Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  2. Лукашенко назначил двух новых министров
  3. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  4. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  5. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  6. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  7. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  8. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  9. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  10. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  11. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам


22-летняя лучница Карина Козловская из-за своей позиции тайно, как она сама говорила, уехала из Беларуси в мае прошлого года. На новом месте обладательница Гран-при Европы 2019 года в личном первенстве, серебряная медалистка Европейских игр-2019 и полуфиналистка Олимпиады в Токио в команде продолжает карьеру, причем уже установила пару рекордов. Узнали, как Козловская освоилась в Польше и что изменилось в ее жизни с нашего разговора в июне 2022-го. Расспросили, с какой реакцией спортсменка столкнулась после своего поступка, а также о видео для белорусских военных.

Выступление Карины Козловской на Олимпийских Играх в Токио, 25 июля 2021 года. Фото: Reuters
Выступление Карины Козловской на Олимпиаде в Токио, 25 июля 2021 года. Фото: Reuters

«Лучник», нагрузки, уважение

— Я живу в Живце. Это небольшой город на юге Польши. Население — около 30 тысяч. Выступаю за сильнейший клуб страны «Лучник». Говорящее название, не правда ли? — начинает рассказ Карина. — У меня все в порядке. Много тренируюсь. Увеличила нагрузку. Если раньше это было по 150−160 выстрелов в день, за что меня критиковали в Беларуси, то сейчас около 300. Увеличилось и тренировочное время — с 8.30 до 16.00, исключая небольшой перерыв на обед и отдых. Кроме непосредственно стрельбы, активно работаем над физической формой: три раза в неделю занимаемся в тренажерном зале, трижды в неделю бегаем. Решила попробовать, как на моем состоянии скажется увеличение тренировочного объема.

— И как?

— Пока все хорошо. Здесь, кстати, если нужно пару дней отдыха взять или в отпуск, то можно попросить у тренера. Никаких объяснительных писать не надо — все построено на доверии. Тренер прислушивается, если я чувствую, что нагрузка слишком большая.

— А что скажете об атмосфере на тренировках?

— Нет такого контроля, как в Беларуси. Все спокойно, расслаблено. Мне это нравится. Вообще не считаю, что постоянный стресс, напряг идут на пользу.

— Неужели тренеры, спортсмены не повышают голос?

— Только в редчайших случаях. Уважение — основной момент. Я тренируюсь и со старшими ребятами, кому по 28−29 лет, и с теми, кто младше меня. Конфликты, выяснение отношений здесь не приняты. Детей, молодежь могут поставить на место, но опять же все максимально корректно.

Окно, Олимпиада, паспорт

— К чему сейчас готовитесь?

— На днях будет чемпионат Польши среди всех возрастов. После этого уже начнется подготовка к летнему сезону. Зимой мало соревнований — больше тренируемся.

— Чем отличается стрельба из лука зимой от той, что мы видим на Олимпиадах?

— В расстоянии, с которого стреляем. Сейчас это 18 метров, летом — 70. Естественно, отличается размер мишени. Зимой соревнуемся в манежах, а летом под открытым небом: и в ливень, и в жару. Правда, в нашем польском клубе есть возможность постоянно стрелять на 70 м — делаем это через окно. Ставим обогреватели — и вперед. То есть стрела летит на улицу из помещения.

— Что у вас с гражданством?

— Пока в режиме ожидания. Подала заявление. Загадывать сложно, но в марте-апреле могут быть новости. Если получу польский паспорт, то буду участвовать в квалификации на Олимпиаду.

— А выступать в нейтральном статусе?

— В моем виде спорта это маловероятно. Либо с белорусским паспортом, что в нынешней ситуации очень сложно представить, либо с польским.

— А если в ближайшее время не успеют сделать новый паспорт?

— Будет шанс отобраться на Игры и в следующем году на чемпионате Европе. Конечно, очень хочу поехать на свою вторую Олимпиаду. И выигрывать медали на международных стартах.

Чупага, кубки, призовые

— За пределами Польши соревновались после отъезда из Беларуси?

— Нет. Только на местных или небольших международных стартах, которые проводились на территории Польши. В каком статусе участвовала? Мне разрешили выступать как польке. Помогло то, что подписала письмо свободных спортсменов после выборов в Беларуси и Антивоенную декларацию. Был и третий документ — что не получаю деньги от России и Беларуси.

— На одном из турниров вы выиграли золотой топор.

— Да, мне вручили чупагу. Это такой традиционный топорик у гуралей — поляков, которые живут в горных областях. Стоит дома как сувенир. Красивый — можно и на стену повесить.

— Как еще награждают в Польше?

— В основном дают кубки. На стартах выше рангом — медали. Можно выиграть и неплохие призовые. Если в Беларуси, насколько знаю, это рублей 50−60 на внутренних соревнованиях за первое место, то в Польше доходит и до 1000−1500 злотых (больше 200−300 евро. — Прим. ред.). Здесь немало стартов-мемориалов — в честь знаменитых спортсменов.

— Чем вас обеспечивает клуб?

— Платит зарплату, предоставляет жилье и обеды. Лук у меня свой. Но если нужны стрелы, другой инвентарь, тоже помогают.

— Получается откладывать?

— Да. Стараюсь особо не тратить — по крайней мере, призовые. Хотя в Беларуси после четвертого места на Олимпиаде у меня была хорошая стипендия.

ЗОЖ, цены, Беларусь

— Как вам в Живце?

— Не замечала ситуаций, чтобы на меня косо смотрели. Поляки спокойно реагируют, если слышат акцент или ошибки в словах. Наоборот, поддерживают. Недавно ходила в магазин разбираться с мобильным оператором. Надо было показать паспорт. Так, девушка сказала, что даже не думала, что я иностранка.

— А сама жизнь в небольшом городе?

— После Минска было первое время непривычно. Во-первых, здесь немного мест, где можно провести досуг. Хотя рядом есть более крупные города: Бельско-Бяла, Катовице. Можно там погулять или поехать в горы. Во-вторых, в Живце постоянно хожу пешком. Междугородний транспорт больше развит, чем внутренний. Так что сплошной ЗОЖ! Был еще клубный велосипед, но его уже отдала.

— Где выше цены?

— В Беларуси. Продукты, одежда, бытовая химия в Польше на порядок дешевле. Была в шоке, что в Живце реально прожить на 1000 злотых в месяц (около 212 евро. — Прим. ред.). Причем это не экономия. Покупала и фрукты, и те же орехи.

— В Беларусь тянет?

— Бывают всякие мысли. Увидеть друзей, сам Минск… Но понимаю, что возвращаться в Беларусь для меня сегодня точно небезопасно.

— Как относитесь к тем, кто не согласен с ситуацией в стране, но не уезжает?

— Спокойно. Кто-то смелый, кто-то более осторожный. Есть те, кто готов всем рискнуть, а другие надеются на перемены, находясь по-прежнему в Беларуси.

Карина Козловская. Фото: Instagram-аккаунт героини
Карина Козловская. Фото: Instagram-аккаунт собеседницы

Гадости, выбор, война

— Как спустя время в Беларуси отреагировали на ваш внезапный отъезд?

— Меня назвали предателем. Тренеры говорили всякие гадости. Сказали, что глупая — и точка. Теперь, естественно, назад никто не зовет. Кстати, в Беларуси в стрельбе из лука почему-то считается, что смена тренера — это прямо скандал. Надо быть со своим до конца. Иначе, как минимум, косо посмотрят, а то и вовсе спортсмен становится изгоем. Никогда этого не понимала — если для прогресса лучше тренироваться с другим тренером, то зачем удерживать атлета?

— Никто вас не поддержал?

— Только один человек из федерации. Спортсмены, с кем выступала, тоже меня отлично поняли. Мол, молодец, что так поступила.

— Вас пытались заставить вернуть олимпийскую стипендию?

— Все осталось на уровне угроз. Да и юрист, с которым общалась, мне подтвердил: нет таких механизмов, что должна вернуть деньги. Вообще у меня контракт в сборной был до конца 2022-го. Уехала из Беларуси весной, и меня сразу уволили за отсутствие на рабочем месте. Как и моментально лишили олимпийской стипендии.

— Хоть раз пожалели, что уехали?

— Скорее, были сомнения. Но потом гнала эти мысли. Хорошо понимаю, что рано или поздно не смогла бы мириться с происходящим в Беларуси. Еще и война… Я сделала выбор. Жалеть сегодня уже просто глупо.

— Вы, наверное, самая молодая спортсменка, кто публично выступил против власти, давления в Беларуси и уехал из страны.

— Даже не знаю, что сказать… У меня впереди, надеюсь, большая спортивная жизнь. Будут взлеты и падения. Что касается остального, то невозможно быть равнодушной. Находясь в Польше, могу, по крайней мере, больше помогать тем же украинцам, которые прячутся в подвалах от ракет.

Видео, шок, отдых

— В октябре 2022-го вы поучаствовали в видеообращении к белорусским военным, чтобы они не вступали в войну. Думаете, это поможет?

— Надеюсь, кто-то из них услышал наше послание и сделает все, чтобы не участвовать в агрессии против Украины. Я продолжаю верить, что многие белорусы этого не хотят.

— К нам изменится отношение в Европе, если Беларусь вступит в войну?

— Те, с кем я общаюсь, понимают: в нашей стране страшная обстановка. На белорусов не смотрят, как на россиян.

— Что из последних событий не укладывается в голове?

— Например, недавно осудили певицу Герасименко. Или признали экстремистским формированием группу Tor Band. Я была, мягко говоря, в шоке… До последнего надеялась, что у властей есть хоть капелька человечности. И что больше никого не посадят. Но становится только хуже.

— Что вам помогает отвлечься?

— Фильмы, сериалы. Читаю книги, рисую. Пассивный отдых. Плюс в Беларуси мне помогла работа с психологом. Теперь лучше знаю, что надо, чтобы успокоиться и отключиться от всех тревог.