Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  2. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  3. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  4. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  5. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  6. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  8. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  9. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  10. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  11. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  12. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  13. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  14. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына


Квартиры дешевеют, но в целом рынок находится «в ступоре». Что происходит на рынке недвижимости Минска и чего ждать в ближайшее время тем, кто хочет купить или продать жилье? На эти вопросы блогу «Отражение» ответила независимый эксперт по жилой недвижимости Наталья Литовская. Мы перепечатываем этот материал.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

— Наталья, какие в марте в Минске были тенденции на рынке недвижимости?

— Рынок отреагировал на события, начавшиеся 24 февраля, в основном ступором. Большая его часть застыла и пытается понять, что происходит. По моим ощущениям, поймут где-то к маю. Так обычно и происходит: в ответ на какое-то событие первая реакция рынка — ступор. Потом, когда самые быстрые отреагировали, можно смотреть, какие на рынке вырисовались тенденции. На то, чтобы это дошло до всех, требуется где-то два месяца. Вот тогда и снижение цен становится массовым.

По итогам марта было завершено около 850−900 сделок. Но этот месяц не может считаться показательным и отражающим реакцию рынка [на шок]. Она будет лучше видна по итогам апреля.

Кроме того в марте заключались сделки, начавшиеся раньше — люди уже договорились и должны были идти в БТИ (Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру — Прим. ред.) фиксировать переход права собственности. Но, кстати, и такие сделки состоялись не все: часть людей передумала покупать сейчас и расторгла сделки, понимая, что цены на недвижимость будут снижаться с ускорением, значит, можно подождать более оптимальный вариант.

Не спешить с покупкой решили и те, у кого на руках есть валюта, ведь о том, что цены будут падать, говорится уже из каждого утюга.

У нас немалое количество людей далеки от владения финансовой грамотностью на достаточном уровне. В итоге часть сделок совершалась, потому что «что-то происходит», вырос курс доллара или прошел слух, что в будущем могут быть запрещены сделки в валюте (они вообще-то запрещены и сейчас). А кто-то воспользовался акциями от застройщиков, которые быстро сориентировались и привязали платежи за квартиры в новостройках к белорусскому рублю.

Цены в реальных сделках снизились, по оценкам риелторов, на 10−15%. Активней всего падала стоимость квадратных метров на недвижимость класса «комфорт» и «стандарт плюс», где она изначально была сильно завышена. В меньшей степени — на хрущевки, потому что они по цене и так близки ко дну.

В общем сейчас рынок ведет себя хаотично, странно и не всегда логично.

— Когда вы говорите, что цены снизились, подразумевается снижение в долларовом эквиваленте?

— Да. Из-за колебаний курса выяснить, как изменились цены в рублях, сложно, но точно подросли. В принципе же белорусы считают цены на квадратные метры в долларах.

— Есть ли особенности, кто активней продает квартиры в этот хаотичный период, а кто, как вы говорите, находится в ступоре?

— Активней всего продают те, кто уже понял, что это только начало снижения цен и что падение рынка будет затяжным. Они понимают: если ты сегодня не продашь жилье с дисконтом в 10%, то завтра не продашь уже с дисконтом в 15%, а послезавтра — в 30%. То есть, если не продал сейчас, — потерял какую-то сумму. Вот эти люди, которые хорошо ориентируются на рынке недвижимости, начали активней продавать прямо 24 февраля. А те, кто плохо ориентируется, держат цены. Таких продавцов, как подсчитал Realt.by, около 80%.

Но тут вопрос — они держат цены, потому что не поняли [ситуацию с падением рынка] или это те, кто и не планировал быстро продавать, то есть кому не к спеху.

Последние хорошо помнят, что кризисы у нас цикличны и что после падения цена снова начинает расти. Они думают «Кризис мы уже переживали. Подождем пару лет и потом продадим за ту сумму, за какую хотим». Но этот кризис — беспрецедентный, в этот раз через 2−4 года восстановление рынка может и не начаться.

— А кто активней покупает — те, кто нуждается в жилье и пользуется моментом, пока квартиры подешевели, или есть и те, кто готов сейчас инвестировать в недвижимость?

— Покупают те, кто хочет сохранить свои деньги. Если у кого-то был вклад в белорусских рублях, который сейчас сложно перевести в иностранную валюту, то эти люди часто за эти деньги покупают жилье. Но делают они это не с целью инвестиций. Ведь инвестиции предполагают, что потом ты продашь недвижимость на вершине рынка. Эти люди с лишними белорусскими деньгами просто спасают свои сбережения, которые в любой момент могут обесцениться.

Часть покупателей улучшает свои жилищные условия, тем более что сейчас и на вторичном рынке не так сложно найти квартиру, продающуюся за белорусские рубли. Кстати, чаще всего так продают люди, у которых вторая квартира построена в кредит или рассрочку, и которые хотят рассчитаться с долгом.

Но повторюсь, народ в массе своей не ломится что-то покупать. Наоборот, спрос сильно просел.

— Если говорить о соотношении спроса и предложения, какая сейчас ситуация?

— Сейчас однозначно предложение сильно превышает спрос. Тем более, что кроме вторичного рынка есть предложения в новостройках. Вообще у нас превышение предложения над спросом фиксируется, наверное, с 2020 года, поэтому цены на вторичке потихонечку сползали.

Ситуация немного отличалась на первичке. Это было связано с тем, что люди с нормальными доходами, например, айтишники, решали свои жилищные вопросы. Но и там из-за огромного оттока этих людей [из Беларуси] спрос сильно просел. Сама эта ситуация отразится на тех, кто «питался» в основном за их счет — это небольшой развлекательный бизнес, кафе, рестораны. Это тоже будет влиять на спрос, ведь эти люди тоже покупали жилье. Теперь, очевидно, им будет не до него.

— Как выдумаете, что будет происходить в апреле — продолжится ли снижение цен и какие еще будут тенденции?

— Никто не знает, что будет в апреле. Но цены будут снижаться за счет того, что до всех будет доходить, что экономическая ситуация в ближайшие пару лет не улучшится. Темпы предсказать я не могу — слишком много неопределенности. Потенциальных шоков может быть много: от закрытия границ с Польшей и Литвой до исчезновения трехслойной туалетной бумаги или прокладок.

К сожалению, нет никаких прогнозов. Если не будет новых шоков, то на апрель ничего особенного ожидать не стоит, кроме «дозревания» продавцов до скидок.

— Какие бы вы дали рекомендации тем, кто хочет купить или продать жилье, но по какой-то причине еще этого не сделал?

— Если жилье лишнее и есть планы продавать его в ближайшие пять лет, то надо делать это как можно быстрей. Вдруг повезет и удастся продать его с дисконтом в 10−15%. Дальше дисконт будет больше.

Те, кто хочет купить квартиру и у кого есть валюта, как всегда в таких случаях, радуйтесь. Сидите над ней, улыбайтесь и медитируйте, но ничего пока не делайте. Еще не дно цен и где оно — не очень понятно. К тому же медитировать над сбережениями сейчас можно и в съемном жилье, которое хорошо просело в цене. Сегодня ведь вполне можно снять двушку в новостройке возле метро со всей мебелью и техникой за 300 долларов. Не помню, чтобы такие цены у нас были. Более того, в ближайшее время предложение будет активно расти.