Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  2. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  3. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  4. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  5. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  6. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  7. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  8. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  9. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  10. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  11. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  12. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  13. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  14. Восемьдесят четвертый день войны в Украине
  15. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  16. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  17. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  18. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  19. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта


Советник Офиса президента Украины Алексей Арестович в стриме «Еврорадио» рассказал, как относится к белорусским «рельсовым партизанам» и белорусским военным, стоит ли белорусам обижаться, когда их называют пособниками России, и озвучил свою версию того, почему до сих пор Зеленский не встретился с Тихановской.

Фото: Офис президента Украины
Фото: Офис президента Украины

Об ответе на запуски ракет: Мы не будем бить по белорусской территории

Арестович заявил, что белорусы могут спать спокойно — Украина не будет отвечать на запуски ракет с территории Беларуси.

— Насколько могут быть близкими народы, настолько нам близок белорусский народ. Затасканное слово «братья» в отношении россиян не хочется использовать, а в отношении белорусов — в полной мере.

Арестович напомнил, что по международному законодательству даже пропуск над своей территорией крылатых ракет противника является соучастием в военной агрессии.

— Тем не менее мы не будем бить по белорусской территории. Не били и не будем бить, потому что не хотим причинять вреда народу Беларуси. Не хотим, чтобы белорусы гибли от украинских ракет. Мы прекрасно разделяем белорусский народ и режим Беларуси, который сейчас осуществляет «эффективный контроль».

Украина не признала Александра Лукашенко в качестве президента Беларуси. А вот с тем, что он осуществляет эффективный контроль, приходится считаться.

Он напомнил, что в Беларуси в его отношении заведено уголовное дело за терроризм.

— За то, что я призывал белорусских партизан заняться железнодорожной сетью Беларуси. И белорусские партизаны, рискуя жизнью и здоровьем, сильно осложнили российской армии использование путей снабжения, заставили двигаться вместо короткого пути по длинному, сорвали темпы поставок вооружения. Теперь активность с белорусской территории минимальна. Зачем же мы будем бить по этим людям?

О белорусских «рельсовых партизанах»: Это подвиг

Арестович признался, что его удивило то, что «при таком засилии спецслужб белорусское общество смогло родить такого вида сопротивление». Действия «рельсовых партизан» назвал крайне грамотными: они портили распределительные щиты, выводя на длительное время участки дороги.

— Они нарушили снабжение российских войск на территории Беларуси. Это выдающееся военное достижение оперативного значения. Могу сказать, что эти люди настоящие герои, потому что они рисковали здоровьем, а то и жизнью.

Он посоветовал не обращать внимание на тех, кто называет белорусов пособниками России, отметив, что это плата за демократию и открытое общество — критике и оскорблениям подвергается даже папа римский.

О белорусских добровольцах в Украине: Белорусы рулят

Алексей Арестович назвал белорусских добровольцев одной из самых боеспособных частей ВСУ, образцом личного мужества и храбрости.

Однако лозунги о том, что белорусский батальон сможет «освободить Беларусь», Арестович воспринимает скептически. Он не считает, что для таких действий достаточно батальона, но понимает эмоциональные заявления тех, кто сражался с режимом Александра Лукашенко с 90-х годов.

— У нас свободная страна, мы не будем подавлять то, что говорят люди, которые сражаются за нас, пока это не приобрело какие-то другие формы. Но это разумные люди, они не будут этого делать.

Перспектива освобождения Беларуси от режима Лукашенко, который имеет 200 тысяч силовиков в подчинении, одним батальоном мне представляется [неразборчиво].

Интересы Украины заключаются в том, чтобы сохранить добрососедские отношения с Беларусью, говорит Арестович.

— Пусть даже ценой компромиссов, а иногда болезненных компромиссов. На данном этапе эта риторика остаётся риторикой людей, которые сражаются за Украину и за Беларусь, за нашу и вашу свободу в очень специфических условиях.

При этом Арестович добавил, что поведение белорусов на поле боя напоминает ему о гербе «Погоня».

— Белорусы рулят.

О белорусской армии: Я бы не спешил поголовно записывать их в предатели

Арестович заявил, что не считает белорусских солдат трусами и не стал бы преуменьшать их вклад в то, что Беларусь не стала воевать с Украиной.

— Я знаю, что они не хотят. По нашим данным, более 60% белорусской армии отказались воевать против Украины. Во время опросов сказали: нет, не будем. Какие меры только ни предпринимались: КГБ, российские кураторы и попытки заменить белорусских командиров на русских или лояльных. Нет, это не сработало. И я вам скажу, что для такого скрытого саботажа нужна смелость. Сделать это им было непросто, и я бы не стал недооценивать их вклад в то, что белорусская армия не стала вступать в войну.

Претензии, по его словам, к армии у белорусов могут быть из-за того, что во время протестов, когда людей избивали на митингах, она не встала на сторону народа. Однако, в той ситуации все было непросто. У военных, заверил Арестович, «на уровне рефлексов» заложено — не вмешиваться во внутренние дела.

— А какой выбор: начать гражданскую войну внутри страны? Армия против полиции? И кто воспользуется этим? Разве не Россия? И белорусские военные сделали свой очень нелегкий выбор. Я бы не спешил поголовно записывать их в предатели белорусского народа.

О встрече Зеленского и Тихановской: Все сложно

Алексей Арестович заявил, что не знает наверняка, почему Владимир Зеленский не встретился со Светланой Тихановской. Но может предположить.

— Если президент Зеленский встретится с Тихановской, Александр Лукашенко может резко и нервно отреагировать персонально. А надо нам, чтобы он резко и персонально реагировал в ситуации, когда российская армия использует белорусскую территорию для агрессии против нас?

Есть и определенные экономические связи до сих пор. Искусство политики заключается в том, чтобы делать определенные ходы на шахматной доске жизни, которые расширяют пространство возможностей. Такая встреча сократит пространство возможностей для Украины. Ни один трезвый стратег так делать не будет.

При этом он отметил, что Украина уважает Тихановскую, как лидера, за которого проголосовала значительная часть белорусского народа и видит, что с ней интенсивно взаимодействуют западные политики.

— Каждая страна защищает свои национальные интересы. Нам не нужно расширение российской агрессии либо обрезание экономических связей с Беларусью сейчас, когда мы продолжаем воевать с российской армией и война еще далека от победы. Еще все сложно.

О том, откуда на Беларусь готовилось нападение: Нам больше делать нечего

Арестовичу задали и тот самый вопрос: так откуда же на Беларусь готовилось нападение?

— Нам больше делать нечего, кроме как нападать на Беларусь, имея 200-тысячную группировку на наших границах и зная, что война начнется. Больше нам было нечего делать — еще белорусскую армию втягивать в войну.

Александр Григорьевич рассказывает то, что ему нужно рассказывать, в той специфической ситуации, в которой он оказался. Когда на него огромное давление оказывает Путин с тем, чтобы белорусская армия вступила в войну, а ему это напрочь не нужно. На деле, на земле белорусская армия никуда не вступила. А в риторике нужно было произносить правильные слова, и он их еще долго будет произносить.

При этом он отметил, что Лукашенко «приходится лавировать и делает это он удачно».