Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  2. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  3. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  4. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  5. Студентку-отличницу из Кировска, которую КГБ включил в список террористов, отправили в колонию на шесть лет за антивоенный пост
  6. «Выгнали как паршивца». Олимпийского чемпиона Андрея Арямнова заставили уйти из сборной — мы с ним поговорили
  7. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  8. Зеленский про Беларусь, из заключенных в наемники, «высокоточные удары» по городам. Сто тридцать второй день войны в Украине
  9. На вторник в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности — ожидаются грозы и жара
  10. Сто тридцать третий день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  11. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  12. В Гомеле семьи с детьми, пойманные за пьянством на пляжах, будут ставить в СОП
  13. «Как зарезать курицу, которая несет золотые яйца». Чем грозят Минску введенные санкции против компаний с зарубежными акционерами
  14. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  15. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  16. Зеленский о белорусах: «Нельзя просто молчать и говорить: это не мы, это с нашей территории РФ совершает эти обстрелы»
  17. Лукашенко подписал указ о призыве на срочную военную службу и службу в резерве
  18. Угрозы из Беларуси, уничтоженные наемники и принудительная мобилизация. Главное из сводок штабов на 132-й день войны
  19. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  20. «Такой зверь на пляже, просто бы убил там всех». Работники пляжа в Сочи рассказали свою версию конфликта с белорусским самбистом
  21. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею


Вчера, 27 февраля, Путин заявил, что Россия переводит свои силы сдерживания в особый режим несения службы. Речь идет и о ядерном оружии. Мы вспоминаем о пяти случаях, когда мир уже был на грани ядерной войны.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

27 октября 1962 года

Общеизвестно, что во время Карибского кризиса мир вплотную подошел к ядерной войне. Но он длился почти две недели, с 16 по 28 октября 1962 года. Значит ли это, что Кеннеди и Хрущев все это время простояли над своими ядерными кнопками, порываясь их нажать? Точно нет. Однако и без участия двух лидеров и даже помимо их воли война могла начаться.

27 октября 1962 года кризис подошел к своему пику. Над Кубой советские зенитчики сбили разведывательный самолет U-2, сторонники войны в окружении Кеннеди яростно давили на президента, требуя применить силу, он упирался. В это же время советская подлодка Б-59 пыталась прорвать морскую блокаду Кубы и пройти внутрь кордона, установленного американским флотом. Корабли США быстро засекли субмарину и принялись «обрабатывать» акваторию поблизости глубинными бомбами.

Всплывать и капитулировать командир Б-59 капитан второго ранга Валентин Савицкий не пожелал — напротив, экипаж лодки получил приказ занырнуть поглубже, где лодку будет тяжелее засечь. Правда, радиоволнам с поверхности пробиться сквозь толщу воды тоже стало тяжелее, вернее, вообще никак. Лодка осталась в информационном вакууме, полностью отрезанная от внешнего мира. Знал экипаж только две вещи: что на носу Третья мировая и что сверху падают и падают глубинные бомбы.

Фото: gwu.edu
Советская подлодка Б-59. Фото: gwu.edu

В один момент такая «игра в одни ворота» Савицкому надоела. И он велел готовить к запуску самое сильное оружие подлодки — атомные торпеды. Взрыв в десяток килотонн гарантированно уничтожал практически любой американский корабль до авианосца включительно. Правда, этот же взрыв так же гарантированно начинал ядерную войну: применения советской лодкой атомного оружия Кеннеди точно не простил бы. Но Савицкий решил действовать — право на это он имел.

К счастью, как ни странно, Валентин Савицкий на своей лодке не являлся самым главным. На субмарине был начштаба всей бригады субмарин, в которую входила Б-59, — Василий Архипов. Он и запретил пускать в ход атомные торпеды, предотвратив мировую катастрофу, которая почти наверняка уничтожила бы СССР и Европу (но не США, у Советского Союза было слишком мало боеголовок, способных долететь до Штатов и нанести непоправимый ущерб, — хотя миллионы американцев, безусловно, погибли бы).

В 2018 году было объявлено о вручении Василию Архипову премии «Будущее жизни». К сожалению, посмертно, сам «спаситель мира» умер в 1998 году от рака.

28 октября 1962 года

Следующий случай, когда дело чуть не дошло до ядерного конфликта, произошел… на следующий день после инцидента с Б-59. На другом конце мира от Кубы — на Окинаве. Этот небольшой остров, принадлежащий Японии, в шестидесятых полностью контролировался американскими военными — и там стояли ядерные ракеты.

И вот 28 октября, когда Никита Хрущев и Джон Кеннеди уже договорились и смогли предотвратить начало новой мировой войны, на окинавскую базу пришла шифровка. Содержание было очень лаконичным: ядерная война началась, пускайте ракеты по Владивостоку, Пекину и Пхеньяну. Управляющему пуском ракет Уильяму Бассету оставалось только подчиниться без рассуждений.

Однако вместо этого Бассет не подчинился и стал рассуждать. Раз начинается ядерная война, значит DEFCON (уровень готовности Вооруженных сил США) должен быть 1. А он почему-то — на отметке 2. Кроме того, Карибский кризис — не Третья мировая, активного участия в нем, кроме СССР и США, никто из великих держав не принимал. А тут предлагается разносить в радиоактивный пепел Китай и Северную Корею. Очень и очень странный приказ.

Фактически Бассет пошел на подсудное дело — он под собственную ответственность отказался пускать ракеты, заявил, что приказ нечеткий (что было ложью, ничего нечеткого, кроме вопиющей нелогичности, в шифровке не было), и потребовал послать распоряжение еще раз. А солдатам, находящимся на базе, приказал немедленно убить лейтенанта, который непосредственно должен был нажимать на красную кнопку, если тот вдруг все-таки решит начать войну.

Бассет рисковал, но оказался совершенно прав: приказ о пуске ракет никто дублировать не стал, это оказалось ошибкой. Какой — мы пока не знаем, сведения о причине отправки неверного приказа до сих пор секретны.

23 мая 1967 года

В мае 1967 года ситуация по сравнению с Карибским кризисом разительно изменилась. Ядерный арсенал СССР насчитывал теперь не несколько сотен, а тысячи боеголовок. Везти ракеты на Кубу, чтобы хоть как-то угрожать США, уже не требовалось. И в Вашингтоне очень опасались, что Советский Союз внезапно запустит рой ракет, которые и отправят Штаты прямиком в каменный век. Чтобы удар не стал внезапным, американцы построили отличную сеть радиолокационных станций раннего предупреждения — систему BMEOWS.

23 мая 1967 года радары трех станций внезапно отключились. Одна из них — Туле — располагалась в Гренландии. Другие локаторы показывали очень сильные помехи. В системе противоракетного предупреждения США зазияла здоровенная дыра. Военные поняли происходящее однозначно: коммунисты как-то научились ослеплять радиолокаторы США, теперь стоит ждать с севера тот самый рой ракет.

Тут же объявили тревогу — американский ядерный арсенал вот-вот должен был быть активирован. Пилоты готовились бомбить советские объекты, ракетчики — запускать свои межконтинентальные баллистические ракеты.

Мир снова отделяли от ядерной войны несколько минут, однако кому-то из Командования воздушной обороны хватило выдержки все обдумать и связаться с метеорологами. На тот момент уже не являлось секретом, что солнечные вспышки могут вызывать геомагнитные колебания, влияющие на радары.

И у погодной службы спросили: было ли в последнее время что-нибудь подобное? Оказалось, что еще как было, вспышка на Солнце в тот день произошла просто чудовищная — она и погасила сигналы станций. Обошлось.

9 ноября 1979 года

Политика разрядки международных отношений, проводимая сверхдержавами все семидесятые, давала плоды. Крупных конфликтов не было, не было и угроз ядерной войны, даже ложных. По иронии судьбы следующий такой случай произошел почти одновременно с крахом разрядки.

Передвижной комплекс РСД-10, способный запускать баллистическую ракету с ядерной боеголовкой. Фото: wikimedia.org
Передвижной комплекс РСД-10, способный запускать баллистическую ракету с ядерной боеголовкой. Фото: wikimedia.org

Ранним утром 9 ноября 1979 года на три основных стратегических командных поста американской армии поступило лаконичное предупреждение: Советский Союз запустил в сторону США множество ядерных ракет. Были приведены в боевую готовность ВВС США, несколько самолетов даже успели подняться в воздух. Советник президента Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, узнав о происходящем, не стал будить жену в уверенности, что через несколько минут оба все равно умрут, большого смысла покидать постель нет.

К счастью, до пуска ракет дело не дошло. Зато в небе оказался «самолет Судного дня» — командный пункт, с которого президент Соединенных Штатов должен был бы управлять страной в случае реальной ядерной войны.

Тревогу отменили довольно быстро, когда выяснилось, что ни одной «взлетевшей» советской ракеты американские спутники не видят. Разгадка оказалась простой, даже Солнце было ни при чем — просто некто нерадивый загрузил в компьютер, стоявший на боевом дежурстве, программу имитации реальной «ракетной» тревоги. Получился этакий розыгрыш со сверхвысокой ставкой в виде уничтожения человечества.

26 сентября 1983 года

Если почти все предыдущие случаи связывались с действиями американских военных, то здесь отличились советские. 1983 год был крайне неблагоприятным в политическом плане. Рухнула разрядка, СССР увяз в Афганистане, президент США Рональд Рейган объявил Союз «Империей зла» и начал «звездные войны» — программу СОИ (ее основной целью являлось создание системы противоракетной обороны, часть которой должна была находиться в космосе). Сверхдержавы наводняли Европу своими ракетами средней дальности — но тем до Вашингтона было не долететь, а вот Москву ракеты НАТО накрывали через шесть минут после пуска.

26 сентября 1983 года на командный пункт «Серпухов-15» в Подмосковье поступило сообщение: с территории США запущены баллистические ракеты. То ли две, то ли три. Об их появлении сообщила советская система «Око», с высокоэллиптических орбит способная определить по инфракрасному излучению двигателей взлетевшие ракеты.

Дальнейшее известно: дежурным на контрольном пункте 26 сентября был подполковник Станислав Петров. И он, подобно Уильяму Бассету, вовремя включил логику. Если США решили начать войну — почему запустили всего несколько ракет? Поэтому он на свой страх и риск не стал сообщать начальству о том, что на СССР якобы летят межконтинентальные ракеты.

Через 15 минут Петров наконец смог успокоиться — другие системы предупреждения уже должны были за это время засечь ядерные «подарки», но этого не произошло. Подполковник оказался прав: никто в США ракет не запускал. Солнечные лучи, отразившиеся от облаков, дали сигнал, который система «Око» приняла за ракетный двигатель.

Станислав Петров на вручении Дрезденской премии мира, 2013 год. Фото: wikipedia.org
Станислав Петров на вручении Дрезденской премии мира, 2013 год. Фото: wikipedia.org

Награждать за предотвращенную ядерную войну Петрова тогда никто не стал — сознаваться в проколах советской системы ракетного оповещения было неудобно. Свою награду офицер получил уже в XXI веке в штаб-квартире ООН.