Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  2. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  3. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  4. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  5. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  6. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  7. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  8. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  9. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  10. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  11. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  12. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  13. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  14. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  15. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  16. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  17. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски


Весь минувший сезон он пропустил из-за тяжелой травмы, но на прошлой неделе выпускник университета Сан-Франциско Евгений Масальский подписал контракт с «Остин Сперс» — второй командой знаменитого клуба НБА «Сан-Антонио Сперс». Минчанину 24 года, он играет на позиции тяжелого форварда. Мы поговорили с Евгением о его стремлении пробиться в лучшую баскетбольную лигу мира, роли на площадке, важности поддержки, деньгах и антивоенной позиции.

Форвард "Сан-Франциско Донс" Евгений Масальский во время игры против "Гонзага Бульдогс", Сан-Франциско, США, 24 февраля 2022 года. Фото: Reuters
Форвард «Сан-Франциско Донс» Евгений Масальский, Сан-Франциско, США, 24 февраля 2022 года. Фото: Reuters

Риски, НБА, ролевики

— Что представляет собой «Остин Сперс»?

— Прежде всего, я рад, что после длительного перерыва из-за травмы попал в структуру «Сан-Антонио». Сезон в NBA G League (лига Национальной баскетбольной ассоциации для фарм-клубов. — Прим. ред.) начнется 10 ноября, а 30 октября откроются тренировочные лагеря. Поэтому пока работаю индивидуально. На данном этапе сложно сказать об организации дел в клубе. Скорее, надо иметь в виду общие стандарты лиги. Знаю, что мы будем летать на выездные матчи регулярными рейсами. Так же было и в NCAA (главная студенческая лига в США. — Прим. ред.), когда учился и играл четыре года за Сан-Диего. А вот в моем последнем сезоне за университет Сан-Франциско добирались на гостевые матчи чартерами.

— Будете тренироваться с основной командой?

— Нет, здесь это не практикуется. Представьте, если на тренировке парень с многомиллионным контрактом травмируется после контакта с игроком с зарплатой в 40 тысяч долларов в год (минимальная зарплата в G League. — Прим. ред.)? Да и сезон в НБА начинается раньше (первые матчи пройдут 24 октября. — Прим. ред.).

— Рассматривали варианты продолжения карьеры в Европе?

— Да. Перед началом этого сезона был хороший разговор с одним клубом Евролиги и с одним, участвующим в Еврокубке. Но на данный момент, считаю, глупо отказываться от мечты каждого игрока — пробиться в НБА. Я и раньше мог оказаться в Европе, зарабатывал бы в разы больше, но выбрал студенческий баскетбол в США. Конечно, ставки очень высоки. Нет никаких гарантий, что попаду в лучшую лигу. Однако если это произойдет, то все риски окупятся с лихвой.

— Что надо, чтобы получилось?

— Попробую объяснить. В НБА 20−25 звезд. Вокруг этих баскетболистов все крутится. Они чаще всего бросают по кольцу, у них больше права на ошибку. Остальные — ролевики. Даже если вышел со скамейки и набрал 20 очков, то ты хороший ролевик — и точка. То есть выполняешь то, что от тебя просят. И мне, чтобы пробиться в НБА, надо правильно понимать свою роль и делать эту работу лучше, чем очень большое количество людей. Конкуренция ведь огромная.

— Что значит «понять свою роль»?

— Приведу пример. Есть игроки, которые думают, что они отличные шутеры. Возможно, у них действительно классный бросок. Но в команде, допустим, говорят: «Ты можешь бросить три раза за матч». А человек хочет чаще брать игру на себя. Начинается нервотрепка, ментальный дискомфорт. Баскетболист считает, что его недооценивают. Таких ситуаций полно.

Победа, броски, вратарь

— Как вы находили баланс между личной статистикой и командными интересами?

— Мне повезло. Когда стал играть в Литве, переехав из Минска в 14 лет, то осознал, что могу делать на площадке хорошо, а что не очень. Моя логика простая: очень люблю выигрывать и ненавижу проигрывать. Иногда для этого надо забить 20−30 очков. Иногда достаточно набрать два очка, но сделать 12 подборов или чаще пасовать. Главная цель — победа. Кроме того, конечно, важна роль агента, который найдет клуб в зависимости от сильных сторон своего клиента и системы игры команды. И самое последнее условие — не обос****ся самому баскетболисту. Надежность, стабильность — очень важные моменты. Команда должна знать, что точно получит от игрока.

В университете Сан-Франциско в своем последнем сезоне в NCAA Масальский сыграл 32 матча: проводил в среднем на площадке 27 минут, набирал 13,5 очка, делал 9,4 подбора и 2,2 блокшота.

— Был ли в вашей карьере баскетболист, на которого равнялись?

— Такого, чтобы фанател по кому-то, не было. Но смотрел на некоторых игроков с уважением и восхищением. Например, в штабе «Сан-Антонио» сегодня работает тренер по броску Джимми Бэрон. Он играл за «Летувос Ритас» в Вильнюсе, когда я был во второй команде этого клуба. Так вот, в Литве Бэрон перед тренировкой бросал больше, чем, наверное, все вместе взятые игроки до, во время и после любого занятия. Это произвело огромное впечатление. Вот что значит быть профессионалом.

— Когда появилась мечта попасть в НБА?

— Сложно сказать. В детстве ее точно не было. Не мечтал и стать спортсменом. Вообще попробовал разные виды. Помню, играл в футбол, хотел быть нападающим. Но с моим ростом (сейчас 209 см. — Прим. ред.) получалось лучше в воротах. Хотя считал эту позицию ненужной — мол, в роли голкипера не заслужишь любовь болельщиков. А потом в один день сходил на баскетбольную тренировку, и мне понравилось. Тут нужно добрым словом отметить моего первого тренера в Минске Сергея Ивановича Шайковского. Большая ему благодарность за все.

Профессор, травма, агент

— Что вам дали годы в США в ментальном плане?

— Я точно повзрослел. Первый год в университете Сан-Диего, где изучал бизнес и маркетинг, прошел на адреналине. Во второй стало появляться какое-то осознание, что в жизни есть не только спорт, но все равно эмоции переполняли. Мне, кстати, повезло, что первые два года играл с более старшими партнерами, тянулся за ними. Хорошо вписывался в команду. В третьем сезоне все пошло наперекосяк: коронавирус, травма. Помню, в тот момент у меня появился предмет в университете, «Спортивный маркетинг». Профессор этой дисциплины был офигенным. До сих пор дружим. Он позвал в свою компанию, и я какое-то время совмещал работу с баскетболом и учебой. Зарабатывал хорошие деньги: занимался разными спортивными проектами, писал бизнес-планы, обучал стажеров. Тогда и возникли вопросы, которые рано или поздно появляются у любого мужчины: что делать, кем хочу стать, как смогу в будущем позаботиться о семье?

— Почему баскетбол в итоге перевесил?

— Посчитал, что нужно идти до конца. Не хотел потом оказаться перед зеркалом и сказать себе, что не сделал все возможное. Решил, что лучше потрачу последние деньги на персонального тренера и диетолога, но попробую добиться успеха. Это был переломный момент. Выработал самодисциплину, режим дня: вставать в определенное время, есть сколько надо, тренироваться и так по кругу. Перевелся из Сан-Диего в Сан-Франциско. Отыграл там, думаю, очень неплохой сезон. Но перед самым началом плей-офф в 2022-м порвал крестообразные связки колена.

Форвард "Сан-Франциско Донс" Евгений Масальский во время игры против "Гонзага Бульдогс", Спокан, США, 20 января 2022 года. Фото: Reuters
Форвард «Сан-Франциско Донс» Евгений Масальский в матче против «Гонзага Бульдогс», Спокан, США, 20 января 2022 года. Фото: Reuters

— Вы пропустили целый сезон. Как удалось вернуться на площадку?

— Опять-таки повезло. Ведь после года вне игры люди обычно заканчивают с баскетболом и идут, грубо говоря, продавать машины. Когда уже стало понятно, что травма тяжелая, то сказал агенту: «Извини, я тебя подвел. Спасибо за все. Не хочу, чтобы ты больше тратил на меня время». Реально считал, что сам где-то недоработал и виноват в травме, которую получил на тренировке. Агент такой: «Женя, а ты в своем уме?! Почему я тебя должен оставить?» Я такой: «Это как бы логично». Он возразил: «Нет, не логично». Никогда не забуду тот разговор.

Веду к тому, что очень важна поддержка. Иначе можно быстро перегореть и распрощаться с мечтами. В ситуации с травмой мне помог агент, бывшая девушка ухаживала. Особая благодарность врачу по имени Кейси, которая работала с нашей командой в Сан-Франциско. Она сказала: «Пока ты не будешь снова бегать, не отстану от тебя». И сдержала слово.

Конечно, пришлось запастись огромным терпением, много пахать. Был и страх, смогу ли снова играть, вступать в контакт во время матчей. К счастью, это все позади.

— Контракт с «Остином» после такой травмы — уже победа?

— Аппетит приходит во время еды. Никто из белорусов не заиграл в США среди профессионалов. Буду счастлив, если стану первым, кто попадет в НБА (в женском аналоге сильнейшей заокеанской лиги из белорусок выступала Елена Левченко. — Прим. ред.). Если не получится, но буду знать, что сделал все возможное, то тоже буду счастлив.

Деньги, война, мозг

— К чему стремитесь, кроме желания пробиться в лучшую лигу мира?

— Я бы хотел встретить человека, с которым разделил бы самые разнообразные моменты. Любовь, счастье — называйте, как хотите. Хочется обрести такое спокойствие в жизни, найдя идеальный баланс между любимым делом, решением проблем и заботой о семье. И совсем не важно, это произойдет в США или ином месте.

— А деньги?

— С ними намного легче жить. Считаю, к слову, что они не меняют людей. То есть не сделают хуже хорошего человека, а, скорее, наоборот. Убедился в этом на примере множества ситуаций, знакомств в США. Но деньги не должны быть основной целью.

— Что думаете, глядя сегодня на белорусский баскетбол?

— Трудно что-то комментировать. Почти не слежу за ним. Но белорусы мало востребованы за границей. Это показатель. Скажу лишь, что таланты были и есть. Особенно среди девочек. А вот тренировать их некому.

— Вы подписали письмо за честные выборы, высказались против войны, что сильно для современного белорусского спортсмена. Почему?

— Есть вещи в жизни, которые правильные. Идет война, люди гибнут… У меня немало баскетбольных знакомых из Украины. Были моменты, когда пишу им, а человек присылает фотку, как ракета бахнула в дом рядом с ним — на расстоянии вытянутой руки.

— Некоторые предпочитают молчать или утверждать, что спорт вне политики.

— У меня есть две вещи: яйца и мозги. Вот и все. Так и напишите. Ведь в конечном счете логика простая. Ты спортсмен — окей. Ты делаешь что-то для развлечения людей — окей. Ты хорош в своей области — окей. И что, это значит, что ты не человек и у тебя нет мозга? Не говорите мне, что спортсмен ничего не может. Мы не молчали, мы выразили свое честное мнение и показали сами себе, что в жизни иногда нужно принимать очень сложные решения. И если хотя бы один человек узнал от меня правду, то этого достаточно.