Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  2. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  3. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  4. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  5. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  6. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  7. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  8. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  9. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  10. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  11. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  12. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  13. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  14. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  15. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  16. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду


21 апреля Украина согласилась на предложенное генсеком ООН Антониу Гутерришем «пасхальное перемирие». Оно должно было продлиться четыре дня. При этом Россия от него отказалась. Представитель страны в ООН заявил, что передышка позволит «устроить новые бесчеловечные провокации и запустить новые фейки о действиях российских солдат». Но почему официальная Москва так неактивно идет навстречу мирному урегулированию конфликта? И какие цели на самом деле преследует Кремль? «Зеркало» задало эти вопросы политическим экспертам.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Переговорные позиции России ослабли»

По мнению политолога Андрея Казакевича, сейчас Москве нужна «победа», а переговоры для Кремля выглядят как «поражение». Переговорные позиции России слабы, поэтому и настоящего интереса к мирному урегулированию у нее нет.

— Если вспомнить первые раунды переговоров, то проходили они в условиях российского наступления, и Россия, скорее, видела их как обсуждение условий капитуляции Киева. Среди требований было не только обеспечение внеблокового статуса, но и признание ДНР, ЛНР, аннексии Крыма, ограничения размеров украинской армии, государственный статус русского языка. Всех подробностей мы не знаем, но Россия имела возможность говорить с позиции силы и даже навязать Беларусь в качестве площадки для переговоров, — отмечает Казакевич.

Он добавляет, что если бы российское наступление успешно продолжалось, а вооруженные силы России смогли бы блокировать Киев и оккупировать несколько областных центров на востоке страны, такие требования могли бы остаться на столе в качестве предмета переговоров.

—  Но ситуация развивалась совершенно другим образом. Украинская армия продолжила успешно обороняться, против России были введены многочисленные экономические санкции, началась глубокая внешнеполитическая изоляция, а западные страны продемонстрировали готовность оказывать реальную военную помощь ВСУ.

Эксперт добавляет, что в такой ситуации переговорные позиции России ослабли и многие первоначальные требования ушли из повестки как неприемлемые для Украины.

— В результате появился смягченный вариант соглашения, озвученный по результатам переговоров в Стамбуле. Проект был воспринят и российской элитой, и российским обществом как поражение. Перед российским руководством стоит вопрос, как изменить ситуацию. Кроме военной силы, не остается каких-либо средств повлиять на украинскую позицию. Все другие способы — экономическое воздействие, манипуляции массовым сознанием, психологическое давление на руководство Украины, политические вмешательство, давление через посредников и третьи страны уже недоступны или почти недоступны.

Казакевич добавляет, что Россия несет все больше издержек в этой войне. Речь идет не только о финансах, но и об имидже.

— Оправданием для них в глазах россиян должно быть не уменьшение, а увеличение приобретения для России от войны. Такие знаковые события, как обстрел ВСУ территории России, затопление крейсера «Москва» еще больше усиливают такие желания, — отмечает политолог. — Таким образом, российское руководство достижение «победы» сейчас видят только через военную силу и оккупацию как можно больших территорий на востоке и юге Украины. Других средств у Кремля заставить украинское руководство пойти на уступки и принять позицию Москвы нет.

Фото: Reuters
Пожарные работают на месте удара ракеты, которая попала в торговый центр Retroville в Киеве. 21 марта 2022 года. Фото: Reuters

«Руководство России сохраняет надежду на более успешный второй этап войны»

Экс-дипломат и аналитик Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Павел Слюнькин отмечает, что во время активных боевых действий переговорный трек всегда является второстепенным по отношению к военному. Его динамика напрямую зависит от ситуации на фронте и оценок каждой из сторон перспектив достижения своих целей.

— Если мы взглянем сейчас на военный расклад сил, то увидим, что Украина сумела перевести российскую агрессию в состояние затяжной позиционной войны. Россия была вынуждена смириться с провалом своего блицкрига, отвести войска с севера и перепланировать всю стратегию наступательной операции. За это же время Киеву удалось наладить поставку западных вооружений, которые восполняют украинские потери в боевых действиях, а благодаря международным санкциям также постепенно повышать стоимость войны для Москвы, параллельно усложняя работу российской военной промышленности. При этом до окончательной победы в войне Киеву еще очень далеко, значительная часть территории Украины по-прежнему оккупирована, а экономика несет огромные потери каждый день. Многое будет также зависеть от итогов второго этапа наступления России на востоке. Однако, на данный момент у Украины отсутствуют риски потерпеть разгромное поражение, а главным стимулом к мирным переговорам является гуманитарный аспект, — отмечает аналитик.

При этом, по словам Слюнькина, России не удалось добиться своих изначальных амбициозных целей. А вот локальные успехи есть — «сухопутный коридор к Крыму, почти полная оккупация территории Луганской области».

— При этом Москва, в отличие от Украины, не проводила массовой мобилизации, у нее остается в резерве эта возможность. Пока руководство России живет в военной парадигме и сохраняет надежду на более успешный второй этап войны, у него также нет сильных стимулов идти на уступки на переговорном треке. Да и в целом переговоры между российской и украинской делегациями правильнее было бы называть не мирными, а переговорами о перемирии. Пока ни одна из сторон не потерпит военного поражения или пока не произойдут внутриполитические перемены в России, шансы на долгосрочный мир мне кажутся призрачными. Учитывая характер претензий Кремля в отношении Украины, опыт соглашений 2015 года, а также принципиальные разногласия по ряду вопросов, возврат к военным действиям будет неизбежен, — комментирует эксперт.

«Кремль ждет от Украины подписания акта о капитуляции»

По мнению экс-дипломата и старшего исследователя «Центра новых идей» Павла Мацукевича, Россия не заинтересована в активных переговорах, «потому что за столом не тот игрок, с которым Кремль считает нужным что-то обсуждать».

— Поражение Москвы может изменить это отношение, но пока об этом говорить рано. Кремль такую возможность не рассматривает. Россия не воспринимала и не воспринимает руководство Украины всерьез, считая его марионеткой Соединенных Штатов. Для Москвы переговоры с Киевом — это выход на третью версию «минских соглашений». Кремль они не интересуют, он ждет от Украины подписания акта о капитуляции, каковым может быть принятие условий Москвы в той или иной форме.

Экс-дипломат предлагает «смотреть на ситуацию шире». По его словам, для Кремля Украина — инструмент продавливания декабрьских предложений в адрес США и НАТО, в которых изложены цели Москвы.

— С помощью Украины Кремль пытается доказать американцам и альянсу основательность своих претензий на сферы влияния, а по сути — территориальных претензий. Думаю, в идеальной картине мира, которую рисовала себе Москва, молниеносный захват Украины толкает США и НАТО принять условия декабрьского ультиматума России 2021-го года, — отмечает Павел Мацукевич. — Если Украины будет мало, чтобы подвинуть США и НАТО на границы 1997 года, российские войска двинут дальше — в Молдову, Грузию, страны Балтии. Думаю, что в случае успеха они так или иначе пойдут дальше. Вариант молниеносного захвата не прошел, но все остальное для Кремля остается в силе.

Аналитик добавляет, что когда в марте 2021 года российские войска накапливались на границе с Украиной, «это был шантаж и проверка на вшивость».

— Главным адресатом этого «послания» были США, и они отреагировали. В апреле 2021 года Джо Байден позвонил Владимиру Путину и предложил саммит в Женеве. После этого Россия отвела войска. Содержание тех женевских переговоров Байдена-Путина в данном случае вторично. С точки зрения Кремля, шантаж войсками сработал. Одновременно маневр на границе дезавуировал подготовку военной кампании в Украине. Кремль почувствовал силу. Осенью 2021-го ситуация повторилась. Россия снова начала накапливать силы на границе с Украиной. Эта была подготовка к наступлению, завуалированная под предложение диалога по вопросам безопасности в Европе, — считает Павел Мацукевич.

По его мнению, в этом смысле декабрьские предложения России в адрес США и НАТО были мирным вариантом учета интересов России. Проблема в том, что она готовилась отстаивать их военным способом, а США и НАТО не взяли цели Москвы под свою защиту, чем открыли дорогу для наступления.

— Возьми они Украину под защиту, военная операция, скорее всего, была бы отложена Кремлем. С моей точки зрения показательным был также сам факт того, что США в принципе отреагировали на предложения России и согласились обсуждать ряд вторичных вопросов из ее ультиматума. Это не могло не вдохновить шантажиста на более агрессивные действия.