Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  2. Бабьего лета в ближайшее время не будет
  3. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  4. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  5. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  6. Подготовка к насильственной мобилизации военнопленных и изменения в Минобороны. Главное из сводок штабов на 214-й день войны
  7. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  8. Один из самолетов Лукашенко направился в Сочи
  9. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь по детям. Десять человек погибли, из них пять — дети
  10. СК: после ЧП в Dana Mall за медпомощью обратились пятеро детей
  11. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  12. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  13. Атаки российской армии и до «300 ликвидированных иностранных наемников». Главное из сводок штабов на 213-й день войны
  14. «Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал». Что говорят белорусы с российским паспортом, которых могут призвать на войну
  15. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  16. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко


Уже второй месяц продолжается вторжение России в Украину. Начавшееся как блицкриг наступление явно увязло, и война может перейти в затяжную стадию. Беларусь, ставшая плацдармом для ракетных и авиационных ударов российских войск по территории Украины, свою армию в бой вводить, однако, не спешит. Мы попытались разобраться, что вообще представляют собой белорусские войска с точки зрения боеспособности и технического оснащения.

Цифры для этого текста взяты из открытых источников, исследований и сообщений Министерства обороны Беларуси. В реальности данные на текущий момент могут несколько отличаться. Также для написания этого материала мы привлекали военного эксперта, который подтвердил справедливость нашей оценки.

Белорусские силовики на улицах Минска в августе 2020 года
Белорусские силовики на улицах Минска в августе 2020 года

Сколько людей в белорусской армии

Много.

В эпоху, когда европейские страны массово переходят на компактные профессиональные армии, в вооруженных силах Беларуси служат примерно 65 000 человек — такую цифру в 2016 году озвучил на тот момент министр обороны страны Андрей Равков. Если исходить из того, что за последние 6 лет оборонный бюджет существенно не изменялся, то можно допустить, что эти цифры будут актуальны и сейчас. Даже без гражданского персонала и курсантов теоретически белорусские власти могут рассчитывать на 45 500 солдат и командиров. Это очень много — для сравнения, в Польше, чей военный бюджет в 20−30 раз превосходит белорусский, а население больше вчетверо, вооруженные силы насчитывают 125 000 солдат и офицеров.

Организационно армия подразделяется на три компонента — Сухопутные войска, войска ВВС и ПВО и Силы специальных операций. Важнейшей частью белорусских войск являются первые. В этом нет ничего удивительного: здесь пехота, танки, орудия и системы залпового огня. Все, что мы наблюдаем сегодня в Украине — штурм и оборона городов, полевые сражения, удержание и попытка захвата оборонительных линий — невозможно без боеспособной пехоты с бронетехникой.

При этом готовность Сухопутных войск Беларуси к реальной войне неочевидна. Большинство частей и соединений являются кадрированными — то есть в мирное время в них служит лишь некоторая часть личного состава. Теоретически при начале мобилизации или военных действий белорусские бригады должны быть максимально оперативно пополнены резервистами и нарастить свою численность до ста процентов.

Но пополнение войск и боевое слаживание личного состава может занять значительное время — не говоря уже о мотивации призывников воевать (сегодня не будет преувеличением сказать, что наша страна не граничит ни с одним государством, с которым белорусы охотно пойдут воевать, не задавая вопросов).

Какой техникой оснащены белорусские войска

Как и большинство постсоветских стран, Беларусь унаследовала значительное количество боевой техники от распавшегося СССР. Основу бронетехники нашей армии составляют танки и бронемашины советского производства. Почти вся материальная часть давно устарела и не подвергалась никаким существенным модернизациям. Так, на бумаге Беларусь может выставить более 1200 танков — такую оценку в 2020 году давал Центр анализа стратегий и технологий. Эта же организация утверждает, что более 800 машин находятся в резерве — т.е. не имеют экипажей.

Оставшиеся четыре сотни танков в большинстве представляют собой безнадежно устаревшие Т-72Б — в строй эта версия вошла в 1985 году, и их боевая значимость стремится к нулю. При этом у соседней Польши примерно 800 танков, львиную долю которых составляют немецкие «Леопард 2». А основой танкового парка России служат последние модернизации тех же «семьдесят вторых» — Т-72Б3, а также Т-90 и Т-80БВМ. В Украине современных танков также не очень много, но страна компенсирует это большим количеством современного противотанкового вооружения, которому белорусским машинам противопоставить нечего.

Т-72Б белорусской армии. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси
Т-72Б белорусской армии. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Есть ли у Беларуси современные танки? Можно сказать, что да. Речь идет об уже упомянутых Т-72Б3 — бюджетной модернизации Т-72, разработанной в 2011 году. Удачной эту машину называют немногие, главным плюсом считается ее  сравнительная дешевизна. Так, комплексы активной защиты, которые у России есть уже давно, на Т-72Б3 не ставятся, и перед вторжением в Украину, чтобы защититься от противотанковых ракетных комплексов, на машины стали наваривать «зонтики» — решетчатые козырьки, которые с некоторой вероятностью могут спасти танк от ракеты.

Впрочем, хороши или плохи Т-72Б3 — не самый главный вопрос, учитывая, что в армии Беларуси их всего 19. Машины закупались малыми партиями (сначала было поставлено четыре, потом 10 и потом еще пять) начиная с 2017 года, чтобы танкисты могли ознакомиться с условно современными танками и научиться на них воевать. Никакой значительной боевой ценности 19 машин не представляют.

Легкая бронетехника Беларуси — БМП-2, БТР-70 и БТР-80, разведывательно-дозорные машины и прочее — также досталась в наследство от Советского Союза. Единственный более-менее современный образец — БТР-82А, закупленный в России в 2021 году, их в войсках около семидесяти.

Похожая ситуация и в артиллерии: системы «Мста-С», «Гиацинт», «Гвоздика», имеющиеся в Беларуси, были произведены еще в СССР. Однако здесь устаревание техники имеет меньшее значение, чем, например, высокоточные снаряды или хорошая осведомленность о расположении противника (то есть речь уже не об орудиях, а, например, о беспилотниках). Поэтому сама по себе артиллерия не так уж плоха, вопрос в эффективности ее применения.

Единственным образцом новой техники в артиллерии является реактивная система залпового огня «Полонез». Никаких советских корней у нее нет, это продукт сотрудничества с Китаем. «Полонез» может с достаточно высокой точностью запускать ракеты на дальность до 200 километров (ведутся работы по производству ракет с дальностью до 300 километров, но они пока не завершены).

При этом комплекс, при всей его современности, неизбежно будет иметь некоторые проблемы в случае реальной войны. Во-первых, «Полонезов» в белорусской армии всего шесть (или даже четыре, если верить авторитетному военному справочнику Military Balance). Для конфликта с любым из соседей этого критически мало — поскольку ядерного оружия у Беларуси нет, нанести критического ущерба «Полонезы» просто не смогут. Во-вторых, полного цикла производства собственных ракет для комплекса в стране, несмотря на все усилия, так и не появилось. Оригинальные ракеты для «Полонезов» сделаны в Китае — в Беларуси их только собирают.

А что с авиацией и противовоздушной обороной?

На первый взгляд, ВВС и ПВО — самый современный и хорошо укомплектованный компонент белорусской армии. Именно для них в нулевых и десятых годах было закуплено больше всего дорогой техники — сначала чешские учебные самолеты L-39, потом учебно-боевые Як-130 и затем сравнительно современные тяжелые истребители Су-30СМ (каждый стоит примерно по 33 миллиона долларов).

В ПВО же из России поступило несколько батарей противовоздушных систем С-300ПС и комплексов «Тор-М2». Теоретически боеспособность ВВС и войск ПВО должна быть хорошей.

Но это не так. Любая ПВО представляет собой систему, включающую зенитно-ракетные комплексы дальнего, среднего и ближнего радиуса действия. Такие ЗРК взаимно перекрывают друг друга и способны более-менее эффективно создать над ключевыми объектами страны зону, где вражеской авиации будет летать крайне опасно. Также комплексы должны сбивать ракеты, вошедшие в их зону поражения.

В Беларуси эта система имеет серьезный недостаток. Единственными современными комплексами ближнего радиуса действия (до 15 км) являются уже упомянутые «Тор-М2», все прочие ближние системы («Стрела-10», «Оса») произведены еще в СССР и имеют крайне невысокую боевую ценность. А комплексов среднего радиуса действия у Беларуси практически нет.

Почти все свои ЗРК «Бук» (этот комплекс сегодня считается главной угрозой российским самолетам, бомбящим Украину) белорусское правительство продало. Активно разрабатывается новая ракета для белорусского «Бука» с дальностью стрельбы до 70 километров, но о постановке таких комплексов и новых ракет на вооружение пока ничего не известно.

Так что «средний» компонент системы ПВО Беларуси не просто хорош или плох — он практически полностью отсутствует (у нашей страны есть максимум один дивизион таких систем, а это очень мало). Что касается ЗРК большого радиуса действия, то они представлены теми самыми российскими С-300ПС — эта версия комплекса вошла в строй в восьмидесятых годах ХХ века, сильно устарела и не сможет в случае войны противостоять ни российским Воздушно-космическим силам России, ни авиации НАТО.

Поэтому единственным реально боеспособным компонентом ПВО можно признать «Торы» ближнего действия — практически все они сконцентрированы для охраны Островецкой АЭС, так что все военные объекты Беларуси, вероятно, беззащитны от атак с воздуха.

Детальнее рассмотрим авиацию. От СССР нам досталось значительное количество тяжелых истребителей Су-27, легких истребителей МиГ-29 и наиболее хорошо оснащенный завод для ремонта боевых самолетов — 558-й в Барановичах. В годы независимости Беларусь даже разработала собственную модернизацию Су-27УБМ, которая проводилась на том же барановичском авиазаводе. В начале десятых годов все Су-27 (а также бомбардировщики Су-24) из белорусских ВВС списали, отправили на склад, а о модернизациях забыли.

Весь истребительный авиапарк отныне состоял из легких МиГ-29 (две эскадрильи по 12 бортов). Однако в 2019 году вопреки логике Беларусь стала закупать у России… все те же модернизированные Су-27 под новым названием Су-30СМ. На сегодняшний день из 12 бортов, предусмотренных контрактом, были поставлены сначала два, а потом еще два самолета — всего четыре. Именно они сегодня составляют весь современный авиапарк Беларуси.

Су-30СМ на аэродроме в Барановичах. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси
Су-30СМ на аэродроме в Барановичах. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Боеспособность белорусской истребительной авиации вряд ли может оцениваться как высокая: большинство самолетов сильно устарели, от собственной программы модернизации истребителей отказались, а четыре Су-30СМ — это явно не то количество бортов, которое может эффективно защищать небо. Для сравнения, на момент начала Карабахской войны 2020 года Армения располагала таким же количеством Су-30СМ, которые теоретически были сильнее любых азербайджанских самолетов.

Ни один из истребителей за все время конфликта ни разу не поднялся в воздух, позволив азербайджанским беспилотникам безнаказанно уничтожать армянскую технику. Отдельно стоит отметить, что все истребители Беларуси находятся на единственном аэродроме в Барановичах под открытым небом, без защищенных ангаров и в случае начавшейся войны могут быть достаточно легко уничтожены еще на земле силами противника.

Штурмовая и транспортная авиация Беларуси, базирующаяся на аэродромах в Лиде и Мачулищах, невелика и целиком представлена советскими моделями (штурмовики Су-25 и транспортники Ан-26 и Ил-76). Правда, начиная с 2015 года из России были поставлены 12 учебно-боевых самолетов Як-130, которые могут использоваться и как штурмовики, но все же их главная задача — обучение пилотов.

Силы специальных операций

Элита белорусской армии. В 2007 году Силы специальных операций были выделены из Сухопутных войск и с того момента представляют собой отдельную структуру из трех бригад (5-я, 38-я и 103-я) и нескольких частей меньшей численности, всего в них служит от 4000 до 6000 человек. Ни одна из частей не является кадрированной — то есть имеет полный штат и боеспособность даже в мирное время. Белорусам эти войска печально известны по 2020 году — и 5-я бригада спецназа из Марьиной Горки, и брестская 38-я десантно-штурмовая бригада принимали активное участие в подавлении массовых протестов после президентских выборов.

В основном бойцы ССО перемещаются на бронированных или небронированных внедорожниках («Лис-ПМ», «Волат», «Богатырь» и «Дракон») или бронетранспортерах. Также в их распоряжении есть поставленные из России вертолеты Ми-8МТВ-5.

Бойцы 5-1 отдельной бригады специального назначения ССО Республики Беларусь. Источник: Telegram-канал Министерства обороны РБ
Бойцы 5−1 отдельной бригады специального назначения ССО. Источник: Telegram-канал Министерства обороны Беларуси

Слабой стороной бригад ССО является то, что собственно элитная легкая пехота — это инструмент для решения довольно узкого круга задач. Никаких танков, тяжелой артиллерии, систем противовоздушной обороны ССО не положено, держать оборону им особо нечем. Аналогичные боевые части, к примеру, украинской армии насыщены современным противотанковым и противовоздушным оружием: ПТРК Javelin и NLAW, гранатометами Carl Gustaf, ПЗРК Stinger и Piorun. Такое вооружение позволяет им эффективно противостоять российской армии с обилием техники. Белорусские ССО подобными возможностями не обладают, «постсоветского» вооружения у десантников Беларуси практически нет.

На сегодняшний день это, пожалуй, единственные воинские части, на которые руководство Беларуси может на 100% положиться как в плане лояльности, так и в плане возможности выполнения возложенных боевых задач.

А что в итоге?

Современные белорусские войска сегодня состоит из двух совершенно разных компонентов — большая и громоздкая армия советского образца, чья боеспособность вызывает вопросы (в том числе в плане ВВС и ПВО), и компактная, хорошо обученная мини-армия в виде трех бригад ССО. Последняя, несмотря на свою эффективность, целиком состоит из легкой пехоты и имеет довольно узкую область применения, так что вряд ли может использоваться как основа армии нового образца.

В своей военной доктрине Минск учитывает всестороннюю помощь Москвы. Существует также и военная доктрина Союзного государства. Однако мы имеем то, что имеем — как реальная военная сила белорусская армия, при номинально огромной численности, вряд ли может считаться достаточно боеспособной, чтобы иметь самостоятельное значение.