Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  2. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  3. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  4. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  5. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  6. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  7. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  8. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  9. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  10. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  11. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  12. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину


Она — бронзовая призерка Олимпиады в Рио-де-Жанейро в многоборье (2016), чемпионка мира в упражнении с обручем (2013), обладательница россыпи серебряных и бронзовых наград на чемпионатах мира и Европы по художественной гимнастике. После завершения карьеры украинка Анна Ризатдинова основала академию, которая сегодня продолжает работать, несмотря на войну. Мы поговорили с уроженкой Симферополя о возможном допуске спортсменов из России и Беларуси в нейтральном статусе, семейном конфликте, Крыме, молчании гимнасток и ненависти к странам-агрессорам.

Анна Ризатдинова. Фото из личного архива героини
Анна Ризатдинова. Фото: из личного архива героини

Молчание, Галкина, ракеты

— Вправе ли мы требовать выражения гражданской позиции, зрелых взглядов от молодых спортсменок, которые сутки напролет тренируются в зале?

— В любой ситуации надо оставаться человеком. Не раз ставила себя на место россиянок. Допустим, я не разбираюсь в политике. Зеленский там, Шойгу — вообще не в теме. Мое дело — представлять страну. Но сейчас молодые спортсмены не смотрят телевидение, а сидят в соцсетях. Нельзя не увидеть, что в соседнем государстве убивают людей. Просто невозможно за год не заметить эту информацию! Ирпень, Буча, в Мариуполе погибла от российских бомб 11-летняя гимнастка Катя Дяченко… Мне сложно сказать, что я бы сделала. Но, по крайней мере, высказалась бы в соцсетях и выразила поддержку в личном сообщении. Пусть и самое нейтральное: «Аня, я не знаю, кто прав, — просто держись». Достаточно пары слов. За все время мне написала лишь один российский тренер. Больше никто, хотя в России и Беларуси сотни гимнасток.

О каком нейтральном статусе мы тогда говорим? Если спортсмены молчат о войне, значит, согласны с ней. Белоруска Катя Галкина, которая соревновалась со мной на Олимпиаде в Рио, вообще писала, мол, все стали разбираться в политике, дипломатии, хотя ни у кого нет достоверной информации и так далее. Знаете, раньше уважала спортсменок из Беларуси и России за труд. Ту же Алину Горносько, которая завоевала медаль на Олимпиаде и стала чемпионкой мира… Но сегодня только негатив из-за полного молчания. У Горносько и других спортсменок в соцсетях своя реальность: чашечка кофе, новый хороший день. Для меня этих людей уже не существует. Вообще. Как и стран, которые они представляют.

— Жестко.

— Иногда сидишь и думаешь: неужели нужно, чтобы ракета прилетела в чей-то двор, чтобы осознать происходящее? Я сейчас с ребенком за границей и пока не рискую возвращаться. Но ладно я — по крайней мере, работа отвлекает, забота о сыне. А сколько украинцев, которые лишились детей, родителей? Кто-то просто шел по улице, кто-то был в торговом центре, кто-то отдыхал дома… Сколько семей, браков уже распалось, потому что женщины с детьми уехали от войны и вынуждены находиться вне дома, а мужчины остались в Украине? Но гимнасткам из Беларуси и России этого не понять, как у людей не по своей воле в один день ломается жизнь! Пока для некоторых спортсменов не все однозначно и виноваты НАТО, США, закулисные игры, есть лишь факты: танки едут из России, а ракеты летят в том числе из Беларуси. И мои люди гибнут! Мои!

Я уважаю только тех, кто собрал вещи и уехал за границу. Вот это позиция. У них был налажен в России, Беларуси быт, бизнес, но они не стали молча смотреть на происходящее. Хотя когда человек достает в Европе российский паспорт, меня прямо передергивает. Пробуждается агрессия. При этом я понимаю, что конкретно он или она могут быть против войны. Но вот хочется подойти и сказать гадость. С трудом удерживаю себя в руках.

Бах, борды, Лужники

— Как относитесь к новым рекомендациям МОК о возвращении белорусов и россиян на международную арену?

— Я неприятно удивлена, что новые критерии появились в принципе. Руководитель МОК Томас Бах приезжал в Киев летом 2022 года, общался с президентом Владимиром Зеленским, говорил о солидарности со спортсменами из нашей страны. Это был хороший сигнал. Казалось, Бах понимает, что на самом деле происходит в Украине, как война коснулась всего спорта в стране. Это не только инфраструктура, но и моральное состояние людей. Так или иначе почти у всех атлетов есть родственники, которые сейчас находятся в ВСУ и защищают наш дом.

— Почему МОК все-таки решил искать пути допустить россиян и белорусов?

— Деньги и спонсоры. У России большие ресурсы. Возьму художественную гимнастику, в которой я всю жизнь. «Газпром» и ВТБ — два ведущих спонсора. Мне даже не надо звонить в Международную федерацию гимнастики для подтверждения. Все борды вокруг ковров на чемпионатах мира и Европы — логотипы российских компаний. Иных причин закрывать глаза на происходящее в Украине не вижу. К тому же Бах снял ответственность с МОК и переложил на федерации — мол, окончательное решение за ними. Посмотрим. Некоторые хотят вернуть россиян и белорусов, другие нет. В гимнастике решение примут в середине мая.

— Без россиянок и белорусок соревнования потеряли в конкуренции?

— Наоборот. Мы видим, как гимнастика стала развиваться географически. На пьедестал попадают спортсменки разных стран. Россияне и белорусы могут говорить что угодно, но через некоторое время никто не вспомнит состав участников — в истории останутся только имена победителей и призеров. И этот поезд уже не остановить… Наверное, все началось с Олимпиады в Токио, когда представительница Израиля Линой Ашрам победила «российскую империю». Сейчас очень рада за Германию, которая выиграла на чемпионате мира 2022 года пять медалей. Хотя не во всех немецких городах есть художественная гимнастика в принципе. Хорошо знаю ситуацию, потому что немало спортсменок-украинок, в том числе из моей академии, уехали в эту страну для временной защиты.

— Что думаете, когда спортсмены, например белорусская теннисистка Арина Соболенко, говорят, что, во-первых, не они развязали войну, а во-вторых, от их слов ничего не изменится?

— Чуть больше года назад мы видели циничный концерт в Лужниках. Там были и гимнастки — сестры Дина и Арина Аверины. В спортивных куртках с символом Z. После этого мероприятия они выставили фото в соцсетях, но уже затерли букву. О чем можно говорить? Я уверена, что Ирина Винер (глава Всероссийской федерации художественной гимнастики. — Прим. ред.) сказала им идти на концерт в приказном порядке. Наверное, Аверины даже не осознают, что значит Z. Но это печально, что спортсменки такого уровня не имеют права голоса.

Выступление Анны Ризатдиновой во время соревнований по художественной гимнастике на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро 20 августа 2016 года. Фото: Reuters
Выступление Анны Ризатдиновой на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро, Бразилия, 20 августа 2016 года. Фото: Reuters

Дерюгины, Минск, бойкот

— В российской художественной гимнастике много лет все вертится вокруг Ирины Винер, в Беларуси командует Ирина Лепарская. Вы добились высот во многом благодаря Альбине и Ирине Дерюгиным. Насколько они были деспотичными?

— Три Ирины… Дерюгины тоже были очень требовательными тренерами. Мы тренировались круглогодично — только на Новый год отпускали. Если россиянкам и белорускам, знаю, давали паузу после крупных турниров на несколько дней, то Альбина Николаевна, которая умерла 29 марта этого года, светлая ей память, считала, что любой выходной приводит к потере формы. Но я смотрела фильм «За пределом» про подготовку к Олимпиаде в Рио Маргариты Мамун (олимпийская чемпионка 2016 года. — Прим. ред.). После всех кадров про жесткость Винер, поняла, что росла в сборной, окутанной любовью. Да, девушка, спортсменка может вывести из себя, и ее надо поставить на место. Но это не оправдывает унижения личности. Всегда есть грань. У нас не доходило до рукоприкладства. Более того, у Дерюгиных не было такого: дали команду — все пошли делать. Ирина Ивановна, Альбина Николаевна ценили право голоса каждой девочки. Я могла сказать, если мне не нравилось упражнение. Не было стадного чувства, что всем надо следовать за вожаком или молчать.

— Помните свои выступления в Беларуси?

— Да, конечно. У меня были в Минске медали на чемпионатах Европы. Последний раз выступала, думаю, в 2015 году. Попадая в Минск, чувствовала себя так, словно я переносилась назад во времени, пусть и не жила в СССР. Очень чисто, хорошие свои товары (помню качественные шампуни, кремы), широкие улицы, но общались с девчонками и сходились во мнении: «Как тут, наверное, скучно жить». Могу ошибаться, но по сравнению с Киевом контраст был разительным. Мы и десять лет назад были более свободными, продвинутыми, что ли. Занимайся чем хочешь, говори на любом языке… У меня, кстати, была подруга из Беларуси, хорошо общались, она звала в гости. Но после начала войны все сошло на нет.

— Если белорусок и россиянок вернут, будете смотреть гимнастику?

— Нет. Однозначно. Не буду посещать соревнования, следить за ними. Спорт давно в политике. И для меня нонсенс допускать белорусов и россиян в любом виде, когда уже больше года продолжается ужасная война и убивают мирных жителей. Надеюсь, что по меньшей мере на Олимпиаду атлетов из стран-агрессоров не допустят. Должно быть в мире хоть что-то хорошее. Не могут наши спортсмены умирать, а они — выходить на площадку, пусть и в нейтральном статусе.

— К возможному бойкоту соревнований украинцами как относитесь?

— Очень тяжелый вопрос. Как спортсменка склоняюсь к тому, что надо выступать. Если бы в нынешних условиях готовилась к Рио, а мне бы сказали бойкотировать Игры, то, наверное, повесилась бы. Отказываться от дела всей жизни невероятно трудно! Но нельзя забывать, что в Украине идет война. Каждый день гибнут люди, которые сражаются за нашу свободу и независимость. Если россиян и белорусов все-таки вернут в цивилизованный мир, то конкретно в этом случае нужно бойкотировать. Не могут украинцы позволить себе даже ступить с ними на один ковер после того, что Россия и Беларусь сделали с нашей страной.

Серебряная призерка Анна Ризатдинова во время церемонии награждения после финала индивидуальных соревнований по ленточкам на 32-м чемпионате мира по художественной гимнастике в Киеве 29 августа 2013 года. Фото: Reuters
Серебряная призерка чемпионата мира Анна Ризатдинова на церемонии награждения после финала упражнений с лентой. Киев, Украина, 29 августа 2013 года. Фото: Reuters

Крым, мама, выбор

— Был курьезный случай, когда вы выиграли в упражнениях с обручем на чемпионате мира — 2013 в Киеве, но в вашу честь поставили российский гимн. Разбирались, кто был виноват в той истории?

— Простой человеческий фактор — никакого умысла. За пультом сидела украинский тренер, которая делала одно и то же каждый год. Видимо, все, в том числе она, тогда настолько свыклись с победами россиянок, что случайно снова включили гимн этой страны.

— Когда вы были в родном Симферополе последний раз?

— В 2012 году — после Олимпиады в Лондоне. Безумно скучаю по родным местам! Крым для меня — это всё. Горжусь своим происхождением. Считаю, солнце, море, климат рождают добрых, позитивных людей. Много, кстати, выдающихся украинских спортсменов родились в Крыму: боксер Александр Усик, пловчиха Яна Клочкова, гимнастка Екатерина Серебрянская. В Симферополе по-прежнему живут мои бабушка с дедушкой, мама… Это больная тема.

— Они сегодня не на стороне Украины?

— Много недопонимания, конфликтов. Бабушку уже перестала пробовать переубедить. Она искренне считала, что русские нас начали спасать… Мама… С ней сложнее. Это современный человек, она не смотрит телевизор. Понятия не имею, как их там в Крыму зомбируют: где говорят, что… Так и у других знакомых: виноват кто угодно, но не Россия. Зомбируют даже самые здоровые головы. Может, девять лет оккупации уже дали о себе знать. Не знаю… Мы не раз ругались с мамой. После одного из таких резких разговоров в конце прошлого года у нее случился инсульт… У меня нет другой мамы. Я просила ее уехать из Симферополя, но она не хочет. Что ж, это ее выбор. Не могу заставить взрослого человека поменять позицию. Сейчас ограничиваемся максимально нейтральными темами.

— Вас задевает, когда люди верят пропаганде больше, чем своему родному человеку?

— Конечно. Я виню в этом Путина и Россию. Вражды бы не было, если бы не началась эта бессмысленная война.

— Что-то хорошее в плане развития региона с Крымом случилось после начала оккупации?

— Об этом у мамы не спрашиваю. Табу. Меня просто не волнует, что Россия сделала с залами, в которых я тренировалась, или любимой набережной, где гуляла.

Анна Ризатдинова во время мастер-класса в Германии. Фото из личного архива героини
Анна Ризатдинова во время мастер-класса в Германии. Фото: из личного архива собеседницы

Соседи, Рома, ад

— Что вам придает мотивации сегодня, когда вы с ребенком вдали от дома, а война продолжается?

— Мысли о победе. Думаю, со мной согласятся все украинцы. Это мысли, что рано или поздно мы вернемся домой и будем жить в независимой Украине, которую не тронет ни один идиот. Правда на нашей стороне, ведь мы защищаем свой дом, какой бы бред ни показывали в России по своему «Первому каналу». Хотя иногда до сих пор не верится в реальность происходящего. Было невозможно поверить в войну даже в начале февраля 2022 года, несмотря на все слухи.

— Какой видите Украину в будущем?

— Мы сделали выбор в пользу европейского пути. Ничего иного не представляю, особенно возвращения в «совок» в том или ином виде. Просто нам не повезло с отдельными соседями.

— При вашей жизни ненависть к белорусам и россиянам утихнет?

— Нет. Более того, агрессия будет только расти. Моему сыну пять лет. Представляете, какая травма у детей, которые покинули страну из-за войны? Кто-то лишился отцов, братьев… Мой Рома не раз спрашивал: «Мама, почему мы не в Киеве? Почему мы не с Валей (любимой воспитательницей) и не в моем садике?» Я ему пыталась объяснить про солдат, танки, оружие — в игровой форме, как могла. Сказала, что на нас напали русские. Он такой: «Почему?» На этот вопрос у меня не было ответа.

— Вы сохранили свою академию гимнастики?

— Да, она по-прежнему функционирует в Киеве. Первые полгода было шоковое состояние, надеялись, что скоро все закончится. Но потом решили вернуться к работе. Полностью сменили тренерский состав — многие ведь уехали за границу. До войны в академии было 120 детей, сейчас 50. Зимой был ад… Дети тренировались без света. Но родители креативные — наклеивали на булавы, например, неоновые изоленты, чтобы дети видели предметы. Закупали прожекторы, свечи. Дети, кстати, уже не боятся сирен воздушной тревоги. Горжусь ими! Я приезжаю иногда в Украину, но в основном все контролирую онлайн. Хотя собираюсь уже вернуться окончательно. Не хочу жить за границей. И сына тянет домой.