Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  2. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  3. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  4. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  5. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  6. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  7. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  8. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  9. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  10. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  11. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  12. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  13. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
Чытаць па-беларуску


В прошлом году белорус Валерий Казаковский стал международным гроссмейстером. Сегодня с 2558 очками он идет 343-м (в классической версии) в рейтинге Международной федерации шахмат (FIDE) и вторым в Литве, под флагом которой выступает с 2019 года. В большом интервью «Зеркалу» 23-летний спортсмен рассказал об особенностях профессии шахматиста, мотивации, победах, стрессах, читерстве и тренировках. Также мы поговорили об учебе Казаковского в ЕГУ и роли белорусского языка.

Валерий Казаковский. Фото: федерация шахмат Литвы
Валерий Казаковский. Фото: федерация шахмат Литвы

Олимпиада, сэндвичи, Карлсен

— Многие спортсмены мечтают об олимпийской медали или просто об участии в Играх. Но шахматы — не олимпийский вид спорта. К чему стремитесь вы?

— В прошлом году впервые выступил на Всемирной шахматной олимпиаде. Поэтому одна цель выполнена, пусть вид спорта и не включен в общую программу Игр. К тому же сыграли успешно. Сборная Литвы заняла десятое место (участвовали 188 команд. — Прим. ред.) — это наивысший результат для страны после обретения независимости от СССР. Но в личных выступлениях есть к чему стремиться. Набрал 6,5 очка из 9 возможных (за победу в партии дается одно очко, за ничью — 0,5; то есть шесть партий Валерий выиграл, одну сыграл вничью и две проиграл. — Прим. ред.). Вроде очень неплохой показатель, однако могло быть лучше.

Если говорить про шахматы в целом, то у меня две главные цели. Во-первых, подняться в личном рейтинге и хотя бы достичь отметки 2600 [баллов в рейтинге]. Во-вторых, реализоваться в качестве тренера. Например, недавно закончился чемпионат Европы среди юношей и девушек, и мой ученик попал в топ-15 в классике.

— Ваши самые памятные победы?

— Их несколько. Все так или иначе оказывали влияние на развитие карьеры. Прежде всего выделю победу черными над известным белорусским гроссмейстером Виктором Купрейчиком. Мне тогда было лет десять. Отмечу еще выигрыш на чемпионате мира до 18 лет в 2017 году в Греции (в блице). Также в последнем туре упомянутой олимпиады мы неожиданно одолели сильную сборную Украины. И я выиграл партию, и вся команда Литвы добилась успеха в матче, что позволило попасть в десятку.

Кроме того, в 2021-м на чемпионате Европы победил мастера из Ирландии. Партия длилась около пяти часов. Успех был примечателен тем, что, как выяснилось позже, зафиксировал последнюю норму для завоевания титула гроссмейстера. Пусть и официально стал им только в 2022-м.

— Шахматистам можно питаться во время матчей?

— Да. Организаторы обычно предлагают воду, чай-кофе, снеки. Разрешается приносить перекус. О полноценном питании, конечно, речи нет — организму нужно то, что быстро усваивается: шоколад, банан, орехи. Курицу с картошкой никто есть не станет — максимум, сэндвичи.

— Бывает, что соперники демонстративно жуют над ухом?

— Небольшие провокации встречаются. Все зависит от вашего терпения. Можно пожаловаться арбитру, если оппонент не дает сконцентрироваться. Но обычно спортсмены ведут себя деликатнее и отходят от стола, если хотят перекусить.

— Самый сильный соперник, которого побеждали?

— В онлайн-турнирах обыгрывал и бывшего чемпиона мира Владимира Крамника, и знаменитого норвежца Магнуса Карлсена. С партией с лидером рейтинга вообще связана забавная история. За победу на том турнире платили биткоинами. Заявилось столько участников, что сервер платформы не выдержал. Соревнования перезапустили, введя ограничения по рейтингу. Попадаю на Карлсена, побеждаю его. И вижу, что на главной странице турнира стоит ничья, а не правильный результат. Короче, сервер вновь не выдержал. Матчи возобновили только на следующий день — уже с учетом моей победы. Конкуренция там была очень жесткая.

Призовые, читерство, алкотестеры

— Сколько можно заработать в шахматах?

— Иногда у соревнований есть крупный спонсор, поэтому премируется не только первая тройка, но и, скажем, лучшие 20 игроков. Где-то, как в Узбекистане, шахматы имеют статус чуть ли не национального вида спорта, и там хорошие призовые выделяет государство. Победа на турнире может принести тысяч 10 евро.

— А в Литве?

— За попадание в топ-10 на Всемирной олимпиаде федерация нас поощрила, но не уверен, вправе ли озвучивать сумму. А самые крупные призовые получил, наверное, после выступления на турнире в Москве под эгидой «Аэрофлота» — 4000 евро. Естественно, это было до начала полномасштабной войны в Украине.

— В шахматах проверяют на допинг?

— Выборочно. У меня пока не брали пробы. Но проверяли на читерство.

— Как это выглядит?

— Зависит, в каком формате проводится турнир. Если онлайн, то надо включать камеру, чтобы было ясно, что находишься один в помещении — раньше имели место ситуации, когда игроки использовали подсказки. Ну и система анализирует ходы, нет ли совпадения с компьютерными программами. Также основанием для проверки могут стать жалобы соперника, если ему покажется что-то неестественным. Россиянин Крамник так недавно заподозрил в читерстве американца Ханса Ниманна и в итоге снялся с онлайн-турнира.

Когда же соревнования проходят офлайн, то стандартный контроль включает поиск электронных устройств. Проходишь как через металлодетектор в аэропорту. Но замечу, что многое зависит от уровня турнира. Чем престижнее старт, тем серьезнее проверка. Например, телефоны иногда можно держать выключенными в сумке или отдавать арбитрам, а иногда надо оставлять в отеле.

— Какое наказание ждет нарушителя?

— Единого стандарта пока нет. Отстраняли людей и на полгода, и на гораздо более длительное время. Главное — это удар по репутации шахматиста. Ведь обманщика просто перестанут приглашать на турниры.

— Запрещенные препараты могут помочь в игре?

— Есть стимуляторы, которые способны ускорить, скажем так, мозговую активность. Но эффект очень краткосрочный, да и хватает побочных эффектов. Поэтому шахматы не ассоциируются с допингом. Все-таки у нас больше эмоциональное напряжение, а не физическая нагрузка, как в условном биатлоне или велоспорте.

— А алкоголь?

— Ясное дело, нельзя приходить пьяным. За всю карьеру, правда, видел пару ситуаций, когда соперники, очевидно, перед партией употребили спиртное. Насколько помню, я выигрывал те матчи. Но это тоже может стать основанием для жалобы, хотя не на каждом турнире замечал алкотестеры.

— Как вы снимаете напряжение после партий?

— Раньше пытался сразу анализировать свои действия, но потом понял, что это неэффективно. Лучше всего постараться переключиться — сходить на прогулку или пообщаться с близкими и друзьями не о шахматах. А к алкоголю у меня нет тяги.

Корчной, дом, прогулки

— До какого возраста реально прогрессировать в шахматах?

— Все очень и очень индивидуально. История знает немало примеров, когда люди в разном возрасте достигали своего пика. Так, советский шахматист Виктор Корчной впервые встретился с Анатолием Карповым за звание чемпиона мира в 47 лет. Да, с развитием технологий считается, что чем раньше начинаешь заниматься, тем лучше. У детей появилось невероятное количество возможностей. Когда сам делал первые шаги в Беларуси, то все было не так. Какие-то кружки, турниры — на этом в принципе все. Онлайн-приложения, скажем, только делали первые шаги. А сейчас можно заниматься из любой точки мира не выходя из дома. Но прогрессировать, повторюсь, при должной мотивации шахматист способен в любом возрасте.

— Сколько часов в день уделяете игре?

— Раньше мог проводить за доской и целый день — настолько сильным было желание добиться успеха. Плюс в шахматах обычно количество перерастает в качество на том или ином этапе. Но с учебой, конечно, времени стало меньше. Вначале была школа, потом поступил в ЕГУ, где заканчиваю магистратуру. Еще и сам даю уроки. Поэтому сегодня бывает по-разному, но несколько часов в день — необходимый минимум для поддержания формы и подготовки к следующему турниру. Это, например, изучение дебютов и эндшпильной техники, оценка позиции, разбор действий соперников. Иногда надо поработать над физической выносливостью.

— Зачем?

— Чем лучше функциональная подготовка, тем легче переносятся эмоциональные нагрузки. Партия с классическим контролем времени может длиться несколько часов. И так 7−9 дней подряд. Я за один недельный турнир в Норвегии похудел на 5 кг. Хотя не скажу, что было очень сильное напряжение.

— Как поддерживаете физическую форму?

— Прогулки, комплекс упражнений в домашних условиях. Люблю играть в настольный теннис.

Валерий Казаковский. Фото: личный архив героя
Валерий Казаковский. Фото: личный архив героя

Ананд, Исландия, позиция

— В каких странах сегодня шахматы особенно популярны?

— Выделю Азию. Это Индия, Узбекистан, Китай, Казахстан. Недавно индиец Доммараджу Гукеш обошел в рейтинге знаменитого Вишванатана Ананда, что было таким символичным моментом смены поколений. Гукешу 17 лет, а Ананду 53. Всемирная олимпиада в 2022-м, к слову, проходила в Ченнае — родном городе Ананда. К шахматисту там особое отношение. Уровень обожания зашкаливает — точно больше, чем у чиновников. Любая проблема на турнире решалась очень быстро. Помню, детей привозили на экскурсии посмотреть наши матчи, хотя было лето.

Также отмечу организацию соревнований в скандинавских странах — все на высоком уровне. В Исландии шахматы очень популярны после матча за звание чемпиона мира в 1972-м между Борисом Спасским и Робертом Фишером. В Германии интересный подход — там создано много разных лиг, как в футболе.

— А как дела обстоят в Литве?

— Баскетбол, конечно, — главный вид спорта в стране. Но в сборной Литвы хорошая конкуренция. У нас четыре гроссмейстера, которые очень рядом находятся в рейтинге. Соперничество друг с другом подстегивает. Сейчас иду вторым среди литовцев, но один месяц летом этого года уже был первым.

— Какова ситуация в Беларуси?

— Традиции, людской ресурс серьезнее, чем в Литве. Но санкции бьют по шахматам в Беларуси — уровень упал. Ограничено число турниров и соперников. Кроме того, после 2020-го и начала войны некоторые спортсмены и функционеры уехали из страны и выступают под иным флагом.

— Шахматы — один из самых протестных видов спорта в Беларуси с августа-2020. Почему?

— Наверное, сказывается то, что влияние государства на шахматы не такое, как на футбол или хоккей. И это поспособствовало выражению гражданской позиции. Представьте, когда я выиграл чемпионат мира до 18 лет, то перед турниром писал заявление, чтобы командировали за свой счет. То есть никакой поддержки не было. Только после победы назначили стипендию, которая окупила поездку.

ЕГУ, карьера, белорусский язык

— Расскажите про вашу работу шахматным тренером.

— Сейчас плотно занимаюсь с тремя учениками: двумя литовцами и англичанином. Они хотят добиться спортивного результата, поэтому все серьезно. Уроки помогают и моей карьере — порой смотрю иными глазами на некоторые моменты. Работаем от 60 минут до двух часов в день два-три раза в неделю по индивидуальному плану, основываясь на сильных и слабых сторонах игрока. За четыре года занятий один из учеников перешел от уровня около первого разряда до претендента на мастерскую норму.

— Сколько стоят уроки?

— 30−40 евро в час в зависимости от формата.

— Параллельно вы учитесь в ЕГУ…

— Да, получаю магистра по специальности «Публичная политика». Остался один семестр. Поступление в ЕГУ было одной из причин, почему решил выступать за Литву. Тут отучился и на бакалавра. Направление — «Мировая политика и экономика». Шахматная карьера у меня в приоритете, но лишние знания не повредят.

— Слышал, вы могли оказаться в США.

— Так и есть. Получил приглашение от одного из университетов. Роскошные условия: за выступления за вуз мне оплачивали бы учебу, проживание, выделяли бы стипендию. Но в визе отказали. Посчитали, что не могу гарантировать возвращение в Беларусь… Подавал апелляцию, однако ответа нет уже больше года. С одной стороны, не повезло. С другой — в ЕГУ познакомился с девушкой Анной. Она тоже занималась шахматами в Беларуси, пересекались на турнирах, но раньше знакомы не были. А так, получается, университет нас свел. Интересно, что после начала отношений мой рейтинг только рос. У нас день рождения даже в один день. Судьба!

— В 2022-м вы говорили, что считаете себя европейским белорусом. Что это значит?

— Так называю людей, кто большую часть времени проводит в Европе: учится, работает. У них иные ценности, нежели те, которые навязывает действующая власть. Люди видят будущее Беларуси именно в ЕС.

— А соотечественников с иным менталитетом встречали в Литве?

— Да. Но они тут надолго не задерживались.

— Как белорусам сохранить в Европе свою идентичность?

— Очевидно, что через язык, культуру. В Литве перешел на общение на белорусском. Вначале опасался, хватит ли словарного запаса, не буду ли постоянно делать ошибки. Страхи оказались напрасными — втянулся. По моим ощущениям, в Литве реагируют на белорусский лучше, чем на русский. Хотя и последний не притесняют.

— В Беларуси должен быть один государственный язык?

— Дискуссионный вопрос. Наверное, на первом этапе лучше избежать резкого перехода, чтобы не было провокаций. После 2020-го некоторые органично стали говорить на белорусском. Другое дело, что у него, как и русского, должны быть равные возможности. Например, при использовании на телевидении, обучении в школах. Ненормально, что сегодня белорусский язык попал под репрессии.