Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  2. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  3. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  4. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  5. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  6. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  7. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  8. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  9. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  10. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  11. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  12. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  13. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  14. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  15. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  16. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  17. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта


В Климовичах 30-летнего мужчину судили за кражу имущества из чужой квартиры четырехлетней давности. Чтобы запутать следы, он сразу после преступления разломал и выбросил похищенное, уехал за границу, взял фамилию жены, однако уже на родине его вычислили по отпечаткам босых ног. Приговор — два года «домашней химии». Подробности истории рассказали в Госкомитете судебных экспертиз.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

Кража произошла в начале 2019 года в новостройке в Климовичах. Потерпевший еще не успел вселиться в свою однушку, но уже занимался ее обустройством и поставил внутри кое-какое имущество. Однажды он обнаружил дверь незапертой, а из квартиры пропало все, что там было, — в том числе корпусная мебель из прихожей.

Оказалось, что на балконах пятиэтажки стоят противопожарные люки, которые не закрываются на замок, а балконная дверь в квартире потерпевшего открывается с внешней стороны даже при незначительном нажиме. Именно так злоумышленник и проник внутрь.

В ограбленной квартире эксперты нашли следы обуви, оставленные, предположительно, преступником в прихожей и на ободке унитаза. А на пустыре возле дома — обломки похищенной мебели, на которых остались отпечатки босых ног неизвестного.

К слову, поначалу в краже подозревали соседа с пятого этажа, ранее неоднократно судимого: след обуви с унитаза потерпевшего совпал с подошвой его кроссовок. Однако он не появлялся по месту жительства уже несколько лет.

На настоящего вора вышли спустя четыре года. Как выяснилось, когда он узнал, что хозяин заявил о краже в милицию, то сразу же разломал и выбросил похищенную мебель, на которой остались отпечатки его босых ног. Потом мужчина уехал за границу, а после возвращения в Беларусь в 2023 году сменил фамилию на фамилию жены. Но даже с новыми паспортными данными попал в поле зрения следователей.

А экспертиза показала, что оттиски его стоп совпадают со следами босых ног на фрагментах похищенной прихожей. Как они вообще туда попали — неизвестно.

Суд признал климовичанина виновным, его приговорили к ограничению свободы без направления в исправительное учреждение («домашней химии») сроком на два года.