Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  2. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  3. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  4. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  5. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть
  6. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  7. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  8. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  9. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  10. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  11. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  12. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  13. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  14. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  15. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом


Андрей Козенко,

В издательстве Individuum впервые на русском языке вышла книга немецкого писателя и журналиста Харальда Йенера «Волчье время». Она максимально полно описывает, что происходило с Германией (в основном, Западной) в первое десятилетие после Второй мировой войны, пишет «Русская служба Би-би-си».

Красная Армия в Берлине, 1945 год. Фото: Reuters
Красная Армия в Берлине, 1945 год. Фото: Reuters

Здесь все аспекты: от последствий военных преступлений до радикально изменившихся моды и архитектуры.

Главный вывод Йенера — поколения, пережившие войну, сделали все, чтобы спрятать ее в самом дальнем углу своего сознания. А пришедшее им на смену первое послевоенное поколение не простило им этого.

Харальд Йенер назвал свою книгу «Волчье время», потому что в первое послевоенное десятилетие каждый в Германии был за себя. Это касалось всех сфер жизни. Каждым за себя были и беженцы, перемешавшиеся с оставшимися в Германии пленными из других стран.

По подсчетам Йенера, к маю 1945 года около 40 млн немцев (при населении 66 млн человек) не жили дома — воевали или бежали от бомбардировок, а пленных из других стран было около 10 млн, и далеко не все хотели возвращаться.

Но первое, что испытали обычные немцы в мае 1945-го — это эйфория.

Они остались живы, а Гитлера и его власти больше нет. Союзные войска совершили много, в том числе насильственных, преступлений, но очевидно не ставили своей целью истребить мирное население.

Первомайские торжества в Берлине, 1949 год. Фото: wikipedia.org
Первомайские торжества в Берлине, 1949 год. Фото: wikipedia.org

Большие города лежали в развалинах, которые измерялись в сотнях миллионов кубометров, но даже это радовало немцев — каждый расчищенный метр приближал новую жизнь.

Чтобы понимать масштаб: о расчистке Дрездена было официально объявлено в 1958 году, а последняя бригада закончила работу в 1977-м. В Гамбурге очистили и приготовили к повторному использованию 182 млн кирпичей.

Но эйфория быстро прошла: в послевоенной Германии было не на что и негде жить. Колонны беженцев ходили по деревням и городам, берясь за любую работу. Из-за такого количества переселенцев в Германии как никогда в ХХ веке проявился региональный национализм. Он был настолько сильным, что остававшиеся в Германии войска союзников опасались начала гражданской войны.

Все необходимое можно было добыть только на черном рынке. Деньгам никто не доверял настолько, что вместо них единицей валюты были сигареты. Преступность зашкаливала, мародерство было обычным делом. Во дворах уцелевших аристократов росли картошка и овощи.

Это было время резкого демографического перекоса: у многих женщин просто статистически не было шансов создать семью. И одновременно с этим число разводов било все рекорды. Мужчины с фронта вернулись проигравшими, без средств и понимания, кем работать дальше. Они по привычке пытались главенствовать в доме, но терпели фиаско: буквально вытащившие на себе детей и остатки хозяйства женщины больше не собирались играть вторую роль.

Американцы пытались показывать мирным немцам фильмы о злодействе нацистов, но людей туда буквально приходилось затаскивать. В зале, пишет Йенер, кто-то изучал свои ботинки, кого-то тошнило, покаяние точно не было доминирующей эмоцией.

Даже Нюрнбергский процесс, который освещали медиа всего мира, немцы пытались игнорировать. Работавшие там журналисты цитировали слова своих немецких собеседников: по их мнению, всех обвиняемых надо было поскорее расстрелять по законам военного времени — и просто забыть об этом.

Германию физически и морально спасли несколько факторов. И первый из них — это те самые переселенцы, которых считали людьми второго сорта и над которыми издевались свои же.

Именно они, готовые работать где угодно (довоенную профессию сменили две трети из них), стали движущей силой начинающихся перемен, они буквально отстраивали Германию своими руками.

План Маршалла и денежная реформа 1948 года вернули товары в немецкие магазины. Начался подъем экономики и интеграция с другими странами Западной Европы, которые приняли и, в основном, простили Германию за оккупацию, делая разницу между Гитлером и немецким народом.

Появились первые мечтающие приобрести автомобиль — «Фольксваген». В искусстве, особенно в кино доминировали легкие жанры, смешные комедии. Только вот чаплинскую пародию на Гитлера в «Великом диктаторе» в ФРГ первый раз показали лишь в конце 1950-х.

Чарли Чаплин в образе Адольфа Гитлера в фильме "Великий диктатор" (1940). Фото: wikipedia.org
Чарли Чаплин в образе Адольфа Гитлера в фильме «Великий диктатор» (1940). Фото: wikipedia.org

Немцы не принимали тот факт, что от их имени совершались самые чудовищные злодейства в ХХ веке. Что представители их нации пытались полностью уничтожить другую нацию — евреев.

«Инстинкт самосохранения отключает чувство вины. Это коллективный феномен, который наглядно проявился именно в послевоенный период и сильно подточил веру людей в человека как такового и в собственное „я“», — делает вывод Йенер.

Более того, в те годы в Германии были популярны слова о том, что это немцы пострадали от войны, пройдя через бомбардировки, изнасилования, нищету.

Типичный образец такого выступления, слова из «Обращения к немецкой молодежи» поэта Эрнста Вихерта: «И вот мы стоим перед покинутым домом и смотрим на вечные звезды, мерцающие над руинами мира. Такие одинокие, каким никогда еще не был ни один народ. С клеймом позора, какого не знал ни один народ. Прижавшись лбами к разбитым стенам, мы шепотом повторяем вечный вопрос: „Что нам делать?“»

Собственно, молодежь и ответила на этот вопрос, только чуть позже, во второй половине 1960-х, когда первое послевоенное поколение стало взрослым.

Харальд Йенер пишет, что нигде и никогда неизбежный конфликт поколений не был таким острым. Молодежь обвиняла своих родителей во всем: в бездействии, в участии в войне, в постыдном поражении, в молчании о ней уже после ее завершения.

Дополнительную злость они черпали из политики: в 1950-х к власти стали возвращаться не замешанные в военных преступлениях нацисты.

И они начали бороться с «безнравственной» молодежью — и это при том, что в Германии после войны было 1,6 млн сирот, многие из них не знали свою фамилию, а проституция была одним из способов заработка. Но власти словно не помнили об этом и клеймили навязанный Америкой образ жизни.

В 1968-м в Германии началось массовое студенческое движение. Оно не только боролось за свои права — как в других странах Европы, но и требовало от родителей покаяться за войну.

Вот приведенная Йенером цитата из листовки 1967 года: «Объявим бойкот поколению нацистов! Покончим с этим зловонием, которым продолжают душить наше поколение оголтелые расисты, эти мясники, организаторы массовых убийств евреев, славян, социалистов! Выметем это нацистское дерьмо раз и навсегда из нашего общества! Наверстаем упущенное в 1945 году: выкурим нацистскую чуму! Проведем, наконец, настоящую денацификацию!»

Но Йенер все-таки оправдывает немцев. По его словам, несмотря на отсутствие покаяния, в обоих немецких государствах на всех уровнях очень быстро сформировалось мировоззрение, полностью очищенное от национал-социализма. И автор называет это даже еще большим чудом, чем чудо, поставившее экономику на ноги после войны.