Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Официально». На оккупированных территориях Украины подвели итоги «референдумов»
  2. «Защищал бы Путина после войны? Это очень простой моральный выбор». Интервью с российским адвокатом Ильей Новиковым
  3. Пятерых россиян из-за мобилизации сняли с поезда на границе с Беларусью
  4. «Уничтожили до ста военнослужащих полка специального назначения «Гепард». Главное из сводок на 216-й день войны
  5. Стартуют заочные суды для уехавших? СК начал «спецпроизводство» по делу «Черной книги Беларуси». Среди фигурантов — Дмитрий Навоша
  6. Лукашенко до сих пор не улетел из Сочи. В Кремле заявили, что он продолжает общаться с Путиным
  7. Запад наконец передаст Украине зенитные комплексы NASAMS. Рассказываем, что они собой представляют и почему их важность огромна
  8. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне
  9. На 69-м году жизни скончался уроженец Могилева, певец Борис Моисеев
  10. «Тестово уже начали». В ГАИ рассказали, когда по камерам фотофиксации начнут полноценно штрафовать за непройденный техосмотр
  11. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  12. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  13. В Минске начали включать отопление в квартирах. А что в других регионах?
  14. Соцопрос: Протестно настроенные белорусы сменили мирный настрой на поддержку силового метода разрешения политического кризиса
  15. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать


В прошлом месяце МАРТ усилил контроль за ценами. При этом месячная инфляция все равно превысила 6%, а годовая — 15%, побив рекордное для этого периода значение за более чем пять лет. Поговорили с экономистом, почему так рванули цены на многие товары и услуги, а также почему белорусам нужно приготовиться к заметному росту цен, в том числе на социально значимые товары, стоимость которых сдерживает государство. 

Снимок носит иллюстративный характер

Ситуация с инфляцией: резкий рост, но регулируемые товары подорожали меньше

В марте инфляция резко ускорилась. Нацбанк объясняет это ростом геополитической напряженности и усилением санкционного давления. «Наиболее чувствительно на ухудшение поставок иностранной продукции, рост транспортных расходов и ослабление национальной валюты реагировали цены на импортируемые товары, прежде всего непродовольственной группы и плодоовощной продукции», — говорится в сообщении ведомства. Это видно в статистике: инфляция на плодоовощную продукцию в марте составила 41,6% в годовом выражении. Для сравнения в прошлом году за тот же период была 12,8%.

Власти активно мониторят цены в магазинах и заявляют о том, что прилагают максимум усилий, чтобы не допустить их роста. Так, в прошлом месяце МАРТ, по данным министерства, усилил контроль за ценообразованием. А в начале апреля Совмин принял постановление, расширяющее контроль за ценами на социально значимые товары. Но в то же время этот документ ослабляет узду, допуская рост цен до 1,2% в месяц, более высокое повышение цен предписано согласовывать с Комиссией по ценообразованию при Совмине. Ранее ограничение было в размере 0,2% в месяц. Но в течение года регулятор не раз разрешал его обходить и разово поднимать цены, чтобы не допустить дефицита товаров. 

Регулирование цен позволяет сгладить инфляционную картину лишь частично, отмечает академический директор BEROC (Киев) Катерина Борнукова. А эффект от принимаемых мер может работать только в краткосрочном периоде.

— Если мы посмотрим на отчет Нацбанка по инфляции, то там видно, что регулируемые цены и тарифы росли медленней, чем все остальные (в годовом выражении 9,3%). Но когда государство пытается установить административные ограничения на рост розничных цен на товары, то это не работает, потому что рано или поздно он приводит к дефициту. Сейчас государство пытается с этим бороться. Например, накладывает ограничения на вывоз товаров, создавая отсутствие конкуренции на них со стороны внешних рынков. Но все же, мы видели, что когда риск дефицита приближается, государство вынуждено административно поднимать контролируемые цены, — объясняет Катерина Борнукова.

В марте искусственное сдерживание цен, вероятно, позволило избежать панического роста на контролируемые товары на волне пессимистичных настроений, отмечает эксперт. Вполне возможно, что оно же не позволило импортерам в полной мере закладывать в цены валютные и логистические риски.

При этом от регулирования цен частично несет издержки бюджет, продолжает экономист, ведь часть административных мер касается именно товаров и услуг госпредприятий, например, бензина, тарифов на коммунальные услуги и связь.

— Это приводит к тому, что эти предприятия (та же нефтепереработка), скорее всего, работают на внутреннем рынке себе в убыток, который потом будет компенсироваться из бюджета.

Прогноз: по итогам года инфляция будет двухзначной

По планам правительства инфляция по итогам этого года должна была составить 6%. Но в марте она уже вышла за эти рамки, составив 6,1% к предыдущему месяцу. Это значит, что к концу декабря выполнить план точно не получится.

— В апреле темп роста цен снизится, потому что ушел один из влиявших на него факторов — девальвация. Это может позволить некоторым ценам немного снизиться (хотя мы знаем, что цены обычно растут быстро, а снижаются потом крайне неохотно). Частично начинает уходить фактор неопределенности, с которой было связано закладывание валютных и логистических рисков в цены. Риски все еще остаются высокими, но какие-то вещи начинают потихонечку исчезать. Это оказывает меньшее давление на рост цен. Инфляции в 6%, скорее всего, в апреле не будет — она составит порядка 1−2%, — говорит Катерина Борнукова.

На инфляции в Беларуси сказывается ситуация неопределенности и общемировой рост цен.

— Мы видим, что во всем мире растут цены на энергоносители, продовольствие, что напрямую связано с военным конфликтом в Украине. По сути все будет зависеть от того, как долго продлится война и насколько та же Украина в военных условиях сможет экспортировать свою продукцию. Это будет иметь прямое влияние на продуктовую инфляцию в Беларуси, хотим мы этого или нет, — объясняет эксперт BEROC.

Общемировые и региональные факторы усиливаются внутренними, а также выбранной экономической политикой.

— Например, что будет делать Нацбанк в условиях, когда часть предприятий испытывает финансовые трудности — будет ли он пытаться заливать эту проблему деньгами? В России, как мы видим, взят курс на серьезное расширение госрасходов: речь идет и про расширенную социальную поддержку, и поддержку предприятий, импортозамещающих программ. Мы не можем себе позволить финансировать такие меры из бюджета, но можем вернуться к старой практике печатания денег, что подстегнет инфляцию, — отмечает эксперт.

Но даже с учетом замедления роста цен по итогам года инфляция будет двухзначной. В зависимости от того, как будет развиваться ситуация в регионе и что будет с экономикой в Беларуси, по словам эксперта, она будет от 15 до 30%.