Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  2. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  3. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  4. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  5. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  6. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  7. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  8. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  9. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  10. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  11. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  12. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  13. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  16. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  17. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  18. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  19. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  20. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»


21 февраля президент России Владимир Путин подписал указ о признании самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Вчера в белорусском МИДе отреагировали на это заявление, отметив, что «с уважением и пониманием воспринимаем решение российской стороны». Кроме того, в комментарии Zerkalo.io депутат Андрей Савиных отметил, что решение российского лидера «обусловлено желанием защитить жизни жителей Донбасса и Луганска в условиях нарастающей опасности». При этом Александр Лукашенко от комментариев по этому поводу пока воздерживается. Почему так происходит и значит ли это, что он может не согласиться с позицией Кремля? Спросили у политических экспертов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Философия Путина для Беларуси очень неприятна»

Политолог Валерий Карбалевич обращает внимание, что белорусский МИД долго думал, прежде чем опубликовать свой комментарий по поводу этого события.

— Дело в том, что это решение со стороны России достаточно неприятно Беларуси. В первую очередь речь идет о его философском обосновании: Путин не признает итогов распада Советского Союза и тех границ, которые возникли. Он считает, что это было несправедливо для России. Если исходить из этого, то под угрозу потери независимости попадает и Беларусь. В своей статье Путин говорил, что белорусы, украинцы и россияне — один народ. Исходя из его логики, Беларусь тоже возникла в результате действия большевиков. Поэтому сама философия, изложенная Путиным в отношении необходимости признания независимости ЛНР и ДНР, для Беларуси очень неприятная и болезненная, — отмечает политолог.

Кроме того, он обращает внимание, что для Лукашенко важен и практический момент.

— На сегодня независимость территорий признали так называемые государства-изгои. И оказаться в их ряду Беларуси было бы не очень приятно, не говоря уже о реакции Украины. Я думаю, что она будет очень резкая, в ответ последуют какие-то действия. Не думаю, что они дойдут до каких-то торговых ограничений или разрыва дипломатических отношений, но определенный ответ будет.

При этом Карбалевич добавляет, что ДНР и ЛНР могут попросить принять их в Союзное государство Беларуси и России.

— Потом туда захотят Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье. Возникнет карикатурная ситуация, при которой Союзное государство превратится в союз российских марионеток. Лукашенко, который до этого гордился подобным союзом и мог получать от России экономические субсидии, окажется в одном ряду с фейковыми государственными образованиями. А это унизительно и для него, и для страны в целом. К тому же он потеряет возможность получать российские деньги.

По мнению политолога, сейчас Лукашенко может выдвигать Путину какие-то условия для признания территорий. Другой вопрос — готовы ли в Кремле торговаться с Лукашенко.

— На территории Беларуси стоят российские войска (думаю, вопреки желанию Лукашенко). Торг в таких условиях приобретает совсем другой характер. Здесь все будет зависеть от того, насколько для России принципиально важно признание Беларусью этих образований. Если ей это очень нужно, тогда давление на Лукашенко будет жестким. При этом он вполне может признать территории на словах, а вот от однозначного решения в итоге уклонится.

Валерий Карбалевич добавляет, что в случае, если Лукашенко все же не признает ДНР и ЛНР, варианты реакции со стороны России могут быть разными.

— Сегодня Путин оказывает режиму Лукашенко всяческую помощь: экономическую, финансовую, политическую, информационную. От какой-то ее части в Кремле могут отказаться. Механизмы для давления у России есть, а вот какие именно из них она будет использовать, сказать пока сложно, — говорит политолог.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Для Беларуси никаких очевидных плюсов эта ситуация не дает»

Политолог Андрей Казакевич отмечает, что признание независимости ДНР и ЛНР со стороны Лукашенко будет значить серьезные потери для властей, при этом получение каких-то плюсов не очевидно.

— Такое решение будет необратимым, а значит сократит для официального Минска поле для внешнеполитического маневра на неопределенное будущее, то есть стратегически ослабит позиции как в отношениях с Москвой, так и с другими странами. Во-первых, признание повлечет серьезное сокращение сотрудничества с Украиной во всех областях: от торговли до научных исследований. Отношения между Беларусью и Украиной не были хорошими в последнее время, тем не менее Украина остается третьим после ЕС и России торговым партером. Всему этому будет нанесен серьезный и, скорее всего, невосполнимый ущерб. Кроме прочего, ответом украинской стороны может стать развитие контактов с представителями демократической оппозиции по примеру Польши и Литвы, а также активное участие в обеспечении внешнеполитической изоляции Беларуси. До настоящего времени позиция Украины по многим вопросам была двойственной. Нельзя исключать и разрыва дипломатических отношений, введение страной санкций или полное присоединение к санкциям ЕС и США.

Кроме этого, по мнению эксперта, признание ДНР и ЛНР повлечет за собой новый пакет санкций в отношении Беларуси со стороны Запада — подобные заявления уже были сделаны отдельными западными политиками. Это также будет значить дополнительные финансовые потери, ухудшение бизнес-климата, а также снижение перспектив экономического роста.

— В-третьих, такое решение Беларуси будет крайне холодно встречено не только на Западе, но и на постсоветском пространстве. Развитие отношений с постсоветскими странами и так не было особо активным после августа 2020 года, но после такого признания Минск окажется еще в большей внешнеполитической изоляции, и столкнется с еще большим падением желания развивать прямое сотрудничество. Такое решение вряд ли будет позитивно встречено странами, которые в ситуации на востоке Украины могут видеть и собственное будущее (Казахстан, Молдова, Грузия, Азербайджан). После признания власти Беларуси все менее будут восприниматься как самостоятельный субъект.

В-четвертых, добавляет политолог, признание ДНР и ЛНР было односторонним решением властей России, которые исходили из собственных представлений о национальных интересах и желания усилить позиции на востоке Украины и в противостоянии с Западом.

— Для Беларуси никаких очевидных плюсов эта ситуация не дает. Признание ЛНР и ДНР белорусскими властями для всего международного сообщества будет воспринято как знак потери внешнеполитической субъектности властей Беларуси и подчинение их внешней политике Москвы. Это будет значить не только очередной удар по имиджу, но и снижение интереса различных стран к развитию прямых политических отношений с официальным Минском без согласования развития таких отношений с Россией. И это может затронуть не только контакты с Европой и Северной Америкой, но и всеми другими странами. В такой ситуации принятие подобного радикального решения требует, как минимум, значительной компенсации экономических и политических потерь со стороны России. Похоже, что в текущей ситуации она может продавать любое решение и навязать его Минску. Но насколько она будет готова за него платить, остается открытым вопросом.

Что касается рычагов давления на Минск, то, по мнению Андрея Казакевича, у России их сейчас очень много. Речь идет о торговле (особенно в условиях западных санкций), кредитах (Россия является для Беларуси фактически единственным источником заимствований), информационном воздействии, влиянии через контакты в силовых структурах, нахождении российских войск на территории Беларуси.

— В крайнем случае можно вспомнить про проблемы с легитимностью и начать развивать контакты с альтернативными политическими силами, — заключает политолог.

«Лукашенко вряд ли рискнет обмануть ожидания Кремля»

Экс-дипломат и старший исследователь «Центра новых идей» Павел Мацукевич отмечает, что по теме ЛНР и ДНР вряд ли может быть серьезный торг.

— Базарные дни далеко позади. Лукашенко не в том положении, чтобы набить цену или «прикинуться» нейтральным. Полагаю, что вопрос с признанием был решен в пакете с продлением пребывания российских военных на белорусской территории. За молчанием, думаю, скрывается сложность подбора слов, чтобы смягчить эффект, который не смягчить, — отмечает эксперт.

При этом, по его мнению, МИД Беларуси продлил паузу «заявлением в духе Троцкого „ни войны, ни мира“ — уважаем признание, но не спешим признаться».

— Тут нужно понять, что МИД, конечно, последнее госучреждение в Беларуси, которое открыто поддержит признание ЛНР и ДНР, и будет до последнего выдавать желаемое за действительное и цепляться за воздух. Ведомство Макея, как мы помним, «вывело» российские войска с территории Беларуси, которые, однако, не вывелись. Признавать новые государства, устанавливать дипотношения — прерогатива Лукашенко как де-факто главы государства. И он вряд ли рискнет обмануть ожидания Кремля.

Однако Павел Мацукевич отмечает, что для России сейчас тема международного признания независимости Донбасса может быть некритична.

— Признание этих территорий не было целью российской внешней политики. Беларусь, ЛНР и ДНР — фигуры, которыми Кремль ходит в своей партии. Военные учения «Союзная решимость — 2022» были ходом Беларусью, теперь Россия сделала ход Донбассом, — добавляет экс-дипломат.