Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  2. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  3. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  4. Уроки вождения, запрет заграничных школ, новый удар по ИП. Власти подготовили изменения для школ — что в законопроекте
  5. В ISW рассказали, с какой целью российские власти размещают военную технику в гражданских районах Крыма и поощряют туризм на полуостров
  6. Вы знали, что СССР в 1948 году хотел уморить двухмиллионный город голодом? Людей спасли «конфетные бомбардировщики» — вот как это было
  7. Польские визовые центры меняют правила подачи документов для беларусов
  8. В Беларуси закрывается еще один частный вуз
  9. Не прошла в Европарламент — и приехала в Беларусь прославлять Лукашенко. Рассказываем о непростой судьбе новой героини госпропаганды
  10. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков
  11. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  12. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
  13. В Минске отреагировали на предупреждение Польши о возможном закрытии оставшихся двух пунктов пропуска
  14. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
Чытаць па-беларуску


Похоже, на фронте войны в Украине российские ВКС стали чаще использовать (и чаще терять) свои лучшие ударные вертолеты Ка-52 «Аллигатор». Британская разведка заявила, что с начала конфликта Россия потеряла уже четверть всего своего парка этих машин. Источники, связанные с ВСУ, в последние дни также все чаще рапортуют о сбитых «Аллигаторах». Разбираемся, действительно ли Ка-52 стали падать чаще, и если да, то в чем может быть причина.

Демонстрационный полет Ка-52 с отстрелом тепловых ловушек. Фото: wikipedia.org
Демонстрационный полет Ка-52 с отстрелом тепловых ловушек. Фото: wikipedia.org

Откуда мы знаем, что Ка-52 стали сбивать чаще?

Украинские военные в последние недели стали все чаще рапортовать о сбитых «Аллигаторах» — в частности, 24 октября было заявлено об уничтожении сразу трех машин. Разведка Великобритании 25 октября сообщила о том, что из 90 имеющихся для войны с Украиной Ка-52 уничтожена уже примерно четверть (то есть более 20 машин).

Нидерландский Сайт Oryx, специализирующийся на подсчете потерь боевой техники по открытым источникам с фото- или видеоподтверждениями, дает практически такую же статистику — с 24 февраля авторам ресурса удалось подтвердить 23 уничтоженных «Аллигатора». Пять или шесть из этих вертолетов были уничтожены, начиная со второй половины сентября — это почти четверть потерь за всю войну. Реальные потери РФ могут быть больше — отнюдь не всегда сбитые летательные аппараты падают туда, где их легко заснять для подтверждения потери.

Что собой представляет Ка-52

Несмотря на то что Ка-52 «Аллигатор» — самый современный вертолет российской армии и стоит на вооружении немногим более 10 лет (с 2011 года), это разработка еще времен Советского Союза. В семидесятых годах Совмин СССР озаботился тем, что у армии страны, по сути, нет полноценного ударного вертолета. Главной винтокрылой машиной советской империи был знаменитый Ми-24, сделанный по концепции «летающей БМП». Вертолет мог и уничтожать вражескую бронетехнику, и перевозить и десантировать пехоту. При этом делал и то, и другое недостаточно эффективно.

В США же тем временем испытывали ставший впоследствии легендарным AH-64 «Апач» — возможно, он и сейчас остается лучшим ударным вертолетом в мире. А на тот момент у СССР и вовсе не было ничего похожего по возможностям. Поэтому в 1976 году был объявлен конкурс на создание специальной ударной машины, «убийцы танков». В нем приняли участие два главных вертолетных конструкторских бюро СССР: КБ имени Миля и ОКБ «Камов». Если первые уже создали немало моделей для Советской армии (Ми-24 и Ми-8 и сегодня стоят на вооружении, в том числе и в Беларуси), то бюро Камова специализировалось до этого только на морских вертолетах.

Особенностью «камовской» машины стала так называемая соосная схема расположения несущих винтов. Вертолет не имеет рулевого винта в хвосте, зато над несущим винтом сверху вращается еще один такой же. Это позволяет подниматься выше и набирать высоту быстрее, уменьшает вибрацию корпуса (и пилотам становится легче целиться). Пилоты вертолетов соосной схемы могут чувствовать себя в несколько большей безопасности — у машины меньше уязвимых мест (при традиционной схеме противнику достаточно попасть ракетой в рулевой винт в хвосте, чтобы машина потеряла управление). Есть у такой схемы и недостатки, но они некритичны.

Еще одной особенностью машины стало сокращение экипажа до одного человека. Обычно в вертолете сидят двое: один пилотирует, второй стреляет. Однако в КБ «Камов» решили, что современные приборы дают пилоту достаточно возможностей, чтобы он мог управлять и системами вооружения. Одноместную машину можно было сделать меньше, легче (что позволяло повесить больше брони) и готовить меньше специалистов для вертолетного парка.

В 80-х вертолет Камова выиграл конкурс у машины Миля, и было решено, что будущей основной боевой машиной СССР будет именно «камовская» модель, которая получила название Ка-50 «Черная акула». Однако Союз распался раньше, чем поступил в войска новый вертолет. Только к 1995 году Ка-50 приняли на вооружение, да и то из-за тотального безденежья девяностых ее закупали малыми партиями. Вертолет успел поучаствовать во второй чеченской войне — и эксплуатация машины показала, что один член экипажа со всеми системами все-таки не справляется. На «Черную акулу» добавили еще одного человека, сохранив почти всю конструкцию машины прежней. Так и получился Ка-52 «Аллигатор».

Первый экземпляр Ка-52 на выставке в 2005 году. Фото: wikipedia.org
Первый экземпляр Ка-52 на выставке в 2005 году. Фото: wikipedia.org

Этот бронированный вертолет предназначен для ударов по живой силе и бронетехнике. Он вооружен 30-миллиметровой автоматической пушкой, блоками неуправляемых авиационных ракет и может нести различное управляемое вооружение (например, противотанковые ракеты «Атака» и «Вихрь» с дальностью около 10 километров). Вертолет оснащен системами обзора, дневными и ночными прицелами, радиолокационной станцией. Чтобы повысить защищенность машины, используется не только броня, но и так называемый комплекс бортовой обороны «Витебск».

Если на Ка-52 нацелилась ракета, «Витебск» оповещает о лазерном облучении (если боеприпас наводится по лазерному лучу), ставит помехи (мешая навестись ракетам с самонаведением по радару) или отстреливает тепловые ловушки (стараясь «обмануть» ракеты с тепловой головкой самонаведения).

Уникальной особенностью Ка-52 является система эвакуации экипажа — если машина подбита, пилоты могут отстрелить винты своего вертолета заранее установленным зарядом взрывчатки, а потом катапультироваться вместе с креслами вверх. Такой ход дает значительно больше шансов выжить вертолетчикам, даже если машину подбили.

Словом, Ка-52 оказался вполне удачной и современной машиной. Что не помешало КБ имени Миля, проигравшему конкурс, все же протащить на вооружение российской армии и свой вертолет Ми-28 «Ночной охотник». Теперь в ВС РФ два вертолета с почти одинаковыми функциями. Практического смысла в этом никакого — вероятно, дело в лоббизме.

По данным авторитетного военного издания Military Balance, на 2022 год в российской армии было 133 Ка-52 «Аллигатор». Скорее всего, в Украине воюют далеко не все машины — к примеру, весной российские издания писали о столкновении двух вертолетов неназванных моделей под Саратовом, причем было указано, что пилоты катапультировались. Но поскольку единственный в мире геликоптер с катапультой — это Ка-52, то однозначно можно констатировать, что крушение вдали от фронта потерпел именно «Аллигатор» (еще возможность катапультирования была на Ка-50, однако серийно он не производится).

Как сбивают лучшие вертолеты России

Это делают из самого разного оружия, включая даже модели, которые предназначены абсолютно для другого. К примеру, известно как минимум о нескольких случаях уничтожения Ка-52 из украинского противотанкового ракетного комплекса «Стугна». Иногда по вертолетам стреляют даже из систем средней дальности «Бук-М1» (можно увидеть в ролике ниже), однако они явно нужнее украинцам, чтобы держать на расстоянии российские самолеты и сбивать крылатые ракеты.

В основном Ка-52 несут потери от огня переносных зенитно-ракетных комплексов. Это наиболее массовые противовоздушные системы ВСУ, которые предназначены для стрельбы по низколетящим целям — а вертолеты летают как раз довольно низко. Для уничтожения российских «Аллигаторов» украинцы используют тактику, являющуюся частью так называемой сетецентрической войны.

Она основана на широком применении беспилотников и быстрой передаче информации по интернету. Над линией фронта постоянно висят БПЛА — как только их оптика замечает летящие вертолеты (а в небе спрятаться негде), сведения о том, кто и где летает, поступают зенитчикам. Вооруженные этим знанием и ПЗРК, ближайшие силы ПВО находят вертолет и стараются его сбить. Выглядит это вот так (на кадрах ясно видно, что дроны оказались поблизости от Ка-52 не случайно, наблюдение велось системно, причем с разных беспилотников).

С весны российские вертолеты, как мы неоднократно рассказывали, использовали так называемую стрельбу с кабрирования — запуск неуправляемых ракет по направлению вперед-вверх, задрав нос машины. Такое применение позволяет добиться большей дальности стрельбы — при околонулевой точности. Тактика имеет единственный плюс — она позволяет держаться вне зоны действия украинских ПЗРК и тем сохранять вертолеты и жизни пилотов.

Однако пользы от такого «расстреливания неба» ракетами немного, попасть в цель можно разве что случайно. Вертолет действует как слабая РСЗО (из-за малого калибра ракет), однако полет Ка-52 обходится намного дороже, чем использование грузовика Урал-4320, на котором смонтированы РСЗО «Град». Кроме того, ресурс любого авиадвигателя конечен, и использовать машину для таких «салютов» чересчур расточительно. Тем не менее подобная практика продолжается, хотя возможности Ка-52 для нее явно избыточны.

Однако стрелять с кабрирования хорошо только тогда, когда можно просто ударить по неведомым целям, не сильно заботясь о результате. Но в последние месяцы ВСУ наносили российской армии чувствительные поражения, и армейской авиации РФ волей-неволей приходится порой поддерживать свою пехоту атаками по конкретным наземным целям.

При этом, в отличие от украинских военных, российские пилоты вертолетов не имеют оперативной связи с пехотой и целеуказания от них. Потому они вынуждены подолгу находиться над полем боя, давая операторам ПЗРК украинской армии возможность бить по себе. При нормальном целеуказании вертолетам не пришлось бы заходить в зону действия переносных зенитно-ракетных комплексов: основные российские управляемые ракеты «Атака» и «Вихрь» имеют дальность 8−10 километров (ПЗРК на такое расстояние не достают).

Однако, похоже, что российские вертолетчики толком не знают куда бить. Так, в сентябре «Аллигаторы» нанесли в Запорожской области удар «Вихрями» по объекту, который сочли баржей с украинскими десантниками. Однако оказалось, что это всего-навсего опора старого моста времен Второй мировой.

Возможно, активизировавшееся участие российских вертолетов в боевых действиях связано с тем, что Россия теряет подавляющее превосходство в артиллерии — в первую очередь на Херсонском направлении, где войска РФ отрезаны от своих баз широким Днепром. Использование авиации как эрзац-артиллерии возможно, но это дорого и опасно. Сбить вертолет из ПЗРК намного проще и дешевле, чем подавить орудие управляемым снарядом из пушки или ракетой РСЗО HIMARS.

О том, что россияне пытаются использовать авиацию как средство поддержки в условиях недостаточной плотности огня артиллерии, пишет украинский военный эксперт Александр Коваленко, указывает на это и британская разведка. В ведомстве считают, что России по-прежнему не удается поддерживать достаточное превосходство в воздухе, чтобы осуществлять эффективную авиационную поддержку вблизи линии фронта, а ее артиллерийские боеприпасы на исходе.

При этом защитные системы «Аллигатора» — в первую очередь комплекс бортовой обороны «Витебск» — судя по всему, показывают себя хуже, чем ожидалось. Так, во время уничтожения очередного Ка-52 из ПТРК «Стугна» оборонный комплекс, похоже, не смог ни предупредить пилотов о лазерном облучении, ни обмануть ракету с помощью помех. И такое случается часто.

Похоже, что российские вертолеты Ка-52, достаточно хорошие и современные в общем-то машины, не могут эффективно использоваться сами по себе — без хорошей разведки, оперативной связи с пехотой, которая давала бы целеуказание, без понимания, куда стрелять. Если в условиях замерших фронтов и отсутствия контратак ВСУ с их помощью можно было просто имитировать бурную деятельность, выпуская ракеты в небо, то сейчас, похоже, Ка-52 приходится оказывать реальную поддержку своей пехоте. В условиях отсутствия многих важных звеньев армейской системы высокие тактико-технические характеристики «Аллигаторов» просто не помогают. А потому насильственное «приземление» Ка-52, вероятно, продолжится.