Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  2. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  3. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  4. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  5. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  8. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  9. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  10. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  11. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  12. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  13. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  14. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  15. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
Чытаць па-беларуску


Она провела год в составе гродненской «Олимпии» и в 2011-м стала бронзовой призеркой чемпионата Беларуси. Сегодня Мария Дубас — тренер киевской СДЮШОР и клуба МОБИ, а также ассистентка главного тренера в баскетбольной сборной Украины до 16 лет. Война кардинально поменяла жизнь женщины — вместе с детьми (и своими, и юными воспитанницами) ей пришлось покинуть родную страну, надолго оказавшись вдалеке от дома. Мы обсудили, как боевые действия изменили украинских детей, вспомнили выступление Дубас в Гродно и поговорили о ее отношении к белорусам.

Мария Дубас. Фото: личный архив героини
Мария Дубас. Фото: личный архив героини

О детских тренерах и стимулах

— Начала тренировать в 2017 году, — рассказывает Мария. — Всегда знала, что это тяжелый хлеб. Думала, что не захочу работать тренером. Помню, от первого занятия были неоднозначные впечатления. Но постепенно затянуло. Дети искренни, много отдают. И ты не можешь в ответ быть равнодушным. Поэтому все детские тренеры, кого знаю, — настоящие фанаты. Например, иногда кто-то из девочек у тебя ночует — родители не успели забрать. Иногда надо помочь что-то купить, подвезти — это в порядке вещей. Погружаешься в жизнь воспитанниц. И, конечно, они становятся совсем не чужими. У меня в семье три мальчика. А тут девочки-баскетболистки от 6 до 15 лет. Весь комплект.

— Что насчет вашей мотивации детского тренера?

— Понятно, что сегодня у страны иные приоритеты. А до войны с каждым годом условия постепенно улучшались — в 2017-м они были совсем скромными. На баскетбол выделялись дотации, и тренеры тоже не чувствовали себя в обиде. По крайней мере в Киеве — в регионах условия были похуже. За 100 долларов не пошла бы работать.

— Какую зарплату считаете достойной?

— Чтобы голова не особо болела, на что жить, это хотя бы 500 долларов для молодого специалиста.

— Чем может затянуть современный спорт?

— Хороший вопрос. Финансовый стимул уже не столь важен. Все-таки хватает семей, в которых родители могут купить детям хороший телефон или другие вещи, которые раньше были недоступны в юном возрасте. Скорее, надо стараться привить любовь ребенка к спорту. Мотивируют разные поездки.  Нам с ученицами благодаря одной благотворительной программе недавно получилось побывать в США. Увидеть матч НБА, пообщаться с интересными людьми в новой обстановке — все это затягивает. Я потом сказала детям: «Хотите попасть на обучение в Америку, играть, получать стипендию — все в ваших руках».

Об Украине и Латвии

— Когда решили покинуть Украину?

— 1 марта 2022-го был прилет в телевышку в Киеве. Она находится возле метро «Дорогожичи». Там рядом и наш спортзал — в него попало взрывной волной. Тогда первый раз за время войны расплакалась — нервы уже не выдерживали… В зале был только охранник. Он выжил, но погибла семья, которая проходила мимо.

Сегодня украинский спорт отброшен на годы назад. От действий оккупантов пострадали сотни спортивных объектов, а десятки оказались полностью разрушены. Поэтому фраза «спорт вне политики» вызывает лишь ненависть. У нас выехали лучшие дети, которые искали варианты для продолжения выступлений.

Что касается киевского зала, то паркет остался целым, но полностью вынесло окна, сгорела проводка. В любом случае было понятно, что никаких тренировок не сможем проводить. Думали, что делать. Ведь длительный перерыв для девочек в занятиях означал бы наверняка конец карьеры. Надо же держать уровень, учиться новому, играть. Так и появился вариант с Латвией. Нас позвали жить и тренироваться в Валмиеру.

Разрушенный спортивный комплекс "Авангард" в Киеве. Фото: личный архив Марии Дубас
Разрушенный спортивный комплекс «Авангард» в Киеве. Фото: личный архив Марии Дубас

— И как вам в Латвии?

— Мы очень благодарны стране за прием и поддержку. Несколько месяцев бесплатно жили, нас обеспечивали питанием. С детей до сих пор ничего не берут за проживание. Они ходят в школу. Главное, есть возможность тренироваться, играть. Матчей, конечно, меньше, чем у их сверстников, и это чувствуется. Но лучше так, чем никак. К тому же не все девочки, которые тренировались в Киеве, смогли сюда приехать. Родители не отпустили. А кто-то, наоборот, побыв в Латвии, вернулся в Украину. Война, повторюсь, очень больно ударила по нашему спорту.

— С русскоязычными в Латвии были конфликты?

— В Валмиере нет. А в Риге имел место один нелепый диалог. Мы шли в магазин, с нами была одна девушка из Америки. Какой-то мужчина захотел с ней пообщаться. Она сказала, что не понимает. Тот такой: «Надо русский язык учить. Скоро весь мир будет русским».

— Как справляетесь с повседневными хлопотами, когда на ваших плечах полтора десятка детей?

— Хорошо, что получилось выехать с еще одним тренером и несколькими родителями, которые активно помогали на первых порах в Валмиере. А так не позволяю себе задумываться, тяжело ли. Некогда плакать, опускать руки, пусть иногда и хотелось бы. Спасает постоянное движение: тренируемся, играем, куда-то ездим. Может, скоро удастся вернуться всем в Киев — тяжело столько времени находиться вне дома.

О стрессе и ненависти

— Как дети отреагировали на начало войны?

— Сильный испуг, стресс. Некоторые замыкались в себе. Мой младший сын Иван (ему тогда было шесть лет) не понимал, почему нам надо уезжать из Украины. Первые две недели в Латвии ребенок ничего не хотел есть, постоянно капризничал. Только спустя время детей стало отпускать. Начали улыбаться, нормально питаться. Еще раз отмечу, что нас очень тепло встретили в Валмиере. Помню, у среднего сына не было кроссовок — просто не могли вывезти из Киева все вещи. И один мужчина в школе, узнав про это, взял и купил. Хотя, знаете, мне вообще тяжело принимать помощь. Очень неудобно. Но они спросили: «Маша, а если бы в Латвии была война, ты бы нас поддержала?» Я такая: «Конечно, о чем речь!» — «Тогда разреши и нам помочь».

— Вы сразу рассказали младшему правду о происходящем?

— Конечно. Он сегодня в танки играет. Самый мощный — «Зеленский». Этот танк всегда побеждает. Помню, Иван интересовался, почему Россия напала на Украину, а не на Польшу. А в один день сказал: «Мы больше Беларуси, да? Тогда пусть Украина на нее нападет». Такая вот логика, что страна, которая крупнее по размеру, может подчинить себе меньшую.

— А как девочки ведут себя?

— Они, конечно, более впечатлительные. Вроде живут полноценной жизнью, но и, понятное дело, следят за новостями. Они ненавидят Россию. Прекрасно знают, что это враг. В команде мы перестали говорить на русском языке. Хорошо, кстати, что отвлекают тренировки, соревнования. Правда, играем не дома. Девочки привыкли, что их в Киеве поддерживают родители, друзья. А тут все болеют во время матчей за своих. Это тоже непростой момент.

— К психологам обращались?

— В школе было одно общее занятие, а в индивидуальном порядке — нет. По девочкам обычно хорошо видно, если сильно скучают по родителям. Тогда стараемся найти возможность, как отпустить ненадолго домой.

— На психике детей в будущем отразятся нынешние события?

— Очень надеюсь, что нет. Первый месяц школы в Латвии они не улыбались вообще. Но потом отпустило — втянулись, учителя поддерживали. Хотя переоценка ценностей уже произошла. Вижу, что дети теперь сильнее переживают за родителей. Берегут, что имеют, экономят. Начали больше сами готовить, а не ходить в кафе, когда питание перестало быть бесплатным. Они рано повзрослели.

О молчании и борьбе

— Вы сказали про ненависть у детей к россиянам. А к белорусам?

— Конкретно про вашу страну ничего не слышала. К нам, кстати, прошлым летом приезжала в Латвию Катя Снытина с мастер-классом, рассказывала и о ситуации в Беларуси. Помню, мы с ней потом сидели в кафе. Катя что-то долго читала меню. Я ей такая: «Ну, выбирай уже!» А она: «В моей стране нет свободы выбора — дай хоть тут насладиться!» Многие белоруски, с кем играла в свое время, общалась, написали слова поддержки. Знаю, что у вас мало кто высказывается публично, но некоторые предлагали, мол, приезжай к нам с детьми, побудь, пока все не успокоится. Причем это было и до войны, когда мало кто верил в Украине, что все начнется.

Екатерина Снытина с воспитанницами Марии Дубас. Фото: личный архив Марии Дубас
Екатерина Снытина с ученицами Марии Дубас в Латвии. Фото: личный архив Марии Дубас

— Понимаете молчание белорусских спортсменов?

— Понимаю, но осуждаю. Ведь у многих есть фанаты, на которых влияет позиция, взгляды любимого спортсмена. Катя Снытина постоянно что-то публикует, организует различные мероприятия, участвует в акциях. Она большой молодец. Когда Лену Левченко отправили за решетку, это был просто взрыв мозга. Слушайте, у вас самолет могут взять и посадить (речь о вынужденной посадке в Минске самолета Ryanair, после чего был задержан блогер Роман Протасевич. — Прим. ред.), о чем говорить? Неужели кому-то нравится жить в изоляции, стыдиться своего паспорта?

Даже если не брать человеческий аспект, ваш спорт сегодня еще больше теряет. Тот же женский баскетбол всегда был на хорошем уровне. А теперь что? Ну, наверное, если только с россиянами играть. Вопрос — до какого уровня сможет развиваться молодежь в таких условиях.

— Некоторые наверняка боятся за родных в Беларуси.

— Это аргумент. Но тогда надо вывозить семью и родственников из страны. Думаете, мне было легко убедить маму уехать из Украины с начала войны? Два месяца уговаривала. Но лучше быть на свободе и в безопасности. У вас столько политзаключенных… Люди умирают в тюрьмах, заканчивают жизнь самоубийством. Сложно бороться внутри страны, поэтому возможность что-то делать из-за границы — еще один аргумент в пользу отъезда.

О технологиях и языке

— Каким вам показался Гродно, другие наши города, когда выступали за «Олимпию»?

— Не в обиду будет сказано, но и тогда, больше 10 лет назад, Беларусь сильно отставала от Украины. По крайней мере в плане развития, технологий. У вас были плюсы: чистые улицы, некоторые продукты. Но, например, для оплаты телефона требовалось идти в банк и писать номер и сумму на бумажке. А если ночью надо поговорить и закончились деньги? В Украине уже были терминалы IBOX, смс-банкинг. Помню, приехали играть матч Балтийской лиги в Санкт-Петербург. Так наши девчонки из «Олимпии» были в шоке, что в гостинице есть бесплатный wi-fi. Сама скромно отошла в сторону, мол, меня этим не удивишь — я из Киева (смеется).

— Что-то еще?

— Интернет в квартире было просто нереально провести и стоило очень дорого. Для оплаты транспорта нужно было купить талон, но не на всех остановках стояли киоски. Многие кафе в областных городах не работали по выходным. А мы же спортсменки, после матчей хотели нормально поесть.

— Политику обсуждали?

— Нет. Иногда спрашивала про Лукашенко — девчонки сразу замолкали. Еще удивляло, что никто не говорил на белорусском. Хотя язык — важная часть самоидентификации для любой нации. В общем, после того сезона в Гродно гораздо лучше поняла, как здорово в Украине и как сильно ее люблю.