Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  2. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  3. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  4. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  5. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  6. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  7. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  8. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  9. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  10. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  11. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  12. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  13. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  14. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  15. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  16. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  17. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
Чытаць па-беларуску


Музыкант, художник и телеведущая Катерина Водоносова в интервью проекту «Жизнь-малина» рассказала о своей борьбе с раком груди и причинах отъезда из Беларуси.

Фото: скрин с видео
Фото: скрин с видео

В мае этого года польские врачи диагностировали у Катерины рак. Она открыто и предельно откровенно пишет о своей борьбе с болезнью и уверена, что если бы держала все в себе, ей было бы хуже. Катерине уже сделали две операции, у нее начался курс химиотерапии. Девушка предполагает, что причиной рака стал стресс.

 — Больш за тое, ў лекарскім засвядчэнні напісана, што ў мяне стрэс — гэта прычына. У мяне ў сям'і ні ў каго не было раку, ніхто на яго не хварэў. Можа, нейкім чынам паспрыяла і аварыя на Чарнобыльскай АЭС. Але каталізатарам паслужыў весь гэты трындзец, які нас напаткаў у 2020−2022 гадах, — рассказывает она.

После того, как она рассказала в своих соцсетях о диагнозе, интерес аудитории к ней вырос.

— Чалавек заяўляе пра тое, што табуявана. Хаця я не ведаю з якой нагоды. Гэта ж не сіфіліс ці СНІД, хаця і гэтыя хваробы павінны быць нармальна прагавораныя, нічога ў гэтым заганнага няма. Чаму гэта выклікае асаблівую цікавасць? Напэўна, таму што людзі падсвядома баяцца такіх рэчаў. А тое, чаго чалавек баіцца, тое яго і вабіць. Я разумею, што людзям цікава чытаць пра гэтыя ўсе рэчы. Але мне асабіста не цікава чытаць пра хворых на рак, нейкія кніжкі, якія мне чамусць усе раюць пачытаць, — говорит она и отмечает, что ее можно назвать «послом рака».

 — Так, я адчуваю сябе амбасадарам раку, таму што я сутыкнулася з тым, што многія нават сярод маіх асабістых знаёмых зараз хварэюць на рак, і яны не кажуць пра гэта нікому. Яны шукаюць парыкі такія ж самыя, як іх натуральныя валасы, каб як мага меньшая колькасць людзей заўважыла, што з німі штосьці не так. І мяне гэта, шчыра кажучы, бесіць. Чаму мы павінны саромецца таго, што мы не выбіралі? Для мяне гэта такая задача: паказаць, што гэта не заган, што гэта не вынік якіх-небудзь забабонаў. Як мне таксама пішуць: «Кацярына, вас сурочылі, тэрмінова ідзіце ў царкву і стаўце свечку». Гэта праява майго цела, майго стану і мне няма за што саромецца. І мне вельмі хочацца, каб людзі, якія апынуліся ў такой ж сітуацыі, таксама перасталі гэта рабіць. Калі б я сядзела і маўчала пра свой рак, мне было б значна цяжэй. У разы цяжэй… Я не ведаю, якой моцай духа трэба валодаць, каб сам насам змагацца з гэтым. Мне прасцей, калі я бачу рэакцыю, падтрымку і мне хочацца зрабіць так, каб людзі, якія да гэтага часу чамусьці саромяцца, таксама маглі шукаць гэтую падтрымку не толькі ўнутры сябе, але ўнутры свайго атачэння, — говорит она.

Также Катерина рассказала, что была вынуждена уехать из Беларуси после того, как ей стали звонить с неизвестного номера и угрожать, что ее дети могут оказаться в приюте.

Оказалось, что семья к тому времени стояла в СОП, несмотря на то, что дочь телеведущей была победительницей республиканских олимпиад и ее фотография висела на доске почета в школе. Формальные причины были такими: Катерина к тому времени была уволена с телевидения, она не работала, была разведена, а на алименты не подавала.

Когда же она вышла второй раз замуж, оказалось, что отчим детей, в случае, если она попадет за решетку, стать опекуном ее детей не сможет. Все это послужило толчком для принятия решения уехать из Беларуси.

 — Я была гатова да адсідкі, мы ўсе тады былі пасыянарыямі, у гэтым нічога такога дзіўнага не было, усе гатовыя былі адсядзець, але ніхто не ведаў, што сядзець прыйдзецца па 10−15 гадоў. І калі я саджуся ў турму, то мае дзеці адпарўляюцца ў прытулак. Па сутнасці, другога выйсця ў нас не засталося. Трэба было вельмі хуценька з’язджаць. Гэта быў такі момант, які мяне, напэўна, падкасіў, — говорит она

Тем не менее, Катерина уверена, что события последних двух лет сделали белорусов более сильными. И ей было бы намного сложнее, если бы она узнала, что у нее рак, в Беларуси.

— Я бы сабе нажыва хавала. А зараз пасля ўсіх момантаў я стаўлюся да хваробы, як да шэрагавай падзеі. Мы столькі ўсяго зрабілі, не маючы магчымасцяў, не маючы рэчаў, таму што шмат хто выязджаў без нічога і шмат хто зараз у Беларусі не мае магчымасці нешта рабіць, але робіць. І гэта паказчык таго, што нас не зламаць, не спыніць, не стрымаць, — уверена она.