Россия (в том, что это была российская ракета, у экспертов практически нет сомнений, Москва это отрицает) ударила по самым беззащитным — детям.

Кадры с побритыми наголо маленькими пациентами, которых выводили из разрушенного здания вместе со свисающими капельницами, облетели мировые СМИ. Это дети, больные раком. Они и так борются за свою жизнь, но в тот день им пришлось еще бежать и от российских ракет.

То, что они смогли пережить эту атаку, было действительно чудом.

Волонтеры и простые жители несли помощь для больницы и пострадавших нескончаемым потоком. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC
Волонтеры и простые жители несли помощь для больницы и пострадавших нескончаемым потоком. Фото: Kyla Herrmannsen / BBC

Во дворе больничного комплекса собралось множество волонтеров. Люди стекались сюда постоянно. Приносили воду, салфетки, памперсы.

Для спасателей был организован пункт, где они могли подкрепиться. Пожарные с измазанными гарью лицами подходили выпить чаю и перехватить пару бутербродов.

В соцсетях и мессенджерах многие пытались разузнать, как можно помочь. Менее чем за 24 часа после авиаудара украинцы собрали 250 млн гривен (более 6 млн долларов) для нужд разрушенной больницы.

Эта атмосфера, когда люди единым и искренним порывом хотят помогать друг другу, напомнила мне дни Майдана в 2014 году, когда волонтеры собирали лекарства пострадавшим протестующим, организовывали полевые госпитали и пункты питания.

Аварийно-спасательные работы в «Охматдете» продолжались и ночью.

Грохот грузовиков и тракторов не смолкал. Люди с лопатами помогали расчищать груды обломков. Завалы закончили разбирать только во вторник днем.

В результате российской атаки на больницу «Охматдет» погибли двое взрослых. Дети чудом остались живы, хотя некоторые из них пострадали от удара.

Для Киева, который пережил многое за последние 2,5 года, эта атака была одной из самых страшных.

«Я хочу, чтобы мир остановил вот это все, — сказала Ирина Тумен, пытаясь сдержать слезы. — Эти дети ни в чем не виновны, мы ни в чем не виновны. Я хочу, чтобы мир все это увидел и услышал».