Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  2. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  3. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  4. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  5. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  6. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  7. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  8. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  9. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  10. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  11. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  12. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло


В среду, 4 августа, в суде Минского района начался закрытый процесс над Марией Колесниковой и Максимом Знаком. По понятным причинам, информации о том, что происходило за судебными дверями, немного. Собрали все, что известно на данный момент.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Представителей команды экс-претендента на пост президента Виктора Бабарико, членов президиума Координационного совета по урегулированию политического кризиса в Беларуси (КС) Марию Колесникову и Максима Знака обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса Беларуси. Это ч. 3 статьи 361 (Призывы к действиям против нацбезопасности), ч. 1 ст. 357 (Заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем), ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования и руководство им). Им грозит до 12 лет тюрьмы.

Рассматривает дело судья Сергей Епихов.

— Закрытый процесс и наша изоляция — это подтверждение страха и слабости, — так прокомментировала предстоящий суд сама Мария Колесникова. Она пообещала выглядеть на процессе «по полной» и обещание свое сдержала: черное платье, красная помада и фирменная колесниковская улыбка. Мария пританцовывала в клетке, показывала сердечки и излучала спокойствие и уверенность.

Фото: Reuters

— В этот момент мне тоже хочется ей показать сердечко, и, конечно, я восхищаюсь ее поведением. Это действительно показывает, насколько человек свободен. Она чувствует внутреннюю свободу свою, поэтому остается той Машей, которую мы всегда привыкли видеть. Я понимал, что она, конечно же, покажет стойкость характера своего и убеждений, но то, что она раскрепостилась настолько, — это для меня удивительно, — комментировал видео с дочерью под стенами суда Александр Колесников.

Он пересматривал его вновь и вновь. «Солнышко мое», — говорит он, глядя на Машу. Уже больше года Александр Колесников, как и близкие Максима Знака, лишен возможности видеть своих родных. Сегодня на территорию суда их тоже не пропустили. За дверями суда также остались представители дипмиссий стран ЕС и независимых СМИ.

Видео: Reuters via Radio Svaboda

Адвокаты Марии Колесниковой и Максима Знака в перерыве рассказали, что их подзащитных в суд привезли рано: еще не было 9 утра. За это время их досмотрели трижды: в СИЗО, по дороге и в здании суда. Везли в наручниках.

Ход судебного разбирательства защитники комментировать не могут, так как находятся под подпиской о неразглашении. Ранее адвокаты говорили, что фактически Максим Знак подвергся уголовному преследованию в связи с выражением им профессионального мнения по правовым вопросам и реализацией фундаментальных прав, а действия Колесниковой были направлены не на причинение, а на предотвращение вреда нацбезопасности.

«Почти все, что вменяется Знаку и Колесниковой, — это вымышленные события. Невозможно дать показания о том, чего никогда не происходило», — комментировали «Медиазоне» предъявленное их клиентам обвинение адвокаты Евгений Пыльченко и Дмитрий Лаевский.

Фото: Reuters

— У юристов принято комментировать обвинение в суде на публичном открытом процессе, чтобы любой независимый наблюдатель мог вынести собственное суждение. К сожалению, и это сейчас становится роскошью. Могу сказать, что в каком-то смысле мне повезло, ведь текст моего обвинения похож на сценарий голливудского блокбастера, в котором мелкими буквами в конце помечено: «Основано на реальных событиях».

И все же я не могу понять, как, зная не только о всех публичных поступках, но и о каждой фразе, о каждой мысли тех, кто работал вместе со мной тем летом, можно излагать все с точностью до наоборот в документе, который направлен на изменение жизни человека на период до 12 лет. Честно говоря, несмотря на все происходящее, это не укладывается в голове, — заявил в интервью DW Максим Знак.

Продолжение закрытого судебного процесса над Марией Колесниковой и Максимом Знаком — завтра в 9.30.