Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Восемьдесят второй день войны в Украине
  2. «Ребята рядом падали». Поговорили с бойцом батальона Калиновского, который на войне в Украине лишился ноги
  3. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  4. «Украина, похоже, выиграла битву за Харьков». Главное из сводок штабов на 80-й день войны
  5. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  6. Экстравагантные наряды, желтые люди-волки и Kalush Orchestra, который всех «порвал». Финал Евровидения-2022 в фотографиях
  7. «Помогите „Азовстали“!» Первое место на «Евровидении» заняла Украина
  8. «Сейчас я понимаю националистов, которые сорвали мой концерт». Поговорили с Сергеем Бабкиным про Лукашенко, русский язык и войну
  9. Белорусская оборонка работает над созданием отечественных ракет для ЗРК «Бук» и системы «Полонез». Обещают скоро закончить
  10. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  11. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  12. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  13. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  14. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  15. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  16. Карты Mastercard некоторых белорусских банков вновь заработали после сбоя


27 марта глава самопровозглашенной ЛНР Леонид Пасечник заявил, что референдум о вхождении территории в состав России может пройти в ближайшее время. Впрочем, вскоре он пояснил свои слова, сказав, что это его частное мнение. При этом уже сегодня глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что страна «сейчас обязана сделать так, чтобы люди в Донбассе больше никогда не страдали от киевского режима». Но что значат эти меняющиеся заявления? Равно ли это признанием Кремля невозможности захватить всю Украину и попытке получить хоть что-то? Могут ли ЛНР и ДНР действительно оказаться в составе России? Мы задали эти вопросы политическим экспертам.

Карта Украины и самопровозглашенных ДНР и ЛНР по состоянию на 22 февраля 2022 года. Инфографика zerkalo.io
Карта Украины и самопровозглашенных ДНР и ЛНР по состоянию на 22 февраля 2022 года. Инфографика zerkalo.io

«Все это можно уничтожить вместе с обожествляемой в России государственностью»

По мнению кандидата политических наук, российского эксперта по внешней и оборонной политике Павла Лузина, озвучиваемые заявления — это заготовки, за которые отвечают разные российские ведомства. Эти тексты плохо согласованы и в условиях войны реализуются несинхронно.

— То есть понятно, что после признания ЛДНР вариант с их аннексией являлся очень вероятным — это как с Крымом. Но, как мы сейчас понимаем, план заключался в уничтожении украинской независимости и даже государственности и создании какой-то наднациональной структуры типа союзного государства. План не выполнен, но отдельные пункты отдельными участниками процесса оглашаются, раз им никто не приказал обратного, — считает эксперт.

По его словам, не стоит исключать факт того, что референдум о присоединении ЛНДР действительно может произойти.

— Как это можно было бы реализовать технически, я не знаю. Но сейчас ни в Москве, ни в ее протекторатах никто не утруждает себя правдоподобием процедуры — просто конструируют оторванные от реальности абстракции, — отмечает Павел Лузин. — Вхождение ЛНР и ДНР в Россию в нынешней ситуации будет иметь шизофренический характер. Он заключается в том, что территория, заявляемая этими самими [самопровозглашенными] республиками, составляет всю территорию Донецкой и Луганской областей. То есть их вхождение в состав России создаст абсурдную ситуацию, когда Москва как агрессор будет воевать за территорию, якобы вошедшую в ее состав добровольно.

Кроме того, подчеркивает Лузин, что российское правительство сегодня вынуждено закрывать «триллионные дыры в региональных бюджетах» и финансировать «новые паразитарные образования» на месте двух украинских областей.

— А это означает еще большее разрушение баланса, которого сегодня и так нет. Еще одна аннексия окончательно поставит перед международным сообществом вопрос о том, что Россия должна будет прекратить свое существование как государство, занимающее определенную территорию. В конце концов, если возможны такие аннексии как Крым и, потенциально, Донбасс, то в перспективе практически неизбежны выход из состава российского государства сибирских, дальневосточных и уральских регионов. Это две стороны одной медали.

В то же время эксперт отмечает: нет такого дела, «которое нельзя закончить полным провалом».

— Сегодня российская власть в этой войне не только пытается уничтожить Украину и украинцев от имени всех россиян, но и всерьез убивает мораль, культуру, экономику и остатки репутации самого российского общества. Разумеется, все это можно полностью уничтожить вместе и с обожествляемой многими в России государственностью. Так что наблюдаемый нами политико-исторический суицид может принять и такую форму, как аннексия ЛДНР.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Если Россия не потерпит полное военное поражение, то присоединение рано или поздно произойдет»

Политолог Андрей Казакевич считает, что в России действительно рассматривают вариант присоединения ЛНДР. По его мнению, это один из сценариев «победы» для Кремля.

— Если война примет затяжной характер и придется остановить наступление, то присоединение двух новых регионов к России в виде ДНР и ЛНР может быть объявлено победой. Возможно, даже будет сказано, что все так изначально и планировалось, а об остальном говорились только для отвлечения внимания. Такой сценарий может быть приемлем для той части общества и элиты, которая не готова к затяжной войне и хочет быстрой нормализации, хочет избежать необходимости осуществлять оккупацию больших территорий с нелояльным населением, что потребует множества людских и материальных ресурсов и создаст риски большого политического и военного поражения, — отмечает Андрей Казакевич.

Он добавляет: учитывая это, приобретение двух новых регионов рассматривается как выполнимая и менее рискованная «синица в руках» вместо продолжения масштабной войны с неясным исходом. При этом политолог считает, что это только один из сценариев «победы». Он обсуждается, но, вероятно, сейчас высшее политическое руководство России к нему не готово. Оно рассчитывает, что можно достигнуть гораздо большего.

— В правящих кругах и в российском обществе сейчас слишком много людей, которые такой шаг могут воспринять как поражение. Они считают, что нужно и можно установить контроль над всей или большей частью Украины, отстранить действующее украинское руководство от власти, развернуть политику языковой и культурной русификации. Для них такой исход (присоединение самопровозглашенных республик. — Прим. Ред.) выглядит как «поражение», не соответствующие размерам потерь и возможностям. С их точки зрения войну нужно продолжать, а значит пересматривать статус ЛНР и ДНР преждевременно, — говорит Казакевич. — Обсуждение идеи их присоединения позволяет проверить реакцию общественности, насколько таких завоеваний может быть достаточно. Но, похоже, идея не встретила большого энтузиазма, так как сторонников большой войны и полного решения украинской проблемы сейчас гораздо больше. Однако в наборе возможных сценариев это будет оставаться.

Андрей Казакевич отмечает, что «надежно в текущей ситуации что-то предсказать невозможно». При этом присоединение ЛНР и ДНР к России, по его мнению, крайне вероятно.

— Если Москва не потерпит полное военное поражение, то это рано или поздно произойдет, если не формально, то по факту, — отмечает эксперт.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Москва может создать впечатление своей пирровой победы»

Экс-дипломат и старший исследователь «Центра новых идей» Павел Мацукевич считает, что представители ЛНР всегда «сладко грезили» идеей присоединения к России.

— Нужно вспомнить, что об этом желании самопровозглашенная республика заявила после проведения референдума на тему своего суверенитета в 2014-м году. Для Кремля и тогда, и сейчас все эти территории, кроме Крыма, не представляли интереса сами по себе, были и остаются инструментом политического шантажа Украины и Запада. Ситуация, конечно, изменилась в сравнении с 2014 годом. Россия уже вряд ли рассматривает вариант отказа от этих территорий, если только в качестве подарка будущим марионеточным пророссийским властям в Киеве. Это может случиться, если представить, что Москва все-таки сможет силовым способом сменить режим в Украине, — говорит он.

При этом Мацукевич добавляет: происхождение упомянутых выше заявлений связано с интересами Кремля в переговорном процессе с Киевом об условиях мира или перемирии. Их смысл может быть в том, чтобы подтолкнуть киевские власти к принятию российских условий, и в том, чтобы «отвлечь» российское общество территориальным приобретением.

— Пойти на российские условия Украину может заставить ход боевых действий или гуманитарная катастрофа, когда перемирие станет вопросом выживания очень широких масс людей в зоне боевых действий. И эта катастрофа кажется в общем делом близким. Сложно, конечно, судить наверняка издалека. Однако, если к катастрофе добавится неблагоприятное для Украины течение событий на фронте, то Москва сможет с формальной точки зрения добиться от киевских властей сговорчивости и тем создать впечатление своей победы — пирровой — в любом случае, — говорит Мацукевич. — Так или иначе, но сейчас, по-моему, не видно, чтобы Кремль отступил от своих целей. Россия не считается с издержками и потерями ни своими, ни тем более украинскими. Это дело принципа, потому как вопрос же не только в Украине.

Мацукевич считает, что если посмотреть на ситуацию шире, то для Кремля украинская территория — театр более масштабного выяснения отношений, где украинские дела — только фрагмент.

— В войне в Украине Россия, насколько я понимаю, пытается доказать США состоятельность своих претензий и ультимативных требований, сделанных в декабре 2021 года, где Западу и НАТО предлагалось «убраться» со своими войсками и «расширениями» на границы 1997 года. Поэтому очень возможно, что на этом поле битвы Москва будет стоять до последнего российского или украинского солдата. Кто выживет — тот и победил.