Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Объявят Россией и начнут забирать наших мужчин». Жители Херсона и Бердянска — об обстановке в регионе, где начинается «референдум»
  2. Макей: Минск с пониманием относится к решению Москвы о частичной мобилизации
  3. Лукашенко (в который раз) заявил, что ему «осточертело» быть у власти: «А что будет с вами?»
  4. «Прошу, пожалуйста, заверните дело, я передумал». Что говорят белорусы с российским паспортом, которых могут призвать на войну
  5. Наступление на Лиман и деспотический подход Кремля к частичной мобилизации. Главное из сводок штабов на 212-й день войны
  6. «Минск вынужден сидеть на двух стульях». Артем Шрайбман — о противоречивых заявлениях Макея в ООН
  7. Беспошлинный ввоз товаров для физлиц в размере 1000 евро продлили на полгода
  8. Лукашенко прокомментировал мобилизацию в России и пообещал, что в Беларуси ее не будет
  9. Глава МИД Эстонии о сокращении штата посольства в Минске: Такая реакция еще больше показывает преступное лицо режима
  10. В ТЦ «Дана Молл» организовали встречу подростков с блогером Миланой Хаметовой. Читатели и Минздрав рассказали о ЧП, в МЧС — опровергли
  11. Атаки российской армии и до «300 ликвидированных иностранных наемников». Главное из сводок штабов на 213-й день войны
  12. «Стоял пароль news2017». Акции на БелЖД, прослушка белорусов и взломы силовиков — интервью с представительницей КиберПартизан


Уроженец Пинска, экс-игрок БАТЭ и сборной Беларуси Виталий Кутузов провел в Италии десять лет карьеры. Сейчас белорус продолжает интересно рассказывать о любимой игре и общаться с болельщиками. Вот-вот выйдет в свет его книга «В потоке „Волны“». Она уже готова — дело за выбором площадки для продажи. Это произведение о жизни и футболе, становлении Кутузова, как игрока, и его пути в профессиональном спорте. Приводим некоторые отрывки из книги, которые Виталий уже публиковал в своем Telegram-канале.

Фото: Instagram-аккаунт Виталия Кутузова
Фото: Instagram-аккаунт Виталия Кутузова

Введение

Любое великое достижение когда-то было просто мечтой в чьей-то конкретной голове.

23 августа 2009 года. Милан. Стадион «Сан-Сиро». Предматчевая установка в раздевалке гостей:

— Парни, запомните этот день. Не думайте о деньгах, травмах и даже о результате. Играйте в удовольствие и знайте: полученные сегодня эмоции останутся навсегда. Цените момент — такое не забудется!

Пауза. Молчание. Напряженные лица. Невероятная коллективная сосредоточенность. И — последнее, торжественное напутствие наставника перед выходом команды на поле:

— Давайте «погасим свет на «Сан-Сиро»!

«Сидя в троллейбусе, крепко сжимал заветные листочки»

Неудивительно, что самые яркие для меня события столичной жизни тоже были связаны с футболом. Это касается, в частности, приезда в Минск европейских грандов — немецкого «Вердера» и итальянского «Лацио», которые встречались с белорусскими командами в еврокубковых матчах на стадионе «Динамо». Несмотря на то, что их тренировки были закрытыми (обычно они проходили за день до игры), мы с ребятами находили возможность просочиться на «Динамо», чтобы вживую посмотреть на звезд мирового футбола.

Я до сих пор помню свои непередаваемые эмоции, когда прямо перед моими глазами тренировались Ален Бокшич и Пьерлуиджи Казираги, Роберто Ди Маттео и Джузеппе Синьори, Хосе Шамот и Лука Маркеджани, Арон Винтер и другие звезды «Лацио». После окончания тренировки я, выхватив из кармана заранее припасенные листки бумаги, рванул к ним за автографами — и, что показательно, ни один из них не отказал простому белорусскому мальчишке во внимании, несмотря ни на усталость после тренировки, ни на то, что я пробрался к ним абсолютно нелегально, воспользовавшись невнимательностью работников стадиона.

На обратном пути, сидя в троллейбусе, я крепко сжимал заветные листочки, вглядываясь в каждый штрих и чувствуя себя так, как будто держу в руках кусочек космоса…

Мог ли я тогда подумать, что всего через шесть лет я буду тренироваться с одним из своих тогдашних кумиров — Хосе Шамотом, выступая вместе с ним за итальянский «Милан»! Я спросил у него, не помнит ли он тот эпизод на стадионе «Динамо», когда я, будучи подростком, взял у него автограф. Аргентинец улыбнулся и ответил — нет, но согласился, что история получилась интересная…

А для меня она была еще и показательной в том плане, что, оказывается, самая невероятная, из области фантастики мечта может стать реальностью за совсем небольшой промежуток времени — если верить в нее, идти к ней, усердно работать и искренне любить то, чему решил посвятить свою жизнь…

«Почувствовал в этом человеке какую-то особую энергетику»

…Я увидел его издалека: скромно одетый, интеллигентного вида, с короткой стрижкой и умным лицом — он никак не соответствовал стереотипному образу брутального бизнесмена из «лихих девяностых». Быстрой, уверенной походкой он подошел ко мне и, крепко пожав руку, приветливым тоном сказал:

— Здравствуй, Виталий. Рад, что ты нашел время поговорить со мной. Надеюсь, мы с тобой найдем общий язык и сможем поработать вместе.

— Спасибо, Анатолий Анатольевич. Я тоже так думаю, — ответил я, подсознательно чувствуя уважение к этому человеку.

Анатолий Капский

Капский оказался очень интересным и эрудированным собеседником. Слушая его рассказ о БАТЭ и о том, как появилась идея возрождения клуба, более десяти лет пребывавшего в забвении, я заметил, что он хорошо разбирается не только в футболе, но и в экономике, психологии, современном бизнесе, юриспруденции и других дисциплинах. Для меня это было дополнительным аргументом в пользу БАТЭ, поскольку я видел: клубом руководит грамотный человек с активной жизненной позицией и современным менталитетом, мысливший категориями реального бизнеса — в отличие от многих руководителей того времени, навсегда застрявших в трясине отжившего свой век «планового соцреализма».

Я почувствовал в этом человеке какую-то особую энергетику, страсть, способность сделать действительно что-то очень значимое. С одной стороны могло показаться, что он ставит перед собой недостижимые цели, в определенном смысле «витая в облаках», а с другой — все это отнюдь не казалось мне чем-то нереальным, поскольку я и сам по характеру являюсь максималистом, который всегда старается идти только вперед (по возможности — большими шагами).

Легко верить человеку, с которым ты ментально находишься «на одной волне». Я поверил Капскому — и ни разу об этом не пожалел.

«Тренер был большим любителем «черного» юмора»

Зденек Земан временами ослаблял субординацию и позволял себе шутить, тем самым неплохо разряжая обстановку.

Как-то раз в двусторонней игре я «запорол» несколько подряд стопроцентных голевых моментов. Причина — огромная усталость после невероятных нагрузок на тренировках. После того, как в выгодных ситуациях я вначале угодил в штангу, а потом — во вратаря, услышал недовольный голос находящегося на бровке Земана:

— Кутузов, ты сегодня забьешь что-нибудь или нет? — тренер, кстати, прекрасно говорил по-русски.

— Обязательно забью, уже в воскресенье, — устало, но с долей шутки откликнулся я, намекая на предстоящую игру.

После двухсторонки Земан провел ее небольшой разбор, а в конце произнес:

— Я тут у Кутузова спросил, когда он, наконец, забьет гол — и он ответил, что в воскресенье. Но судя по его тренировке, в воскресенье он будет на трибуне!

После небольшой паузы в раздевалке раздался дружный смех. Оказалось, что тренер был большим любителем «черного» юмора, и это действительно получилось очень смешно — особенно с учетом того, что Земан произнес свою тираду без тени улыбки, с абсолютно невозмутимым выражением на лице.

Виталий Кутузов. Фото: Reuters
Виталий Кутузов. Фото: Reuters

Объектом очередной шутки тренера я стал после матча с «Торино», который мы проиграли. Здесь есть своя предыстория: дело в том, что я редко бил по воротам издали, что вызывало недовольство Земана. Он регулярно напоминал мне, что нападающий должен угрожать воротам не только с близких, но и с дальних дистанций, периодически выражая негодование вопросами типа:

— Кутузов, у вас в Беларуси вообще ворота есть?

— Есть, мистер, но очень маленькие! — в тон ему отвечал я.

В поединке с «Торино» мне удался шикарный голевой удар примерно с 30 метров. Тренер не преминул отметить мой успех, и после матча в раздевалке сказал:

— Ребята, я думал, что поставленный дальний удар в команде есть у всех, кроме Кутузова.

И после паузы:

— Но, оказывается, у Кутузова он тоже есть! — под дружный смех игроков добавил он.

Тренер всегда требовал: мяч из аута должен вводиться в игру максимально быстро и тем игроком, который в данный момент находится ближе, чтобы не терять темп атаки. В одном из поединков мяч выкатился за боковую линию на моем фланге (я играл крайнего нападающего). Как раз перед этим я совершил несколько длительных рейдов вдоль своей бровки и немного подустал — поэтому, подобрав мяч, решил не вбрасывать его сразу, а отдать подбегающему партнеру.

— Кутузов, почему ты не ввел мяч в игру сам? — раздался со скамейки запасных возмущенный голос Земана.

— Мистер, я только что сделал несколько ускорений подряд, и решил немного кислорода в легкие набрать, — попытался оправдаться я.

— Так сядь рядом со мной и набирай! — показав на скамейку, ответил тренер.

Это оказалось шуткой — но в типичном стиле Земана: строгим тоном и с невозмутимым выражением на лице, отчего она становилась более веселой и непринужденной.

…Несмотря ни на что, я стабильно попадал в основной состав «Авеллино», отыграв за сезон 42 матча и став с 15-ю голами лучшим бомбардиром команды. При этом все мячи забивались исключительно с игры, без пенальти и прочих стандартных положений. Мне удавалось поразить ворота таких команд, как «Дженоа», «Верона», «Пескара» и других известных итальянских клубов, в том сезоне выступавших в серии «В».

Тем не менее, сохранить прописку во втором по силе дивизионе чемпионата Италии команде не удалось, и по итогам сезона «волки» отправились в серию «С».