Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  2. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  3. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  4. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  5. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  6. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  7. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  8. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  9. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  10. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  11. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  12. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  13. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  14. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  15. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  16. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  17. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны


Пока в Украине из-за войны страдают и умирают люди, в Беларуси это событие оказывает в первую очередь эффект на экономику. Соучастие в военной агрессии портит репутацию как самой стране, так и белорусским компаниям, а санкции фактически закрывают иностранные рынки, без которых открытой экономике приходится туго. В результате бизнес вынужден идти на «крайнюю меру», к которой старался прибегать минимально даже в непростой пандемийный 2020-й год, — увольнять работников. Причем расстаются компании не с отдельными сотрудниками, а порой с десятками и даже сотнями. Поговорили с теми, кто потерял работу в последний месяц или остается без нее прямо сейчас.

Имена собеседников изменены по их просьбе.

«Вияр»

Украинская торговая марка «Вияр» в Беларуси работала через фирму «Комплектующие для мебели». Она продавала мебельную фурнитуру. Из-за войны киевский головной офис решил остановить работу минского филиала.

«Философия нашей компании всегда заключалась в том, чтобы делать конкретные вещи, а не громкие заявления. Стратегическое решение о прекращении деятельности филиала в Минске было принято сразу после начала войны России против Украины. Вот что действительно важно для всех нас», — написали представители украинского офиса компании в Facebook 16 марта.

По информации нашего читателя Олега, который работал в минском отделении, всего там трудилось «около 280 человек». Отметим, что нам не удалось подтвердить количество работников в самой компании. В белорусском офисе нам сказали, что единственный способ связаться с руководством — ждать, когда они сами позвонят. Но после просьбы сделать это, обратного звонка мы не получили. В украинском офисе нам тоже пока не ответили.

По словам нашего собеседника, сейчас в Минске остались работать около двух-трех десятков сотрудников — они будут заниматься ликвидацией и распродажей имущества.

— Сначала, когда началась война, нам сказали, что нас это не коснется и мы продолжаем работать в привычном режиме. А 14 марта объявили о закрытии и через десять дней отдали трудовую. Директор сказал, что эта ситуация не зависит от компании — мол, это политика.

«Директор объявил о закрытии филиала Компания до пятницы дорабатывает. <…> Увольнение будет идти в три этапа. Первый этап — пишут заявления сегодня-завтра», — такое сообщение получили работники 14 марта.

— 4 года отдано компании. Ладно, если бы она была убыточной, было бы все объяснимо, но все отлично работало. Мне нравилась моя работа. И, сравнивая с конкурентами, могу сказать, что это было образцово-показательное производство, — говорит Олег и признается, что из этой сферы уходить не собирается. «Дальше на мебель…» коротко говорит он о своих планах.

Виталюр

Работник отдела сервиса «Виталюра» Дмитрий рассказал, что 25 марта весь их отдел собрали на онлайн-совещании и попросили до начала апреля написать заявление по соглашению сторон, и что с 1 числа в отделе работников не останется. Якобы речь идет о 50 сотрудниках. Однако в самой компании нам сказали, что в этом подразделении столько работников никогда не было. Однако там не стали комментировать, правда ли, что отдел сервиса закрывается, а его работников увольняют.

— Причина, почему так резко [увольняют], понятна. Но почему так жестко? Всего 4 дня на раздумья, — рассуждает собеседник и рассказывает детали разговора с начальством. — Сначала нам сказали: «Если не хотите покидать компанию, идите продавцами в торговые залы». Но туда мало кто перейдет. Это совершенно другой уровень — и задачи другие, и даже по оплате разница, наверное, в 50%. Потом начались разговоры в таком ключе: «Кто не захочет писать [заявление], вы же понимаете, что мы вам дадим не те характеристики, которые вы ожидаете». Но когда начались вопросы о том, какие именно и что вообще это значит, начальство уходило от разговора.

Никаких документов или письменно оформленных предложений о переходе на другую позицию работникам не давали, рассказывает собеседник. Ультиматум, говорит, был выставлен на словах. Сам Дмитрий признается, что понимает, что компания может переживать сложные времена, но его возмущает попытка обойти закон.

— Хотите уволить, пожалуйста, увольняйте — вручайте мне уведомление за месяц, как положено, выплачивайте компенсацию. А я в это время буду спокойно искать другую работу. Запись в трудовой о прекращении трудового договора из-за несогласия продолжать работать в связи с изменением существенных условий труда меня не сильно пугает. Для белорусов это ведь не первый кризис и такие записи воспринимаются нормально. Поэтому буду стараться добиться, чтобы все было по закону.

Владелец деревообрабатывающих предприятий

У Сергея два бизнеса, связанных с деревообработкой. Но условия для работы ухудшились настолько, что ему пришлось расстаться с частью сотрудников.

— С одной стороны, рухнул рынок сбыта. Например, мы работали с одним местным предприятием около 8−10 лет, а тут оно полностью прекратило закупку доски. Плюс часть доски мы покупали в России, но там в последний раз на границе груз просто не пропустили в Беларусь. Мы ее оттуда возим и используем в производстве, а часть перепродаем. Наши водители говорили, что вместе с ними было много других машин с доской — всех развернули. В итоге нам пришлось вернуть все машины в начальную точку и выгрузить там, — объясняет Сергей причины и переходит к сути вопроса. — Просто так до этого людей мы не увольняли. Но если нам некуда продавать наш товар, то пришлось попрощаться с частью работников.

В течение примерно трех недель с двух предприятий сократили в общей сложности 30 человек. По словам собеседника, расставались по соглашению сторон. Первыми попросили уйти «не сильно надежных» и тех, у кого-то были проступки. Сергей говорит, работники понимали, что это крайняя мера.

— Увольняли с печальным и тяжелым чувством. Но понятно, что это сейчас мы еще как-то работаем — в основном за счет тендеров, которые выигрывали. А дальше будет еще хуже, вплоть до полной остановки, — говорит собеседник о перспективах своего бизнеса. — Думаю, что даже после прекращения боевых действий [в Украине] нам понадобится не меньше, чем полгода, чтобы были сняты санкции и ситуация начала улучшаться.

IT-компании

Сокращения не обошли стороной даже IT-сектор. В одной из продуктовых компаний, рассказала читательница Алина, вынужденно уходят около 20 человек, большинство из которых — руководители отделов. Собеседница не озвучила название компании, но подтвердила свои слова перепиской с начальством.

— Тем, от кого работодатель хотел «избавиться», предложили зарплаты по 800 рублей. Люди, естественно, отказались от предложения. Компания увольняет по соглашению сторон без выплаты компенсации, ведь сотрудникам были предложены условия для сотрудничества. Некоторым руководителям оклад поставили 0,5 ставки. В итоге он у них даже ниже, чем у рядовых сотрудников. А обязанностей стало в два раза больше.

В другой компании, разрабатывающей проекты для банковского сектора, около 200 сотрудников. По словам нашего читателя и ее сотрудника Дениса, недавно из организации уволили 17 человек, а позже стало известно, что еще 15 сотрудникам, у которых скоро истекает контракт, продлевать его не намерены.

— Практически всех увольняли по собственному желанию. Но на деле руководство поставило перед фактом: новой работы нет, остались только внутренние проекты банка, которые убыточны.