Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  2. Лукашенко назначил двух новых министров
  3. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  4. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  5. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  6. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  7. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  8. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  9. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  10. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  11. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  12. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  13. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?


Оператор установки «Нафтана» получил ожоги на смене и попал в больницу. Коллеги пострадавшего рассказывают, что он в одиночку пошел выполнять работы, которые по технике безопасности должны проводить двое. Также, по их словам, не было записей в журнале и письменного распоряжения — оно давалось устно, что тоже недопустимо. Рабочие винят во всем начальника установки и добавляют, что такие нарушения — систематические. Рассказываем, что об этом известно.

ЧП произошло 31 мая на установке «Риформинг № 5». Как рассказал нам представитель «Рабочага Руху», бывший сотрудник «Нафттана» Александр Соколов, пострадавший — 55-летний оператор этой установки Александр Лагош. Мужчина пошел снимать заглушки с линии водородосодержащего газа. Произошел выброс водорода.

— Начальник установки Сергей Калиниченко дал устное распоряжение снимать заглушку старшему бригады, а тот — отправил оператора Лагоша. Он начал работы и услышал шум продукта. Непонятно, почему трубопровод не был отсечен задвижками дальше — он должен быть изолирован, чтобы этот продукт не пошел. Водород при выходе через узкое отверстие нагревается и самовоспламеняется. Лагош, вроде бы, отошел, но, так как было большое давление, пламя, у него обгорела голова, лицо, руки, верхняя часть тела.

Как рассказал нам один из сотрудников «Нафтана» Андрей (имя изменено), в коллективе тоже считают, что произошедшее — вина начальника установки. Разрешение на такие работы должно даваться письменно, с оформлением соответствующих допусков.

— В инструкции по охране труда четко написано, что такие работы относятся к газоопасным работам первой группы. Их должны выполнять два человека. Сначала указание записывается в журнале, потом оформляется наряд-допуск, и только потом они приступают к выполнению. Если это срочные газоопасные работы, вызывается специальная военизированная газоспасательная бригада — она должна контролировать процесс. Но у нас на заводе не принято ее вызывать: это лишняя бумажная морока.

Когда распоряжение записывается в журнал, ответственность, в случае чего, лежит на начальнике. Но иногда снятие заглушки может и полсмены занять, поэтому в основном начальники в конце рабочего дня просто дают устное задание бригаде, заступившей на вахту, и уходят. Но никто не хочет оставаться и контролировать. И сотрудник идет сам и делает — получается, чисто его инициатива, никаких доказательств, что его отправили туда, потом нет.

Фото с сайта gazeta.naftan.by
Фото с сайта gazeta.naftan.by

По словам собеседника, подобные нарушения техники безопасности на установках происходят часто.

— Это не первое происшествие. Но вообще, когда на установке происходит ЧП с пострадавшим, это серьезное дело — и «уголовкой» может закончиться. Никто не хочет быть привлечен к ответственности, поэтому все будут спихивать на старшего оператора, которому дали устное указание и который отправил туда своего подчиненного.

Он добавил, что на предприятии в последнее время уволилось немало людей, ощущается нехватка кадров, что тоже могло повлиять на ситуацию.

— Коллеги говорят, что на этой установке действительно мало обслуживающего персонала. Это произошло на второй смене. Видимо, было много работы, и Лагоша отправили одного снимать эту заглушку, — пояснил собеседник.

Бывший сотрудник завода Соколов также обращает внимание на то, что случаи, когда так нарушается ТБ, происходят на заводе нередко.

— Возможно, оператор не выполнил какие-то подготовительные мероприятия, раз произошел выброс продукта, но тут проблема в другом. Когда дается письменное распоряжение, все проверяется от и до. В 95% случаев все проходит успешно, но бывают и ЧП. Для начальника давать распоряжение устно выгодно: нет ответственности, заставляешь старшего оператора в вечернюю или ночную смену снимать эти заглушки, а сам, если что-то случится, ни в чем не виноват. А сейчас работники запуганы, никто не сопротивляется и не требует оформлять этот наряд-допуск, делать записи в журнале.

И ведь Калиниченко, когда приехало вышестоящее руководство, сказал, что никаких распоряжений не давал — крайними будут старший оператор и сам работник.

— А в чем была проблема отправить двух человек?

— Но в бригаде были еще люди, непонятно, почему он пошел один. Но старшие операторы постоянно жалуются, что сейчас не с кем работать: людей мало, опытных толковых уволили, — подтверждает слова действующего сотрудника Соколов. — Ведь почему должны идти два человека? Если что-то случится, второй должен оттащить пострадавшего, вызвать скорую, оказать помощь.

По словам Андрея, после инцидента проводилась внутренняя проверка.

— Приезжали какие-то люди, писались объяснительные. Самого старшего оператора сначала отправили на больничный, а потом в отпуск. Так у нас обычно отстраняют от работы сотрудников.

Что говорят пострадавший и начальник установки?

Пострадавшему Александру Лагошу 55 лет, более 20 из них он работает на «Нафтане». Мужчина с ожогами все еще лежит в больнице Витебска, его жизни уже ничего не угрожает. Мы дозвонились мужчине, он подтвердил, что находится на лечении после ожоговой травмы.

— Сейчас начало все заживать, раны затягиваются — очень больно. Обошлось без пересадки кожи, — рассказал о самочувствии Лагош. — Помощь от предприятия пока никакая не оказывалась, но я застрахован, если что, все оплатят, но врач сказал, что ничего не надо. Естественно, начальник установки, начальник производства — все звонили, интересовались.

Когда мы спросили мужчину, почему он выполнял работу один, с нарушением техники безопасности, он заторопился на процедуры и попросил перезвонить ему позже.

Начальник установки Сергей Калиниченко отказался разговаривать с журналистами.

— Кто что сказал, я не в курсе. Я по телефону ничего говорить не буду, — ответил он и положил трубку.