Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  2. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  3. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  4. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  5. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  6. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  7. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  8. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  9. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  10. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  11. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
Чытаць па-беларуску


В колонке на Zerkalo.io «Чем становится Россия для белорусов?» я сравнил данные опроса Chatham House в марте 2022 года с данными предыдущих опросов этого исследовательского центра и пришел к выводу, что после войны увеличилось число как сторонников присоединения к России, так и противников сколь-нибудь тесной интеграции с ней.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

При этом я сравнил ответы на бинарные вопросы мартовского опроса 2022 года («Беларусь должна войти в Россию: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?» и «Я не одобряю тесные отношения Беларуси с Россией: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?») с ответами в предыдущих опросах на вопрос-меню, в котором предлагался набор из 5 вариантов различных форм двусторонних отношений — от отказа от какой-либо интеграции с РФ до присоединения Беларуси к России.

Подобный вопрос-меню не задавался в опросе в марте 2022 года.

Из сопоставления ответов на разные вопросы я пришел к выводу, что уровень как готовности к объединению с Россией, так и желания быть как можно дальше от нее значительно возросли по сравнению с данными почти за полтора года .

Однако политолог, директор института «Политическая сфера» доктор Андрей Казакевич обратил внимание на то, что точно такие же бинарные вопросы об отношении России, что и в марте 2022 года, Chatham House задавал во время двух прошлогодних опросов.

При этом Казакевич выяснил, что данные по ответам на них незначительно отличаются от данных, полученных в мартовском опросе 2022 года. Он обнаружил это при анализе необработанных (невзвешенных) данных опроса, но результаты по финальным наборам данных фактически дают аналогичную картину.

 

Беларусь должна войти в Россию: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?

Я не одобряю тесные отношения Беларуси с Россией: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?

 

Скорее согласен/Полностью согласен

Скорее согласен/Полностью согласен

Июль-август 2021

21.5%

19,9%

Ноябрь 2021

17%

16.5%

Март 2022

20.3%

24.3%

Налицо колебания показателей в достаточно узком диапазоне, который примерно укладывается в предельную ошибку репрезентативности выборки 3,3−3,5%. Это означает, что в действительности среди всех белорусских горожан, имеющих доступ в Интернет, соответствующие показатели с лета прошлого года по март нынешнего не изменились.

Я благодарен Андрею Казакевичу за его критику и признаю свою ошибку.

Ответы на подобные вопросы сильно зависят от формулировки вопроса.

Доли респондентов, которые выступали за присоединение Беларуси к России и за отказ от тесных связей с РФ в вопросе-меню в летнем и осеннем опросах 2021 года, действительно намного меньше, чем в ответах на соответствующие бинарные вопросы и в тех же опросах, и в мартовском 2022 года.

Это известный феномен в социологии: по мере увеличения количества вариантов ответа доля ответов на каждый вариант уменьшается.

Таким образом, отношение белорусов к самой России и отношениям Беларуси с ней, несмотря на серьезный вызов в виде войны, сразу после ее начала не изменилось.

Может быть, пока. Общественное мнение характеризуется определенной инерцией, «вязкостью», особенно по вопросам, которые связаны даже с сильными шоками не напрямую.

В опросе, проведенном Chatham House в конце января-начале февраля 2022 года 12−13% высказались в разных формулировках за участие Беларуси в тогда еще гипотетической войне против Украины (12% — за участие в войне на стороне России только контрактниками, 13% — за участие в войне в поддержку союзника по ОДКБ — России).

Война началась на самом деле, с белорусской территории в Украину полетели ракеты и пошли воевать российские солдаты. И в опросе, проведенном менее чем через месяц после предыдущего, доля сторонников участия белорусской армии в войне на стороне России уменьшилась в 4 раза.

Прямой ответ на вызов оказался достаточно сильным. Но тема отношений Беларуси и России для массового сознания оказалась связанной с шоком войны косвенно, опосредованно.

И только следующие события и исследования покажут, когда и в какой форме эхо войны дойдет в общественном сознании до отношения белорусов к самой России и к межгосударственным связям с ней.