Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Минобразования рассказали, где будет проходить централизованный экзамен после окончания 11 класса
  2. Уничтоженные диверсионные группы, жесткий режим на захваченных территориях и ждать ли зимой затишья на фронте. Главное из сводок
  3. Христо Грозев: Bellingcat проведет расследование внезапной смерти Макея
  4. Соратники чеченского блогера Тумсо Абдурахманова, критиковавшего Кадырова, сообщили о его убийстве в Швеции
  5. «Похудела, у нее пока что мало сил». Марию Колесникову перевели в колонию и разрешили увидеться с отцом
  6. В Беларуси меняются правила подачи на визу по программе Poland Business Harbour — появилось новое требование
  7. В Монголии вспыхнули массовые протесты из-за коррупционного скандала. В Сети опубликовали видео штурма Дворца правительства
  8. Чиновники не отказались от планов обложить новым налогом «тунеядцев» и повысить консульский сбор за многие услуги
  9. Глава разведки США: Путин был удивлен неудачами российских войск в Украине
  10. В Минобороны РФ прокомментировали удары по российским аэродромам и рассказали о массированной атаке по Украине
  11. Сколько денег на еду тратят белорусы, а сколько — наши соседи (к сожалению, статистика не в нашу пользу)
  12. Акты насилия совершал прямо в школе. МВД рассказало подробности уголовного дела о подозреваемом в педофилии учителе из Лиды
  13. Лукашенко «продавили», и он согласился наступать на Украину? Арестович прокомментировал приезд Шойгу в Минск
  14. Лукашенко рассказал о сельчанке, которую «практически вытащил из морга», и пригрозил внезапными проверками больниц в регионах
  15. Как и просил прокурор. Фигурантам «дела ОГСБ» присудили от 14 до 20 лет колонии
  16. «Отражается участие в патриотических мероприятиях». Зачем характеристика при поступлении и что там будет — объясняет министр образования
  17. Снег и морозы по ночам, а в одной из областей до -22 градусов. Какой будет погода на следующей неделе
  18. Гитлер или Сталин — кто погубил больше жителей Беларуси? Разбираемся в ужасающих цифрах


В ближайшее время несколько исследовательских институтов, в том числе британский Chatham House, будут презентовать данные опросов общественного мнения о том, как белорусы воспринимают войну в Украине. Но уже сейчас можно убедительно ответить на вопрос о том, как белорусы относятся к тому, что происходит в Украине.

  • Геннадий КоршуновПрограммный директор образовательной инициативы «Беларуская Акадэмія» и старший эксперт «Центра новых идей»

    Кандидат социологических наук, доцент. Много лет работал в Академии наук Беларуси. С 2018 по 2020 год был директором Института социологии НАН. Сейчас автор телеграм-канала «Што думаюць беларусы».

Идет российско-украинская война.

Для белорусов она началась 24 февраля, для украинцев война идет восемь лет. Для украинцев все четко и ясно, где черное и где белое. Для многих белорусов такое деление, к сожалению, не очевидно. Многие, пребывая под воздействием российской пропаганды, все еще думают, что «все не так однозначно». Вместе с тем практически все белорусы — не взирая на то, кого они считают ответственными за начало боевых действий — единодушны во мнении, что войны быть не должно.

Отношение к тому, что происходит и происходило в Украине среди белорусов всегда было весьма противоречивым. По данным НИСЭПИ, в 2014 году 60% белорусов положительно оценивали присоединение Крыма к России и 50% считали, что «народ Новороссии имеет право на самоопределение».

Это с одной стороны. С другой — идея российской военной поддержки новообразований на востоке Украины не встречала понимания со стороны белорусов — ее поддерживали только 14% граждан Беларуси (54% относились к этому отрицательно, 21% — безразлично и 11% затруднились с ответом).

Столь же непопулярной была и идея Александра Лукашенко использовать на украинском востоке белорусские войска в качестве миротворцев, которые должны были бы «развести конфликтующие стороны». Эту идею готовы были принять 19% белорусов (против такого развития событий выступали 64% и 17% затруднились с ответом).

Но это восемь лет назад и относительно событий, которые были далеки от рядового белоруса.

Давайте посмотрим на цифры по 2022 году.

Для начала возьмем довоенный опрос Chatham House, которое проводилось с 20 января по 9 февраля 2022 года. В этом исследовании был вопрос, который звучал так: «Многие высказывают опасения о том, что между Россией и Украиной может вспыхнуть полномасштабная война. Перед вами несколько высказываний, с какими из них вы согласны, а с какими нет?» Среди высказываний, предложенных к оцениванию, были такие: а) «В целом, нормально, если Беларусь отправит в Украину профессиональных солдат-контрактников» и б) «Беларусь должна поддержать своего союзника по ОДКБ — Россию, и отправить в Украину солдат».

С первым высказыванием тогда согласились 12% опрошенных, со вторым — 13%. Как видим, разница между согласившимися с первым и вторым тезисом практически отсутствует. То есть, теоретически (тогда о войне в Украине почти все думали именно так, в сослагательном наклонении), поддержка белорусского участия в войне составляла 12−13%.

Сейчас вопрос войны в Украине и участия в ней белорусских военных из теоретической плоскости перешел вполне себе в практическую. И хотя белорусских войск на территории Украины официально нет, — про что говорит и Беларусь, и сама Украина, — мы уже стали страной-соучастницей российской военной агрессии. Пока еще пассивной соучастницей, «просто» предоставившей свою территорию для атаки на Украину.

Однако этого вполне хватило для радикального снижения и так низкой поддержки участия Беларуси в военных действиях в Украине. За время с начала войны популярность идеи включения в нее упала в 4 раза — с вышеупомянутых 12−13% до практически минимальных 3%. Минимальных, потому что эти 3% меньше ошибки выборки. Это значит, что ими можно пренебречь как некой флуктуацией, случайным выбросом.

То есть можно смело утверждать следующее: белорусы могут быть разобщены в отношении того, на ком лежит ответственность за развязывание войны, но они абсолютно едины в отношении того, что нужно делать Беларуси: не вступать в боевые действия на чужой территории.