Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  2. Украина провела самый масштабный обмен пленными: освобождены защитники «Азовстали», в том числе и из полка «Азов»
  3. В Беларуси военнообязанных массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал
  4. 215 тысяч просмотров у лжи России и 250 тысяч — у текста об убийстве Зельцера. Показываем самые популярные материалы «Зеркала» и просим вашей помощи
  5. «Может перейти в насильственное противостояние». Эксперты заявляют, что конфронтация сторонников и противников власти усилилась
  6. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  7. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  8. Российские войска усиливают ракетные удары, пока их силы истощаются: главное из сводок штабов на 125-й день войны
  9. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  10. КГБ включил в «список террористов» Тихановского, Лосика и еще 21 человека. В том числе 70-летнего мужчину
  11. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  12. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  13. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  14. Сто двадцать седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  15. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге


Гиды проводят для туристов экскурсии по катакомбам Парижа, Рима, Одессы и других известных городов. А вот в Минске спуск под землю для интересующихся его историей недоступен. Однако подземные ходы под центром белорусской столицы тоже были — более того, некоторые из них существуют до сих пор. Рассказываем, где они проходили, какие здания связывали и что осталось от минских катакомб.

Наследие монашеских орденов

Парижские катакомбы. Фото: Vincent de Groot, Wikipedia Commons
Парижские катакомбы. Фото: Vincent de Groot, Wikimedia Commons

«В 1976 году при проведении земляных работ на улице Интернациональной буквально в трех метрах от ступенек, ведущих в консерваторию — ныне Академию музыки, экскаватор ударил ковшом, что-то посыпалось, и образовалась огромная дыра. Нам, археологам, тут же сообщили, что открылись катакомбы. Как сейчас помню: подземный ход был в рост человека. Арочные своды. Стены кирпичные, много пальчатки — в XVII веке мастер делал в формующемся кирпиче продольные бороздки, как пальцами проводил», — рассказывал археолог Сергей Тарасов.

Ученые прошли по довольно просторному подземному коридору метров пять в сторону, где сейчас находится гостиница «Европа», но дальше ход был завален. По одним данным, высота туннеля составляла 1,5 метра, в ширину — метр. Под другим, ход был выше и шире — метра два в высоту и метра полтора в ширину.

…Когда в Минске появились первые подземные ходы, точно сказать невозможно. Самые ранние, если и существовали, наверняка не дошли до наших дней. А вот сохранившиеся до теперешних времен появились благодаря монашеским орденам — объединениям членов религиозных общин, соблюдавших отдельный устав своего монастыря.

Последние широко развернули деятельность в средневековой Западной Европе. Позже монахи стали создавать свои объединения и на территории Великого княжества Литовского. Всего на землях нынешней Беларуси было основано 18 мужских и 7 женских католических орденов, а также униатский орден базилиан. Именно последние, а также бернардинцы, бенедиктинцы и доминиканцы в конце XVII — начале XVIII века обосновались в историческом центре Минска в районе современной площади Свободы (раньше она называлась Соборной).

До этого Минск был деревянным, а монахи стали возводить в его центре свои комплексы, включавшие каменные монастыри и храмы. Между ними под землей и были проложены подземные ходы, достигавшие двух метров в высоту и полутора метров в ширину. Создавали ходы открытым способом. «Глубокие рвы рыли лопатами, затем возводили пол, стены, потолок и засыпали землей», — рассказывал Тарасов.

А так описывала историю создания подземных ходов под Минском в своей художественной книге белорусская писательница Людмила Рублевская:


Дзе б чалавек ні пасяліўся — найперш ён думае пра абарону і ўцёкі. Што ён робіць дзеля абароны — ведама ўсім, бо здалёк бачныя земляныя валы, каменныя муры і запоўненыя вадой ірвы. А што рыхтуецца для ўцёкаў — навакольным і не павінна быць бачна. І чым меней яны пра гэта ведаюць — тым надзейней шлях для адступлення. Мала хто здагадваўся, праходзячы па пляцы каля ратушы, што ідзе ён над падземнымі хадамі, якія з’ядноўвалі будынкі ўсяго Верхняга Гораду.

Хаця ісці цераз пляц (площадь Свободы. — Прим. ред.) было не даўжэй, чым талерку клёцак з’есці, гасцей з базыльянскага кляштара (здание по адресу площадь Свободы, 23 рядом с ратушей. — Прим. ред.) вялі на сустрэчу з Міхалам Багінскім (такого человека не существовало. Возможно, его прототипом являлся представитель рода Огинских. — Прим. ред.) менавіта праз сутарэнні. Для ўсіх князь Багінскі быў у гэты час за мяжой, займаўся мастацтвамі. Вярнуўся ён у Рэч Паспалітую патаемна, і любы лішні пагляд мог яго таямніцу выкрыць.

Дзесьці ў гэтых сутарэннях, напэўна, і былі схаваныя падчас адступлення войска Пятра I скарбы езуітаў. Пётр у Паўночную вайну жыў у менскім езуіцкім калегіюме (речь о здании по адресу площадь Свободы, 7 — теперь там находится музыкальная школа. — Прим. ред.), яму дужа спадабалася зладжаная там сістэма навучання, выкладчыкаў нахвальваў і міласцівіў… Але калі ягонага саюзніка Аўгуста Моцнага (король Польши и великий князь литовский. — Прим. ред.) шведы разбілі, як гліняны гаршчок, стаўленне перамянілася. Жаўнеры князя Шарамецьева пачалі перад адступленнем рабаваць горад, як захоплены. У храмы бессаромна ўлазілі, нават у Жоўтую царкву (Собор Святых Апостолов Петра и Павла на Немиге. — Прим. ред.), не паглядзелі, што праваслаўная — братчыкі месцічаў склікалі, ледзь абаранілі свой храм. Вось тады айцы езуіты майно сваё ў сутарэннях і схавалі… Прыйшлі шведы, разгром давершылі, а потым яшчэ і чума заявілася — пошасць любіць крывавыя часы, калі яшчэ да яе прыходу страшнае жніво пачалося… І мніхі, што ведалі таямніцу скарбаў, загінулі.

Пранцысь з цікавасцю паглядаў па баках, гадаючы, за якім паваротам мог быць запаветны ход да скарбаў. Ватман трымаў ліхтар, які асвятляў нізкія вільготныя зводы і рабіў твары падобнымі да твараў мерцвякоў.

Людмила Рублевская, цитата из романа «Авантуры Пранціша Вырвіча, шкаляра і шпега».


Причин для создания подземных ходов хватало. Монахи прятали в подземных ходах свои драгоценности и особенно важные документы, использовали их для военных целей, чтобы при необходимости ударить в тыл врагу или покинуть монастырский комплекс в случае опасности.

Из Дворца Республики — в Генпрокуратуру

Минск до 1918 года. Соборная площадь (теперь площадь Свободы). На заднем плане костел святого Фомы Аквинского. Фото: wikipedia.org
Минск до 1918 года. Соборная площадь (теперь площадь Свободы). На заднем плане костел святого Фомы Аквинского. Фото: wikipedia.org

В Минске существовали как минимум две системы подземных ходов, связанных между собой.

Пользуясь современными ориентирами, можно сказать, что первый связывал Дворец Республики и Генпрокуратуру.

На месте Дворца когда-то находился Доминиканский монастырский комплекс, включавший в себя монастырь и костел. Согласно уставу ордена доминиканцев, монахи должны были жить в полной нищете, хотя позднее это правило стало нарушаться.

Сам комплекс сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Но даже после нее на углу улиц Интернациональной и Энгельса оставался костел святого Фомы Аквинского. Он находился под защитой государства, но все равно был снесен в 1950-м. В 1980-е годы фрагменты храма все еще были в хорошем состоянии и сохранялись на высоте 1−2 метров. Архитекторы разработали проект музеефикации храмового комплекса: на свободном от застройки участке планировали воссоздать ворота и алтарь храма. Говорили даже о создании подземной экспозиции. В декабре 1993 года консервацию и музеефикацию памятника поддержали на заседании градостроительного совета при главном архитекторе Минска.

Но денег на реализацию так и не нашли. В итоге в центре столицы появился помпезный Дворец Республики. Место храма, откуда, вероятно, еще можно найти вход в катакомбы, пустует.

От современного Дворца Республики подземный ход шел вдоль теперешней Интернациональной улицы мимо здания Академии музыки (там его и зафиксировал в 1976 году Тарасов) к зданию Генеральной прокуратуры.

На месте последней в прошлом находился комплекс бенедиктинок. Это женский вариант ордена бенедиктинцев — старейшего в мире. Именно бенедектинки основали первый католический монастырь, построенный для женщин на территории Беларуси. Он появился в Несвиже для духовного и светского обучения девочек из шляхетских семей.

Часть несвижских монахинь стали основательницами минского монастыря бенедиктинок. После восстания Калиновского его закрыли российские власти, оставшихся служительниц отправили назад в Несвиж, а принадлежавшие им монастырь и костел святого Войцеха перестроили и отдали православным. Эти здания пережили две мировые войны, но тоже были снесены в советское время, в середине 1960-х.

Об этом подземном ходе сохранилось несколько свидетельств. Одно из них — археолога Сергея Тарасова — мы уже цитировали.

Здание Генеральной прокуратуры Беларуси. Фото: TUT.BY
Здание Генеральной прокуратуры Беларуси. Фото: TUT.BY

Второе важное свидетельство оставил Зенон Позняк — в будущем знаменитый политик, основатель Белорусского народного фронта, а тогда археолог и фотограф. В 1978-м он вместе с коллегой Валентином Соболем занимался археологическими исследованиями подземной сохранившейся части костела бенедиктинок. Семь лет спустя Позняк написал книгу «Рэха даўняга часу». В ней он рассказал, что рабочие, которые в 1960-е годы строили здесь ведомственные гаражи, раскопали на территории бывшего монастыря сразу два туннеля.

Первый шел к доминиканскому комплексу (о нем мы рассказывали выше). Второй — по диагонали к кинотеатру «Победа». «Рабочыя, што будавалі гаражы, спусціліся менавіта ў ход, што вёў пад кінатэатр. Але прайсці не ўдалося. У тунелі тух агонь. Там скапіўся вуглякіслы газ», — писал Позняк.

Увы, исследовать это место уже не получится. В начале 1980-х на месте бывшего бенедиктинского комплекса стали строить современное здание прокуратуры. Во время работ была уничтожена большая часть подземных конструкций.

Скелет по дороге к Замчищу и подземный ход на Зыбицкую

Вторая система подземных ходов связывала современный Дворец Республики со зданиями недалеко от улицы Немига.

Ход начинался в уже знакомом нам комплексе доминиканцев. Зенон Позняк записал воспоминания минчанки Алябьевой, прожившей всю войну в Верхнем городе: «Мне тады чатырнаццаць гадоў было, хадзілі гуляць у жоўты касцёл, што на Кастрычніцкай; ён пасля вайны руінай стаяў. Там з сутарэнняў пад зямлю ішоў ход да бернардынскага касцёла. Бывала, запалім свечкі, спусцімся, пройдзем крыху і назад вяртаемся, баімся».

Подземный ход шел в сторону двух комплексов — базилианского и бернардинского. Для начала разберемся, где они находятся.

Базилиане и базилианки — в отличие от других орденов — были не католиками, а униатами. Последние сохраняли православные обряды, но подчинялись при этом папе римскому. В ХVII веке они построили в Минске комплекс, состоящий из церкви Святого Духа, а также двух монастырей — мужского и женского. Базилиане уделяли большое внимание школьному образованию. Практически при каждом монастыре или храме действовали учебные заведения для детей.

Церковь Святого Духа. Фото: Jurasikt, Wikipedia Commons
Церковь Святого Духа. Фото: Jurasikt, Wikimedia Commons

Позже Святодуховскую церковь перестроили и переименовали в Петропавловский кафедральный собор. В 1930-х храм взорвали и отстроили уже в независимой Беларуси. Теперь в его стенах находится концертный зал детской филармонии «Верхний город» (площадь Свободы 23а). В здании мужского монастыря (площадь Свободы, 23) теперь работают самые разные заведения — от пиццерии до отделения банка. Именно из этой постройки выходили герои романа Людмилы Рублевской, который мы цитировали выше. В стенах женского монастыря (улица Энгельса, 1) теперь находится Детская школы искусств имени Глебова.

Бернардинский комплекс также состоял из двух монастырей — мужского и женского. Бернардинцы и бернардинки были одними из самых популярных монашеских орденов в ВКЛ. Их устав был не очень строгим, поэтому монахи отличались от другого духовенства простотой и отсутствием религиозного фанатизма.

От мужского монастыря сохранился костел святого Иосифа (Кирилла и Мефодия, 4), в здании которого теперь находятся государственный архив-музей литературы и искусства Беларуси и архив научно-технической документации. Женский монастырь в ХIХ веке передали православной церкви. Из комплекса сохранился собор Святого Духа (ул. Кирилла и Мефодия, 3).

Костел святого Иосифа. Фото: zedlik, Wikipedia Commons
Костел святого Иосифа. Фото: zedlik, Wikimedia Commons

По убеждению Зенона Позняка, нет никаких сомнений, что женский и мужской бернардинские монастыри были связаны друг с другом подземным ходом. Поговорив со старожилами, исследователь выяснил, что во дворике бернардинцев были два входа под землю.

«Адзін, што зачыняўся масіўнымі жалезнымі дзвярамі, знаходзіўся пасярэдзіне двара. Аб ім ведаў дворнік (прозвішча Казей). У час вайны, калі гаспадарча-камунальная служба горада амаль не працавала, ён адкапаў дзверы тунеля і адчыніў іх. Туды і скідвалі жыхары смецце і нечыстоты на працягу трох ваенных гадоў. Пасля вайны, калі рабілі рамонт у манастырскіх мурах, гэта месца засыпалі. Узровень паверхні двара за кошт падсыпкі (скідвалі будаўнічае смецце) павысіўся на адзін метр», — писал Позняк.

Этот ход вел на северо-восток в сторону реки Свислочь и улицы Зыбицкой. Он был довольно просторный (примерно в рост человека), а стены были сделаны из кирпича.

Второй ход находился в углу двора у самой костельной башни. Он также закрывался массивными железными дверями и был присыпан землей. Минчанка по фамилии Пискунова, рассказала Позняку, что в 1953-м его раскопали дети и организовали подземную «экспедицию». Мальчики и девочки скрутили белье, обвязались им, как альпинисты, зажгли фонари и пошли вниз.

«Уніз вялі цагельныя сходы, скляпенні — цыліндрычныя, вышыня іх каля двух метраў, усё выкладзена чырвонай цэглай. У тунелі было вельмі холадна, але суха. Спачатку дзеці пайшлі ў бок вуліцы Бакуніна (теперь Кирилла и Мефодия. — Прим. ред.) пад кляштар. Аднак, прайшоўшы некалькі дзесяткаў метраў, наткнуліся на пясчаны завал. Пясок прасыпаўся зверху. Далей ісці не адважыліся. Баяліся, каб іх там не заваліла. Вярнуліся да выхада і пайшлі па тунелі, што вёў на паўночны захад у бок Замчышча (они прошли в сторону современной улицы Немиги. — Прим. ред.). Метраў праз 50−70 улева ад гэтага тунеля адыходзіў яшчэ адзін калідор».

По мнению Позняка, одно из ответвлений вело к современной остановке возле станции метро «Немига», расположенной у спуска от собора Святого Духа (на том месте раньше находился один из монастырей, не сохранившийся до наших дней).

Собор Сошествия Святого Духа. Фото: Insider, Wikipedia Commons
Собор Сошествия Святого Духа. Фото: Insider, Wikimedia Commons

Следопыты пошли прямо — то есть в сторону Замчища — но через 50−60 метров наткнулись на человеческий скелет и, испугавшись, побежали назад. Об их приключениях узнали родители, после чего двери снова были закрыты.

В это же время к левому боковому нефу (неф — продольное пространство в храме, чаще всего отделенное рядом колонн или столбов) бывшей бернардинской святыни — теперь, напомним, это собор Святого Духа — пристроили крытую паперть. Таким образом, вход в подземный туннель теперь, вероятно, находится в соборе под полом паперти.

По словам Зенона Позняка, опирающимся на рассказы жителей и легенды, в XVII веке все католические монастыри и церкви в центре Минска были соединены подземными ходами. Непонятно только, существовала ли связь с иезуитским комплексом (его центр — Архикафедральный костел Пресвятейшей Девы Марии по адресу площадь Свободы, 9), поскольку его строили позже — в начале XVIII века.

Говорят, что в одном из архивов Вильнюса существует чертеж минских подземных ходов, сделанный в ХІХ веке художником Валентием Ваньковичем. Это находка очень помогла бы нашим исследователям. Но даже имеющихся фактов достаточно, чтобы в будущем попробовать откопать минские катакомбы и открыть неизвестные страницы белорусской истории.