Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  2. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  3. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  4. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  5. «Нет никакой политики». Министр образования объяснил, что нужно сделать частным школам, чтобы продолжить работу в Беларуси
  6. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  7. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  8. Помните мальчика-героя Рому, который вынес из огня брата? У его семьи снова сгорел дом
  9. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  10. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  11. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  12. Шойгу назвал цифру потерь украинской армии в ноябре и заявил о захвате шести населенных пунктов на Донбассе
  13. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  14. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  15. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  16. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  17. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  18. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  19. Мария Колесникова рассказала, что в больницу ее привезли с перитонитом
  20. «Многодетные и люди в погонах — это наши первоочередники, даже сверхпервоочередники». Лукашенко собрал совещание по жилью для военных
  21. Продажи почти всех брендов автомобилей в Беларуси стремятся к нулю. Лишь у одного производителя — резкий рост
  22. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  23. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  24. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой


В Беларуси за последний месяц заметно подскочили цены на многие товары и услуги. Разогнавшаяся инфляция «съедает» реальные доходы населения. Особенно уязвимы в этой ситуации те, кто находится на заслуженном отдыхе: рост пенсий не успевает за подорожанием жизни. «Раньше еще яблоки можно было позволить себе купить — они чуть больше двух рублей стоили, а сейчас четыре», — рассказывает 61-летняя минчанка Галина. Мы пообщались с тремя белорусами, которые сейчас находятся на пенсии, спросили про доходы и траты. Сразу оговоримся, что они получают разные суммы: одна — чуть меньше 350 рублей, вторая — почти 520 рублей, а третий — больше 920 рублей. Но все говорят, что жизнь сильно «подорожала».

Снимок носит иллюстративный характер

«Не хочу, чтобы дети мне помогали материально, потому что знаю, что им тоже трудно»

61-летняя минчанка Галина вышла на пенсию пять лет назад. Правда, первые три года после этого она еще работала и копила деньги на отдых или случай болезни. Сумма получилась неплохая, но женщина никак не думала, что эти средства разойдутся у нее быстро после того, как она перестанет работать.

— Часть скопленных денег я перевела в российские рубли и положила в банк под 5,8% годовых. Но курс скакнул так, что я не заработала, а потеряла — в пересчете на валюту сумма уменьшилась на треть. А потом я переболела «короной» и надо было восстанавливаться — половина денег ушла на это.

Женщина говорит, что для восстановления покупала самые дешевые белорусские антикоагулянты, пачка препарата стоила около 90 рублей, в еще витамины. Также, она съездила в санаторий — государство выделило ей льготную путевку, заплатить за которую нужно было 10% от стоимости. Однако, Галина отметила, что «на почти бесплатном» санаторном лечении ей пришлось дополнительно потратить немалую сумму: она оплачивала медицинские процедуры, которые не входили в стоимость путевки, но были необходимы для ускорения восстановления.

— Последняя пенсия, которую я получила, была 517 рублей. Около 100 рублей из нее ушло на оплату коммуналки и выплаты кредита за квартиру, которую мы получили в 2009 году (эти траты у нас напополам с мужем). Остальные деньги уходят на продукты (с мужем мы питаемся раздельно), некоторая часть иногда — на одежду из сэконда.

Каждый месяц после получения пенсии Галина отправляется на «прогулку» по четырем ближайшим магазинам — ищет акционные товары. Если такие попадаются по хорошей цене и их можно хранить какое-то время — покупает в запас, насколько это позволяют финансы.

— Зубная паста Colgate, стиральный порошок в капсулах или жидкий, но только не белорусского производства — он плохо отстирывает и выполаскивается, с ним воды больше надо расходовать. Из продуктов покупаю два-три килограмма мяса, чаще это тушка цыпленка (на них обычно есть скидка 10%), по одному-два килограмма крупы и макарон, овощи.

Женщина замечает, что каждый месяц на продукты уходит все больше денег, цены на товары всякий раз поднимаются на 15−20 копеек, а то и больше. Мясную и рыбную продукцию Галина почти не покупает, разве что иногда на праздник побалует себя сыровяленой колбасой.

Снимок носит иллюстративный характер

Когда речь зашла про фрукты и овощи, Галина возмутилась: человеку рекомендовано съедать их в день 400−500 грамм, ассортимент в магазинах есть, но на пенсию белоруска не может позволить себе их купить. Все, что ей доступно: картофель, капуста, свекла и морковь.

— Раньше еще яблоки можно было позволить себе купить — они чуть больше двух рублей стоили, а сейчас — четыре! Апельсины были 3,99 рубля, сейчас — 5,99 рубля, бананы были три рубля, стали около шести. Киви продавались по четыре рубля, новая цена — семь-восемь рублей. Нормальные помидоры были пять-семь рублей, новая цена — 13 рублей, перцы продавались по восемь-девять, сейчас — 17 рублей.

Небольшое подспорье для Галины — дача. С участка женщина собирает урожай зелени, ягод, тыквы, кабачок, фасоль и заготавливает их на зиму.

— У меня двое взрослых детей — сын (он живет в России) и дочь (она тоже хочет уехать из Беларуси). Я не хочу, чтобы они мне помогали материально, потому что знаю, что им тоже трудно. Но дочь все равно иногда помогает, да и радует меня — билеты куда-нибудь покупает.

Минчанка очень надеется, что война в Украине скоро закончится, а «жить станет легче».

«Мои деньги идут чаще всего на продукты»

59-летняя Мария вместе с 64-летним супругом живет в частном доме на окраине райцентра в Гродненской области. Про себя, да и вообще всех белорусских пенсионеров, женщина грустно говорит: «Мы отработанный, выброшенный, никому не нужный материал» — это потому, что с каждым не то, что годом — а месяцем, «жить пожилым становится все сложнее».

— Пенсию в этом месяце мне добавили: была 325 рублей, а стала — 347 рублей. В прошлом я — ипэшница, в аренде был магазин, платила налоги, зарплату продавцам и вот на что наработала. Муж всю жизнь сварщиком проработал и к старости пришел с бронхиальной астмой, третьей группой инвалидности и мизерной пенсией: в этом месяце она у него была 427 рублей, — рассказала женщина.

Прибавка к пенсии оказалось настолько незначительной по отношению к ценам на товары в магазинах, что семья ее даже не ощутила. Много денег у них уходит на содержание дома, например, только услуги ассенизатора сейчас стоят 60 рублей, а еще недавно нужно было платить 40 рублей, еще раньше — 35. Супруги говорят, что больше стали платить за газ.

Снимок из архива Zerkalo.io

— Мои деньги идут чаще всего на продукты, мне на таблетки надо около 100 рублей. Муж в этом месяце 200 рублей оплатил за коммунальные услуги, 100 рублей — за свои лекарства, 20−30 рублей отдал за солярку для машины. Причем топливо постоянно дорожает на две копейки, вроде бы мало, но за год получается существенное подорожание. Остаются с его пенсии крохи.

У пенсионеров есть VW Passat, но заговорив про авто, женщина даже как-то немного стушевалась за такую «роскошь», и извиняющимся голосом объяснила, что им «без машины никак» — в их район не ходит автобус, а пешком до магазина добираться очень долго.

— В магазине покупаем хлеб, молоко, кефир, сметану, масло, творог, иногда кусочек мяса — но мы не мясоеды, поэтому от его недостатка не страдаем. Заметили, что еще пару месяцев назад на 50 рублей продуктов купишь — так хоть заметно, а сейчас продукты не больше, чем полпакета занимают, да и на неделю их не хватает.

Немного выручает супругов огород и сад возле дома. На грядках посадки простые — огурцы в теплице, зелень, неприхотливые овощи. А большее хозяйство пенсионеры содержать не смогут — силы не те.

Мария говорят, что одежда и обувь им с супругам не нужна — запаслась этими товарами еще когда ездила «на закупы» в Польшу и Литву.

— Но у меня новая беда произошла — сломался мостовой зубной протез. Я так плакала. Денег на протезирование нет, пошла в банк, хотела кредит оформить для этих целей — отказали, потому что пенсионерка. У мужа съемный протез тоже «съелся», менять надо…

Чтобы решить проблему с зубами, пенсионеры раздумывают, а не продать ли им их «пассат», взамен купить машину подешевле, а разницу потратить на протезирование. Или для тех же целей продать дом и купить маленькую квартирку. Вот только одна загвоздка: предложений о продаже недвижимости сейчас много, а желающих ее купить почти нет.

«Раньше с пенсии мог откладывать деньги — удавалось перевести в валюту даже 100 долларов»

Александру Семеновичу из Минска 56 лет, несколько лет назад мужчина ушел на пенсию из-за болезни, сейчас у него первая группа инвалидности. Раньше минчанин работал в сфере финансов, говорит, что «очень любит цифры и всегда сравнивает свой доход с тем, что был в предыдущим периоде». В марте он получил 923 рубля пенсии — «богато», по сравнению с выплатами другим пенсионерам.

— Я всегда подсчитываю, сколько мой пенсия составляет в валюте. В этом месяце это 278 долларов. А, например, в ноябре прошлого года пенсия у меня была 865 рублей, но в долларах это было больше — 353, — рассказал Александр Семенович.

Пенсионер говорит, что такой пересчет ведет не просто из любопытства, а потому, что «все цены в Беларуси привязаны к курсу валют, раз он пошел вверх — жди и готовься к тому, что цены на все у нас тоже взлетят».

Снимок носит иллюстративный характер

— Моя дочка учится на платном отделении в вузе. И очень четко прослеживается, как поднимается стоимость семестра вслед за курсом валют. Удивительно, но иногда такие скачки приносят радость: если погашаешь кредит или рассрочку в рублях. Сейчас я выплачиваю деньги за айфон, который покупал дочери — из-за курсовой разницы в этом месяце заплатил на 13 долларов меньше.

Мужчина рассказал, что из квартиры он выйти не может, поэтому распоряжается деньгами его супруга. Она еще работает и получает зарплату около двух тысяч рублей. На совместную прибыль жить семье было более-менее нормально, но будущее супругов волнует.

— Одежда мне не нужна. Лекарства я получаю бесплатно. Ем я мало — утром обычно это творог и кофе, немного грецких орехов (они растут у нас на даче), днем я обычно не питаюсь, а вечером могу перекусить чем-нибудь простым, сухарики люблю, а изысков у нас нет. Хорошую рыбу купить не можем — дорого. Зато на Новый год у нас была даже икра, а когда мы ее покупали просто так.

Жена Александра Семеновича, да и он сам, волнуются, что будет через год, когда женщина выйдет на пенсию, «как тогда мы сможем обеспечивать себя, как доучить дочь — она ведь только на первом курсе».

— А ведь поначалу с пенсии я мог немного откладывать деньги — удавалось перевести в валюту даже сто долларов. Сейчас, боюсь, этого не получится.