Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  2. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  3. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  4. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  5. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  6. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  7. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  8. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  9. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  10. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  11. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  12. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  13. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  14. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  15. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  16. Восемьдесят пятый день войны в Украине. Онлайн
  17. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  18. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  19. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  20. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  21. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
Чытаць па-беларуску


В колонке на Zerkalo.io «Чем становится Россия для белорусов?» я сравнил данные опроса Chatham House в марте 2022 года с данными предыдущих опросов этого исследовательского центра и пришел к выводу, что после войны увеличилось число как сторонников присоединения к России, так и противников сколь-нибудь тесной интеграции с ней.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

При этом я сравнил ответы на бинарные вопросы мартовского опроса 2022 года («Беларусь должна войти в Россию: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?» и «Я не одобряю тесные отношения Беларуси с Россией: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?») с ответами в предыдущих опросах на вопрос-меню, в котором предлагался набор из 5 вариантов различных форм двусторонних отношений — от отказа от какой-либо интеграции с РФ до присоединения Беларуси к России.

Подобный вопрос-меню не задавался в опросе в марте 2022 года.

Из сопоставления ответов на разные вопросы я пришел к выводу, что уровень как готовности к объединению с Россией, так и желания быть как можно дальше от нее значительно возросли по сравнению с данными почти за полтора года .

Однако политолог, директор института «Политическая сфера» доктор Андрей Казакевич обратил внимание на то, что точно такие же бинарные вопросы об отношении России, что и в марте 2022 года, Chatham House задавал во время двух прошлогодних опросов.

При этом Казакевич выяснил, что данные по ответам на них незначительно отличаются от данных, полученных в мартовском опросе 2022 года. Он обнаружил это при анализе необработанных (невзвешенных) данных опроса, но результаты по финальным наборам данных фактически дают аналогичную картину.

 

Беларусь должна войти в Россию: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?

Я не одобряю тесные отношения Беларуси с Россией: Вы согласны или не согласны с этим утверждением?

 

Скорее согласен/Полностью согласен

Скорее согласен/Полностью согласен

Июль-август 2021

21.5%

19,9%

Ноябрь 2021

17%

16.5%

Март 2022

20.3%

24.3%

Налицо колебания показателей в достаточно узком диапазоне, который примерно укладывается в предельную ошибку репрезентативности выборки 3,3−3,5%. Это означает, что в действительности среди всех белорусских горожан, имеющих доступ в Интернет, соответствующие показатели с лета прошлого года по март нынешнего не изменились.

Я благодарен Андрею Казакевичу за его критику и признаю свою ошибку.

Ответы на подобные вопросы сильно зависят от формулировки вопроса.

Доли респондентов, которые выступали за присоединение Беларуси к России и за отказ от тесных связей с РФ в вопросе-меню в летнем и осеннем опросах 2021 года, действительно намного меньше, чем в ответах на соответствующие бинарные вопросы и в тех же опросах, и в мартовском 2022 года.

Это известный феномен в социологии: по мере увеличения количества вариантов ответа доля ответов на каждый вариант уменьшается.

Таким образом, отношение белорусов к самой России и отношениям Беларуси с ней, несмотря на серьезный вызов в виде войны, сразу после ее начала не изменилось.

Может быть, пока. Общественное мнение характеризуется определенной инерцией, «вязкостью», особенно по вопросам, которые связаны даже с сильными шоками не напрямую.

В опросе, проведенном Chatham House в конце января-начале февраля 2022 года 12−13% высказались в разных формулировках за участие Беларуси в тогда еще гипотетической войне против Украины (12% — за участие в войне на стороне России только контрактниками, 13% — за участие в войне в поддержку союзника по ОДКБ — России).

Война началась на самом деле, с белорусской территории в Украину полетели ракеты и пошли воевать российские солдаты. И в опросе, проведенном менее чем через месяц после предыдущего, доля сторонников участия белорусской армии в войне на стороне России уменьшилась в 4 раза.

Прямой ответ на вызов оказался достаточно сильным. Но тема отношений Беларуси и России для массового сознания оказалась связанной с шоком войны косвенно, опосредованно.

И только следующие события и исследования покажут, когда и в какой форме эхо войны дойдет в общественном сознании до отношения белорусов к самой России и к межгосударственным связям с ней.