Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «В перспективе станет еще сложнее». Поговорили с консультантом, который помогает получить визы
  2. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  3. Компания МТС объявила, что повышает стоимость некоторых услуг, вводит изменения по кешбэку и анонсировала новый способ расчета
  4. Гибель иностранных добровольцев, подготовка новой волны скрытой мобилизации. Главное из сводок штабов Украины и России на 277-й день войны
  5. В 2023 году планируют заметно поднять земельный налог. Повышение коснется и населения, и бизнеса (размер прибавки многих может удивить)
  6. Умер глава МИД Владимир Макей
  7. Чиновники хотят ввести много налоговых изменений, которые затронут почти каждого. Сделали подборку возможных правок по налогам
  8. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  9. Повышений пенсий, новшества для «тунеядцев», штрафы для водителей, подорожание сигарет. Изменения декабря
  10. Сайт «МакДональдс» теперь переадресовывает на новый адрес с измененным меню. В нем нет Биг Мака и Хеппи Мила, из названий убрали «мак»


Весь масштаб влияния на Беларусь войны России против Украины оценить пока сложно — конфликт продолжается, его размах и исход еще в тумане неизвестности. Многое может измениться для нашей страны в худшую сторону, но даже если все останется как есть, — судьба Беларуси незавидна. Старший исследователь Центра новых идей Павел Мацукевич и директор по исследованиям этой же организации Рыгор Астапеня описывают масштабы уже, кажется, неизбежной белорусской трансформации и тех проблем, которые еще могут добавиться.

  • Павел Мацукевич Старший исследователь Центра новых идей. 15 лет проработал в МИД Беларуси.
     
  • Рыгор Астапеня Директор по исследованиям Центра новых идей. Эксперт Chatham House, писал о Беларуси The Washington Post и The Guardian.
     

Эта война надолго?

Перспективы мира не видно. Счет войны идет на недели и месяцы, а, может быть, на годы. Есть данные, что Кремль рассчитывал провернуть «спецоперацию» по захвату Украины за 15 суток. Правда ли это, станет известно позже, но в любом случае, если планировался блицкриг, он не случился.

Большой вопрос, является ли Украина конечной целью войны России, или она — инструмент принуждения к принятию ультимативных предложений, сделанных в адрес США и НАТО еще в декабре 2021 года.

Их главный смысл заключался в возвращении Европы к линии разграничения сфер влияния с НАТО образца 97-го года — к ситуации, когда членами альянса еще не являлись страны Балтии, Польша, Румыния и Болгария. Россия потребовала от США и Альянса отвести свои вооружения и солдат к границам 1997 года, не принимать в НАТО Украину, отказаться от ведения любой военной деятельности в государствах Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии.

Если читать требования Кремля буквально — на войне с Украиной он не остановится. При таком масштабировании кризиса Беларусь может стать плацдармом для нападения России не только на Украину. И не только плацдармом.

Трудно представить, что наша южная соседка сможет отбиться от РФ, обладающей миллионной армией. При этом вызывают большие сомнения и перспективы установления Россией эффективного контроля над Украиной.

Фото: Reuters
Последствия одного из обстрелов в центре Харькова. Фото: Reuters

То есть, даже если война не выйдет за пределы Украины, конфликт затягивается. Это, во-первых, усиливает риски прямого вовлечения в него Беларуси. Во-вторых, это может привести к размещению на территории нашей страны дополнительных вооруженных сил и средств РФ вплоть до ядерного оружия.

Все это превращает Беларусь в мишень для ответных или даже превентивных ударов, создает риски введения иностранных войск в случае нашего прямого участия в войне.

Что война означает для внутренней политики Беларуси?

Если раньше Лукашенко руководил страной с оглядкой на Москву, то теперь, похоже, некоторыми вещами в Беларуси руководит просто Россия. Скажем, перемещения российских войск по нашей территории, их стрельбу из Беларуси по Украине — Лукашенко уже не контролирует. Характер отношений с Россией напоминает времена СССР. Важные вопросы решает Москва.

Переговорный процесс между представителями воюющих стран, который происходит в Беларуси, не спасает нашу страну от обвинений в соучастии в агрессии. Тень этого обвинения ложится на всех — и тех, кто с режимом, и тех, кто против него.

Белорусский вопрос закономерно выпал из международной повестки из-за войны. Ее жертвы и разрушения вызывают больше международного сочувствия и участия, чем жертвы белорусского режима. Масштабы потока беженцев из Украины создают угрозу гуманитарной катастрофы, на фоне которой проблема политических заключенных и репрессий в Беларуси теряет вес.

Фото: Пул Первого
Лукашенко демонстрирует карту со стрелками, ведущими на территорию Украины из Беларуси. Фото: Пул Первого

Ограничительные меры против официального Минска поставлены на конвейер. Наверное, нужно исходить из того, что западные страны расширят на Беларусь все те санкции, которые введены в отношении России, чтобы Москва не смогла их обойти.

Проблема усугубляется тем, что именно Россия была основным путеводителем Беларуси по обходу ограничений. В попытке вывести из-под санкционной угрозы ключевые экспортные позиции и партнеров, действующие власти Беларуси переводили соответствующие грузопотоки на транзит через РФ. Теперь эта лавочка сама оказалась под санкциями.

Как наша новая токсичность скажется на людях и экономике?

Уже происходит глобальный бойкот всего белорусского — в политике, экономике, спорте, культуре, науке и так далее. Все, что связано с Беларусью, — нежелательно, потому что связано с Россией и войной. Беларусь и белорусы становятся чашей, в которую выплескивается злоба на российскую агрессию со стороны всех, кто от нее страдает.

От экономики не стоит ожидать ничего, кроме попыток выжить. Санкции оставляют Беларуси все меньше лазеек для торговли, которая двигала рост. Промышленность, лишенная импортных комплектующих и рынков сбыта, превращается в кладбище сборочных производств.

Парк высоких технологий скоро можно будет считать заброшенным, судя по тому, как быстро IT-страна перешла в режим экспорта программистов, а не услуг. Инвестиции, вложенные в «Великий камень», кажутся уже под ним захороненными. Белорусский маршрут китайских товарных потоков в Европу становится для Китая все более непредсказуемым и рискованным.

Фото: TUT.BY
Парк высоких технологий в Минске. Фото: TUT.BY

Сотрудничество с нами зарубежных стран прекращается даже в сферах, не затронутых санкциями. Бизнес, который уходит из России, заодно уходит и из Беларуси. Исполнение контрактов со странами на Востоке нарушается из-за сложностей, а то и невозможности провести международные платежи, элементарно приобрести комплектующие на Западе. Беларусь превращается в приложение российского рынка, полностью зависимое от его нужд, возможностей, сырья, инвестиций, кредитов и платежной системы.

Белорусский экономический суверенитет упокоится с МИРом, если Лукашенко продолжит соучастие Беларуси в этой войне.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.