Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  2. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  3. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  4. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  5. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  6. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  7. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  8. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  9. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь
  10. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  11. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  12. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  13. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  14. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  15. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  16. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ


Российское издательство «Время» выпустило сборник тюремных произведений политзаключенного белорусского юриста Максима Знака. Книга называется «Зекамерон». Она уже есть в продаже в России, рассказал гендиректор издательства Борис Пастернак.

Фото: Борис Пастернак в Facebook
Фото: Борис Пастернак в Facebook

«Продается в интернет-магазинах „Озон“ и „Вайлдберриз“. Ну, и в обычных российских книжных — куда успели довезти. Идет хорошо, уже есть заказы на допечатку», — написал Пастернак.

По его словам, Максим Знак уже в курсе выхода книги.

Глава издательства привел отрывок одного из рассказов политзаключенного под названием «Это мы»:

Сегодня было его дежурство, и по этому поводу он презентовал купленные на последней отоварке инструменты: савок (так и написано), тряпка для пола. Средство для сантехники, порошок стиральный (добавить щепотку при мытье пола для свежести) и губки. Все это богатство здесь удалось купить — редкая удача!

Через 10 минут после начала уборки он с удивлением смотрел на маленькую черную гряду из мусора. Новый „савок“ пришлось наполнять дважды. А вчера была точно такая же куча. Отчаявшись понять, кто таскает мусор в камеру, он решил спросить:

— Убирали же! Откуда это все?

— Да ты посмотри: пыль с одеял, с ваты, мелкие куски штукатурки со стен, побелки сверху. Это мы. Это мы медленно ломаем тюрьму.

Тюремные рассказы Знака впервые были опубликованы в мае 2022 года в российском журнале «Знамя». На его страницах тогда вышел цикл из около полусотни коротких рассказов, написанных Максимом в СИЗО-1 на Володарского в Минске и переданных на волю в письмах к близким. Также сообщалось, что Знак написал ряд стихов и фантастическую повесть.

В октябре стало известно, что близкие Максима приняли решение больше не публиковать выдержки из его писем в интернете.

Напомним, Максим Знак — адвокат и юрист предвыборного штаба Виктора Бабарико. Его задержали в сентябре 2020 года вместе с главой штаба Марией Колесниковой. Оба проходили по одним и тем же уголовным статьям: их обвинили в заговоре, совершенном в целях захвата государственной власти неконституционным путем (ч.1 ст. 357), создании экстремистского формирования и руководстве им (ч.1. ст. 361−1), публичных призывах к захвату госвласти (ч.3. ст. 361).

Минский областной суд 9 сентября 2021 года вынес обвинительный приговор и назначил 11 лет колонии общего режима для Марии Колесниковой, для Максима Знака — 10 лет колонии усиленного режима.

До конца декабря 2021 года Знак оставался в СИЗО, затем его перевели в колонию № 3 в поселке Витьба Витебского района. В ООН признали лишение его свободы неправомерным.