Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  2. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  3. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  4. Жесткая авария в Минске: автобус влетел в фуру, пострадали 14 человек
  5. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  6. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  7. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  8. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  9. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  10. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  11. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  12. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  13. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  14. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  15. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  16. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  17. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  18. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  19. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
Чытаць па-беларуску


Легкоатлетка Кристина Тимановская, которая выступит за Польшу на чемпионате мира, в своих соцсетях делится и подробностями личной жизни. Так, на днях она рассказала, что за два года эмиграции трижды расставалась с мужем. Арсений Зданевич — в прошлом призер чемпионатов Беларуси в барьерном беге. А сегодня он тренер по фитнесу и партнер известного пловца Евгения Цуркина по связанному с авто бизнесу. Мы узнали у Арсения, как ему пришлось выбираться из Беларуси из-за скандала вокруг супруги в Токио. Обсудили, чем мужчина занимался после завершения карьеры. Спросили о его отношениях с женой и как он относится к ее медийности.

Арсений Зданевич. Фото: личный архив собеседника
Арсений Зданевич. Фото: личный архив собеседника

Талай, флаг, Ковальчук

— Вы рано закончили карьеру — в 22 года.

— История такая. Моей основной дистанцией были 110 м с барьерами. На последнем чемпионате Беларуси, в 2018 году, в финале бежал с травмой. Боролся за место в национальной сборной. Финишировал третьим среди белорусов. По всем показателям проходил — в тот год выиграл Универсиаду, был вторым в Кубке страны. Но в национальную команду в итоге взяли человека, который уступал мне по результатам. Стал разбираться. Как оказалось, в нашей легкой атлетике есть тренеры со связями. И они могут протолкнуть в сборную своих учеников. Решил, что нет смысла бегать ради условных 400 рублей, и закончил со спортом.

— Кто вас тогда тренировал?

— Наша известная барьеристка Алина Талай. Она в тот момент часто выступала за границей. И вступаться за меня в Беларуси у нее не было времени.

— Как могла тренировать действующая спортсменка?

— По документам тренером значилась моя первая наставница — Галина Рябова. Но фактически сотрудничал именно с Талай.

— Где она сейчас, кстати?

— Хороший вопрос. Готовилась к Олимпиаде в 2021-м, но помешала травма. С тех пор о Талай ничего не слышно. Последний раз общался с ней два года назад. Когда начался весь этот скандал с Кристиной [Тимановской] в Токио, то мне позвонила старший тренер сборной по спринту, интересуясь, где я, а затем Алина. Уже был тогда в Киеве. Потом с ней пытался связаться, но Талай не отвечала на сообщения и не поднимала трубку. Хотя мы дружили и общались и вне спорта.

— Другую барьеристку, Эльвиру Граборенко (до замужества Герман) недавно раскритиковала ваша жена.

— Да, Эльвира подписала письмо за честные выборы, а в конце июля этого года на чемпионате Беларуси клеила на номер красно-зеленый флаг, причем налепила его неправильной стороной. Что сказать… Граборенко была одной из первых, кто предлагал выступить в 2020-м против беспредела силовиков. Но сегодня, видимо, ее все устраивает.

— Почему?

— Наверное, поняла, что никому не нужна за пределами страны. А менять гражданство — надо отбывать карантин. Вот и решила, что будет выступать дальше в Беларуси. Возможно, Минспорта тоже повлияло.

— В каком плане?

— Когда работал в РЦОП по легкой атлетике, к нам не раз в 2020-м приезжал министр спорта и туризма Сергей Ковальчук. Ну и начиналось: «Вы ничего не понимаете. Беларусь — лучшая в мире страна». И все в таком духе — лил воду в уши. Я, например, говорил: «Послушайте, на моем участке проголосовало 200 человек, а в итоговых протоколах — 500. Как такое возможно?» Естественно, Ковальчук сразу переводил стрелки. Ему требовалась полная лояльность спортсменов. И контроль, понятное дело. Перед Токио спортсменов буквально закрыли на сборах в Стайках, чтобы вдруг не сказали «крамолы» в интервью.

Наркотики, предательница, дорога

— Чем вы занимались в Беларуси после завершения карьеры?

— Сменил несколько профессий. Например, был личным водителем в казино. И там же подрабатывал охранником. Продержался несколько месяцев — насмотрелся всякого, да и ночные смены выматывали. Это казино в Минске закрылось в 2019-м, так что легко догадаетесь о названии. Владельцы порой баловались наркотиками. Однажды куда-то ехали, и мужчину так «штырило», что он не переставал бить ногой заднее сиденье. Еще спокойно при мне звонили по громкой связи, обсуждая, где и что можно купить. По правилам у нас забирали личные телефоны на время смены — видимо, поэтому руководители думали, что никто не узнает подробностей.

Потом поступило предложение поработать инструктором-методистом в РЦОП по легкой атлетике. Больше занимался оформлением документов, но и была возможность помогать с тренировками жене. Проводить разминку, засекать время. Правда, зарплаты не хватало — иногда таксовал. Параллельно ходил на курсы по массажу, фитнесу. В 2021-м успел поработать несколько месяцев в тренажерном зале.

— Тут и произошел скандал с Тимановской в Токио?

— Да. Причем изначально не предполагал, что поднимется буря. Кристина возмутилась, что ее поставили перед фактом — бежать эстафету 4×400 м. Думал, на следующий день все переговорят и успокоятся. Но вышло иначе. Когда увидел передачу, где жену назвали предательницей, понял, что все серьезно. На следующее утро позвонила Кристина. Сказала, что ее хотят вернуть в Беларуси. Спросила, что делать. Не советовал ей возвращаться, а то еще «приняли» бы сразу в аэропорту.

— Что было дальше?

— Позвонили из Фонда спортивной солидарности и сказали, что у меня есть четыре часа, чтобы собрать вещи и покинуть Беларусь. Побросал в сумку необходимое, с трудом забрал машину, которая была в ремонте, заплатил кучу денег за страховку и через Россию поехал в Украину. А оттуда спустя пару дней направился в Польшу. Никаких приключений, к счастью, в дороге не было.

— Вас удивила ситуация в принципе, что Тимановскую хотели заявить бежать чужую для нее дистанцию?

— Удивило, что это случилось на Олимпиаде. А так в нашей легкой атлетике были всякие косяки. Например, однажды, кажется, на командном чемпионате Европы среди молодежи девушку заявили не прыгать в высоту, как надо бы, а метать молот.

— Да ладно!

— В итоге спортсменка метала молот.

Спецслужбы, база, авто

— Вас еще охраняют в Польше?

— Нет. Перестали примерно с ноября прошлого года. А поначалу да, у польской стороны были опасения, что нас выкрадут спецслужбы. В основном меня и Кристину охраняли два человека. Плюс водители. Первые два месяца мы вообще практически не выходили из дома. У нас появились новые телефоны. Общаться могли только с родителями и очень близкими друзьями. Если нам передавали вещи из Беларуси, то их тщательно проверяли. Иногда Кристине разрешали тренироваться, но никого не должно было быть в это время на стадионе — охрана стояла по всему периметру. В магазин ездили, и нас постоянно сопровождали. Со временем они поняли, что риска нет, и мы вздохнули гораздо свободней.

— Инцидентов не было?

— Нет. Но однажды показалось, что за нами следят. Так совпадало, что когда мы начинали разговаривать по телефону, то мужчины в доме напротив надевали наушники и подходили к компьютерам. Словно вели прослушку. Мы стали нервничать, позвонили охране. Те понаблюдали, в том числе из нашего дома, ведь просто так зайти в чужую квартиру в Польше нельзя. Когда их пробили по базе, то выяснилось, что это безобидные иностранцы. Короче, просто странные люди, которые про нас и не знали.

Арсений Зданевич. Фото: Instagram-аккаунт собеседника
Арсений Зданевич. Фото: из Instagram собеседника

— Как к вам и Кристине относятся поляки? В прошлом году у вас был конфликт в Закопане, когда пришлось вызывать полицию из-за шумного поведения выпивших местных.

— Большинство — с пониманием. Они в курсе проблем белорусов и помогают украинцам. Но есть те, кому не нравится, что в стране много беженцев. Причем в этом иногда виноваты сами украинцы. Были случаи, когда они крали вещи поляков, пользуясь добротой и радушием.

— Расскажите, как стали развивать с Евгением Цуркиным бизнес, связанный с покупкой битых автомобилей?

— Знаком с Женей около года. На первых порах у нас не было грандиозных идей. Я работал изначально с другим белорусом — перегоняли машины из США. Но мне не нравился его подход к делу. Решил, что буду всем заниматься сам. А потом узнал, что Женю интересует эта тема. И стали работать вместе. Прошли обучение. Сейчас уже все налажено: подбираем авто под заказ — и доставляем клиентам. Партнер больше занимается рекламой, отвечает клиентам, а я нахожу машины и просчитываю цены. Иногда он берет на себя часть моих обязанностей. В планах еще заняться арендой премиальных автомобилей и открыть детейлинг — комплексный уход.

Подарки, одежда, блогер

— На годовщину свадьбы месяц назад вы презентовали жене недешевую Audi.

— Так совпало, что Кристина хотела этот автомобиль, чтобы ездить на тренировки и по своим делам. Изначально думал найти машину в США, но подвернулся хороший вариант с новой Audi. Решил не скупиться.

— А супруга вам часто что-то дарит?

— Памятные даты, какие-то праздники она, конечно, не забывает. На последнюю годовщину свадьбы, например, подарила дорогие часы.

— По-прежнему мечтаете о собственном фитнес-клубе?

— На данном этапе больше интересно то, что связано с авто. Они всегда будут пользоваться спросом. А в хороший фитнес-клуб в Польше, по моим подсчетам, надо вложить не менее полумиллиона долларов. Пока эта сумма, мягко говоря, неподъемная.

— Как вышло, что вы с женой потеряли восемь тысяч долларов на бренде одежды, который мечтала раскрутить Тимановская?

— Обычно мы с Кристиной советуемся перед принятием решения. В той ситуации последнее слово было за мной. До последнего сомневался, стоит ли в это ввязываться. Манера общения людей, которые занимались производством одежды, не понравилась. Но они обещали, что быстро выйдем в плюс. Напирали на свой опыт в данной сфере. В итоге они нас подвели: и с ценами был просчет, и раскрутки не хватало, и не весь товар, что планировали, продавался в магазине. Впрочем, уже поздно жалеть. Зато попробовали и получили дорогой опыт.

— Кристина порой выносит на публику подробности вашей личной жизни — те же ссоры. Вам это по душе?

— Пару раз удивлялся. Спрашивал, зачем ты это написала. «Я блогер», — так объясняла (смеется). Не лезу в ее проекты. Но вроде ничего серьезного Кристина сейчас не раскрывает посторонним.

Баланс, ссоры, бизнес-жилка

— Вы в браке уже шесть лет. Какой характер у жены?

— Боевой. А у меня более мягкий, можно сказать. Получается нормальный баланс. Два человека с боевым характером — это было бы слишком.

— Кристина писала, что за два года жизни в Польше вы трижды расставались, но все равно сходились.

— Да, из-за ссор могли не общаться неделю-две. О причинах не хотел бы говорить — это личное. В некоторых моментах я неправильно поступал, в некоторых — она. Одно на другое и накладывалось. Но потом остывали и понимали, что роднит нас гораздо больше. Уже десять лет вместе, если считать с момента знакомства.

Арсений Зданевич и Кристина Тимановская. Фото: Instagram-аккаунт Тимановской
Арсений Зданевич и Кристина Тимановская. Фото: Instagram-аккаунт Тимановской

— В Беларуси тоже ссорились?

— Да, всякое бывало. Место жительства тут не играет роли. Главное, желание совместными усилиями уладить разногласия.

— Что вас объединяет с женой?

— Во-первых, не зациклены на спорте. У нас много разных проектов, идей. Бизнес-жилка. Во-вторых, пережили ряд моментов, которые не сломали наши отношения. Когда вся эта ситуация с Кристиной случилась в Токио, а я был в Киеве, то в один момент она вообще не выходила на связь. Стали писать, что она летит в Австрию, а не Польшу. Думал, что уже не увижу жену. Но прошли и то испытание. Ссоры ссорами, однако обычно хорошо ладим.

Анонимы, Азаренок, финал

— Еще встречаете оскорбления в адрес Кристины в соцсетях?

— В последнее время негатива стало меньше. Раньше нередко бывало, что ее обвиняли в предательстве. Помню, писали и мне. Мол, куда ты поехал, зачем. Не понимали как будто, что Кристина — моя жена, и я должен быть рядом с ней. Особенно в трудной ситуации. Писали обычно анонимы. Пропагандисты еще активно высказывались — например, Азаренок. Но когда Кристина предложила ему дебаты в прямом эфире, то отказался. Дескать, некогда. Просто слился.

— Вас когда-нибудь задевало, что у жены карьера успешнее?

— Вообще нет. У меня была другая дисциплина, другие соперники. Конечно, все хотят попасть на Олимпиаду, но адекватно оценивал свой уровень. С тем же Виталием Парахонько, за которым всегда тянулся на своей дистанции, хорошо общались. Никакой зависти. Не вышло у самого — это не повод злорадствовать. Так что только рад успехам Кристины.

— Понимаю, что немного гипотетический вопрос. Но каков ее потенциал?

— Уверен, что она может бежать на Олимпиаде в финале на 200 метров. На стометровке сложнее. В целом у нее хорошая динамика результатов после переезда в Польшу. Посмотрим, как будет на международных турнирах. Кристине нравится работать с польским тренером. Совсем иной подход и отношение к спортсменам. Нагрузки даются с учетом особенностей организма, слабых мест. А в Беларуси работают еще по методичкам 1990-х годов и применяют накатанную схему ко всем подряд.