Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  2. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  3. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  4. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  5. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  6. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  7. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  8. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  9. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  10. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  11. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  12. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского


Некоторые люди считают, что в отношениях важно все делать вместе. Иногда это доходит до самых настоящих запретов, когда человек не позволяет своему партнеру или партнерше посещать какие-то мероприятия в одиночестве или требует получать на это разрешение. «Зеркало» уже разговаривало с психологом, как в подобных отношениях отличить контроль от заботы, а теперь мы рассказываем истории беларусов и беларусок, которым надо буквально отпрашиваться, чтобы куда-то сходить.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Gustavo Fring
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Gustavo Fring

Все имена в тексте изменены.

«Шла за ним и бесшумно плакала, чтобы не привлекать внимания людей»

Сейчас Алине 50 лет, но когда ей было 19, она встретила Егора. Он был на два года старше. По рассказам женщины, с самого начала в их отношениях она была словно в роли подчиненной, а он — ее командиром.

— Это были какие-то созависимые отношения. Егор позволял себе принимать решения, которые удобны ему, но не нравились мне, хоть я и молчала. Например, сам он никогда не спрашивал меня, может ли сходить куда-то один, и иногда просто молча шел куда-то. Я, конечно, переживала из-за этого и плакала, — вспоминает женщина.

Себя Алина называет домашним человеком. Когда они с Егором расписались, ей нравилось заниматься семьей и бытом. Но если Алина пыталась выйти за эти рамки, муж был резко против. Как вспоминает собеседница, со стороны супруга постоянно высказывалось нежелание, чтобы она куда-то ходила.

— Единственное, куда не требовалось разрешение Егора, это поход к родственникам. Я просто уведомляла его, что иду к маме или сестре, и он говорил: «Ну окей, иди». А вот когда мне все-таки хотелось увидеться с подругами, с этим были проблемы. По мнению мужа, все они были плохими: одна — косая, вторая — кривая… Так постепенно под его влиянием они исчезали из моей жизни. В то время мне было странно слышать, например, от коллег, что чья-то жена могла одна уехать в отпуск или в СПА, это было что-то из разряда космоса.

По-другому воспринимать отношения, в которых Алина оказалась, она начала после случая на работе. Один из ее коллег женился и позвал весь отдел отметить событие у него дома после работы. Тогда, как вспоминает собеседница, все коллеги обрадовались возможности повеселиться, а ей пришлось снова отпрашиваться у мужа.

— Когда звонила ему, знала, что он свободен и может присмотреть за ребенком. Тем более у нас жила моя свекровь, которая тоже могла провести время с внуком. Но даже несмотря на это, он мне не разрешил. В ответ я услышала: «Еще чего? А кто ребенка будет смотреть? Что ты выдумываешь?» — вспоминает Алина. — Он сказал это не особо категорично и не то чтобы по-хамски, потому что знал, что я и так особо никуда не хожу. Но я сдалась. После разговора мне снова пришлось начать отказываться от уговоров коллег, хоть мне на самом деле очень хотелось пойти с ними.

Алина говорит, что, заметив это, одна из коллег предложила позвонить Егору и уговорить его. Так как она уже была знакома с мужем нашей собеседницы, та согласилась.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Taylor Grote
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / Taylor Grote

— После их разговора коллега сказала, что Егор согласился меня отпустить. Когда работа закончилась, мы отделом вызвали большую машину и поехали к коллеге, у которого планировалась свадьба, домой. Помню, в тот момент я была очень радостная, — рассказывает Алина.

Но ее радость длилась недолго. По пути в гости женщине снова позвонил муж. Он начал требовать объяснить где она и ехать быстрее домой.

— Мне стало так неудобно. Я говорила с ним по телефону и параллельно замечала, как мои коллеги замолкали. Видимо, они понимали, что у меня происходит что-то не то, — рассуждает Алина. — Егор же почувствовал, что при людях я мешкаюсь и не могу ответить, поэтому очень грубо сказал: «Быстро домой! Ты что-то не поняла? Выходи из такси, я приеду и тебя встречу». После этого я положила трубку и начала прощаться с коллегами. Они меня стали уговаривать, мол, как так, что за фигня. В ответ я извинилась, вышла из машины и пошла к месту, где мы договорились встретиться с мужем.

По воспоминаниям Алины, когда Егор появился на месте, то довольно быстро шел в ее сторону, моментами даже ускоряясь до бега. В момент, когда муж приблизился к ней, он со всего размаху дал жене пощечину.

— Он ударил меня по лицу так, что у меня даже голова дернулась, и добавил: «Я же тебе сказал… Еще поговорим дома!» Я шла за ним и бесшумно плакала, чтобы не привлекать внимания людей, которые были недалеко, — признается Алина. — Дома он еще мне выговаривал, какая я бессовестная, как мне не стыдно и что у меня же дома ребенок. На следующий день я пришла на работу, и коллеги начали спрашивать, что у меня произошло. Выслушав мою историю, они стали говорить что-то вроде: «Ты же понимаешь, что это ненормально?» С того момента я начала осознавать, что действительно что-то не то и в моей жизни надо это менять.

В итоге через два года после того случая пара развелась.

— Он настолько привык быть человеком, который управляет и позволяет себе подобные вещи, что даже не заподозрил, что в моей голове начались брожения. Думаю, на решение развестись очень повлияло общество, в которое я попала, — уверена собеседница. — На работе меня окружали прогрессивные люди. Они не раз говорили, что подобные отпрашивания ненормальные, и сами показывали пример собственных отношений, где похожих унижений не было.

После развода Алина долгое время была одна. Собеседница призналась, что боялась заводить новые отношения после неудачного опыта с бывшим. Егор был первым мужчиной у Алины, так что женщина не представляла, как может быть иначе, не было с кем сравнить.

— После нашего разрыва я еще начиталась литературы, где психологи рассказывали о женщинах, которые, уйдя от мужа-абьюзера, потом находили себе другого похожего, и он тоже их поколачивал. В этих же книгах писали, что в таких случаях надо менять мышление, все перестраивать, чтобы не попасть в подобную ситуацию, так что я долго работала с психологом и так внутренне росла, — рассказывает Алина. — В конце концов я нашла хорошего человека, с которым мы и сейчас вместе. Он оказался настолько деликатным, что я думала, такого не бывает. В сравнении с моим бывшим — небо и земля. Мы вместе уже больше двух лет, и за время отношений он ни разу не приказывал мне что-то делать или куда-то идти, не навязывал свое мнение и мне не приходилось отпрашиваться. Конечно, мы друг другу рассказываем, что собираемся сделать, и уведомляем, когда куда-то идем, но это не о контроле, а о здоровом уважении друг друга.

«Она вроде отпускала, но потом все равно обижалась»

Олег женился на Ольге, когда ему было 23, а ей 22. Сначала в отношениях все устраивало обоих, но в какой-то момент Олег заметил, что ему приходится отпрашиваться у супруги, чтобы куда-то сходить без нее.

— По натуре Оля была домоседкой. У нее и до нашей свадьбы было мало подруг, а с моими друзьями в какой-то момент ей перестало быть интересно. Тогда все и началось. Когда я собирался куда-то уходить без нее, она постоянно обижалась, — вспоминает Олег. — Я начал отпрашиваться — она вроде отпускала, но потом все равно обижалась. Самое интересное, что я был не против ходить куда-то и с ней: не раз ей предлагал, но она редко хотела присоединиться.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Alena Darmel
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Alena Darmel

Как рассказывает мужчина, он старался отправлять жену погулять с немногочисленными подругами без него или не был против, когда Ольга хотела того сама, но никогда не понимал запретов и обид в его сторону.

— Для меня эта ситуация всегда была ненормальной, просто я старался избегать конфликтов, — признается собеседник. — Иногда даже старался заранее «подготовить» жену к своему уходу, но во всех случаях, когда я шел куда-то без нее, потом была обида. Это раздражало, приводило ко лжи и негативно влияло на отношения.

Пара все-таки развелась — после шести лет брака. Впрочем, их развод Олег в основном связывает не с отпрашиваниями, а с бытовыми моментами и жизнью в Беларуси, где, по словам мужчины, чтоб заработать денег на семью в 20 лет, «надо работать на трех работах или на одной как на трех».

Сейчас Олегу 30, и он говорит, что к этому возрасту понял: такие отношения, какие у него были с бывшей женой, можно назвать токсичными.

— Стоит ведь сказать, что я никогда не пил много, не гулял и не пытался флиртовать с другими женщинами, — замечает мужчина. — Оля знала про это, но все равно обижалась. Зачем — непонятно. Но выводы из нашей с ней истории я сделал и в следующих отношениях подобные вопросы решал сразу разговором. Думаю, если у людей не получается нормально договориться о такой простой вещи, как куда-то сходить, то не получится договориться и не только в этом, а значит, отношения токсичны. Такое не нужно ни мне, ни партнерше. Считаю, что семья, как совместный бизнес: всегда надо работать, разговаривать, решать что-то и самое важное — слушать и слышать.

«Поход куда-то одного из нас добавлял нагрузку второму»

Отношения Константина и Екатерины начались, когда им было по 26 лет. Сразу в паре не было заведено отпрашиваться друг у друга, чтобы куда-то сходить. С появлением первого ребенка все начало меняться — со свободным временем стало сложнее, поэтому и раздельный досуг пришлось буквально согласовывать.

— Так как поход одного из нас добавлял нагрузку второму, мы начали сверяться, куда и когда ходим. Ведь если жена неожиданно оставит ребенка на меня, мои планы сломаются, — рассказывает Константин. — Такие ситуации как минимум неприятные и неуважительные, поэтому мы и пришли к согласованиям или, можно сказать, даже отпрашиваниям друг у друга.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Danik Prihodko
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Danik Prihodko

По мнению мужчины, когда в семье есть маленькие дети, а супруга в декрете, такой подход важен в первую очередь для нее самой.

— Когда женщина находится в декретном отпуске, она чувствует себя местами некомфортно, поэтому ее важно поддержать и даже лишний раз самому побыть дома, отпустить ее отдохнуть или сходить куда-то вместе, — рассуждает Константин. — Например, на свои корпоративы я по возможности всегда беру жену: в таких ситуациях зовем бабушек или оставляем младших на старшую дочь. У нас не так много поводов отдохнуть вместе, а корпоратив — отличный вариант.

Поначалу паре было очень сложно принять необходимость отпрашиваться друг у друга: казалось, что это ограничение свободы каждого. Со временем Константин с Екатериной пришли к тому, что это скорее абсолютно нормальное согласование планов, после которого как минимум никто не остается в обиде.

— Мы с женой можем договориться, что вот сегодня, например, я схожу на так называемую гулянку, а потом на неделе она походит по магазинам, встретится с подругами или просто займется чем-нибудь вдали от семьи. Дети занимают много времени, а возможности, чтобы кто-то часто с ними сидел, у нас нет. Вот подобные согласования и закрепились в нашей семье, — объясняет Константин. — Когда первый ребенок подрос, ситуация не изменилась, ведь у нас появились еще дети. Так и привыкли.

Как понять, что отношения перестали быть здоровыми? Вместе с экспертами и читателями «Зеркало» разбирается в этой непростой теме. Мы верим, что открытый разговор о нездоровых практиках в отношениях поможет изменить отношение людей к этой проблеме, а жертвам — найти силы и обратиться за помощью.

Поддержите редакцию

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.

Это безопасно?

Если вы не в Беларуси — да. Этот сервис используют более 80 тысяч организаций из 96 стран. Он действительно надежный: в основе — платежная система Stripe, сертифицированная по международному стандарту безопасности PCI DSS. А еще банк не увидит, что платеж сделан в адрес «Зеркала».

Вы можете сделать разовое пожертвование или оформить регулярный платеж. Регулярные донаты даже на небольшую сумму позволят нашей редакции лучше планировать собственную работу.

Важно: не донатьте с карточек беларусских и российских банков. Это вопрос вашей безопасности.

Если для вас более удобен сервис Patreon — вы можете поддержать нас с помощью него. Однако Donorbox возьмет меньшую комиссию и сейчас является для нас приоритетом.