Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Все хотят быть нужными — и вы каждый день помогаете нам с этим. Обращение редакции к читателям
  2. Синоптики повысили уровень опасности до оранжевого на понедельник и вторник. Ожидается до +36°С
  3. КГБ включил в «список террористов» Тихановского, Лосика и еще 21 человека. В том числе 70-летнего мужчину
  4. Российские войска усиливают ракетные удары, пока их силы истощаются: главное из сводок штабов на 125-й день войны
  5. В G7 обеспокоены планами России передать Беларуси ракеты с ядерным потенциалом
  6. Кроме жары, еще и грозы с градом. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности сразу на два дня
  7. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге
  8. Беларусь будет исполнять обязательства по евробондам в рублях по курсу Нацбанка
  9. «Мама в больнице, дочку не нашли». Поговорили с жителями Кременчуга, где российская ракета уничтожила заполненный людьми ТЦ
  10. Надежда России на резервные силы и 20 вагонов белорусских боеприпасов: главное из сводок штабов на 124-й день войны
  11. Сто двадцать пятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  12. «За эту ошибку платим не только мы, но и весь регион». Павел Латушко ответил на скептические вопросы о новой инициативе демсил
  13. Для предпринимателей с 2023 года введут важные изменения по налогам. Рассказываем подробности
  14. Обломки и тела упали возле деревни. Как новый советский самолет убил 132 человека в небе над Беларусью
  15. Канада вводит санкции против двух белорусских предприятий и 13 чиновников. Среди них — Макей и Головченко
  16. Сто двадцать шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  17. «Может перейти в насильственное противостояние». Эксперты заявляют, что конфронтация сторонников и противников власти усилилась


В апреле прошлого года Анастасия впервые в жизни решилась открыть депозиты в банке, чтобы деньги «работали», а не просто лежали в чулке. Но рисковать всей заначкой не захотела, поэтому сделала небольшие вклады в разных валютах «на пробу». Она отнесла в банк 100 долларов, 100 евро, 100 белорусских рублей и 3000 российских. И вот пришел момент забрать эти деньги. Что получилось? Публикуем рассказ минчанки.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер

— Вообще, за этот год очень многое изменилось в моей жизни: я уехала из страны и сменила две работы, — рассказывает читательница. — На депозитном и валютном рынке тоже все было непросто. Война, санкции, валютный ажиотаж, скачки курса, ограничения… А до этого даже закрытие одного из банков, где лежали мои деньги. Но досрочно забрать свои вклады, несмотря на эти события, я не могла. Потому что ничего из вышеперечисленного не подпадало под форс-мажор. Пришлось ждать окончания сроков и просить подругу с доверенностью сходить в банки. Сумма, которая вышла в итоге, меня удивила.

«Больше всего потеряла на депозите в долларах и евро»

— Начнем с долларов. Для них я выбрала вклад «Отличный» в «Технобанке». Условия были простыми: срок хранения — 367 дней и 2,3% годовых.

Но есть нюанс, поскольку депозит на один год, а не на два, то с суммы процентов снимается подоходный налог (13%). За вычетом налога на своих 100 долларах я заработала 2,06 доллара (это сумма процентов с капитализацией).

Доллары. Фото читательницы
Доллары. Фото читательницы

К слову, вклад «Отличный» у банка существует до сих пор. Правда, сейчас ставка по нем выросла почти втрое — до 6,8%. При этом максимальные ставки по долларовым депозитам теперь составляют 7,9%. Столько предлагает «Цептер Банк».

Евро я решила положить в «Идея Банк». Вклад «Валютный фирменный» под 1,3% годовых. Почему-то ставка была ниже, чем по долларовому. За этот год банка на рынке не стало: его купил «МТБанк». Но депозит отдали, возврат вкладов гарантирует государство. На руки обратно с процентами и капитализацией я должна была получить 102 евро. Но после уплаты налога сумма снизилась до 101,74 евро.

Российские рубли — это вообще нетипичная валюта для моей заначки. В прошлом году я просто решила попробовать депозит в них после различных видео с экономистами, где они говорили про то, что нужно хранить сбережения в разных валютах. Купила 3000 российских и отнесла в «Белагропромбанк». Там были самые выгодные проценты по вкладу «Плюс к стабильности»: ставка составляла 8% годовых. В результате плюс составил 210 российских. Опять же из-за того, что вклад был в иностранной валюте на год, а не на два.

Российские рубли. Фото читательницы
Российские рубли. Фото читательницы

Интересно, что сейчас в этом банке нет депозитов в российских рублях. Но на рынке есть банки, готовые дать за российские рубли 20−21% годовых.

И последний мой вклад был в родных белорусских рублях. Вклад оформила в «БТА Банке». Там предложили максимальный по тем временам процент для такой небольшой суммы — 18,6%. Итого я заработала 20 рублей и 27 копеек. А вот по рублевым вкладам налог платить не нужно.

Интересно, что спустя год процентные ставки по белорусским рублям выросли не так внушительно, как по валюте — примерно до 22−23%. Но есть один банк, который готов предложить 34%. Это «Паритетбанк».

Белорусские рубли. Фото читательницы
Белорусские рубли. Фото читательницы

Итого. Чтобы сделать четыре вклада, в апреле прошлого года я потратила 772 рубля. Обмен делала в одном банке. Через год ко мне вернулись 740 рублей по курсам того же банка на 16 мая. То есть в общей сложности за год я ушла в минус на 32 рубля.

Так получилось, что в последнее время доллар и евро просели к белорусскому рублю. Так, если в прошлом году я купила 100 евро за 310,5 рубля, то в этом году смогла за свои 101,7 евро выручить лишь 264 «белки». Здесь потеряла 47 рублей.

На долларах потери меньше — 2 рубля. Да и то, за счет ставки по депозиту.

Несмотря на высокий процент, я потеряла и на российских рублях. Минус небольшой — 4 рубля, но все же.

Немного подсластил пилюлю только вклад в «белках». На нем я заработала около 20 рублей.

Что было бы, если бы я открыла депозит в одной валюте?

— Конечно, я расстроилась. Все-таки хотелось бы хоть чуть-чуть заработать, ну или хотя бы выйти в ноль. Но что было бы, если бы я хранила эти 772 рубля в одной из валют? Я не поленилась и посчитала (правда, без капитализации).

Предположим, я положила бы на тот самый депозит под 18,6% свои 772 белорусских рубля. Годовая инфляция с апреля по апрель была на уровне 16,8%. По сути я только сохранила бы эти деньги. Не заработала бы, но и не проиграла.

Если бы я перевела их в доллары, то по прошлогоднему курсу вышло бы 300 долларов. Положив их на тот самый долларовый депозит под 2,3% годовых, я бы вернула уже 306 долларов. По сегодняшнему курсу это 762 рубля. С таким низким курсом я бы оказалась в минусе на 10 рублей.

В апреле прошлого года за 772 белорусских я бы выручила 249 евро. Отнеся их в банк под 1,3% годовых, через год я бы забрала 252 евро, что равняется 652 рубля по нынешнему курсу. Потери составили бы 120 рублей.

Ну и, допустим, я бы рискнула вложить все в российский рубль (это маловероятно, конечно, но чем черт не шутит). Это было бы 22 377 российских рублей. Положив их под 8% годовых, на выходе я бы получила 23 934 российских рубля. По нынешнему курсу — это 742 белорусских. Потеряла бы 30 рублей.

А если бы оставила под матрасом?

— Было интересно посчитать, сколько бы я потеряла или заработала, если бы оставила свои сбережения в наличке или на счете, как делала всегда. В этом способе хранения лично для меня всегда есть плюс — быстрая доступность денег.

С белорусским рублем все понятно: я тут однозначно бы потеряла. Из-за инфляции в 16,8% мои 772 рубля из апреля 2021 года сейчас превратились бы в реальные 642. Простое лежание «зайчиков» на счете съело бы 130 рублей. Но это только исходя из официальной статистики. Думаю, моя персональная инфляция оказалась бы значительно выше.

Но как и любой здравомыслящий белорус, я бы заначку в белорусских не хранила, а перевела бы всю сумму в доллары. Поэтому сейчас на счету у меня было бы 300 долларов или 747 рублей по актуальному курсу. Минус 25 рублей.

Но тут есть один важный момент. Если бы в марте на пике я сдала бы их по курсу в 3,8 рубля, а сейчас прикупила бы по курсу в 2,49, то и вовсе выиграла около 157 долларов.

Если бы выбрала валюту ЕС, то купленные в апреле прошлого года 249 евро сейчас бы обменяла на 645 рублей. Минус был бы внушительным — 127 рублей. Но рискнув сдать евро на пике в марте, когда курс был 4 рубля, и купив по нынешнему курсу, я бы оказалась в плюсе на 135 евро.

Ну и предположим, я решила положить под матрас российские рубли. Тогда мои 22 377 российских рублей превратились бы сейчас в 694 белорусских. Я потеряла бы 78 рублей. Правда, предполагаю, что в начале марта сильно бы переволновалась из-за войны и стремительного падения, и, скорее всего, на волне эмоций слила бы их по-дешевке — по 1,5−1,7 белорусского за сотню. То есть выручила бы 336−380 рублей, потеряв около половины.

Что в сухом остатке?

— Скажу прямо, депозиты — развлечение для белорусов с крепкими нервами. Определенно. Курс я отслеживала периодически. И меня конечно расстраивало, что нет возможности сыграть на повышении-понижении. Но дело даже не в этом, особенно сильно понервничала, когда в феврале-марте банки стали предлагать возвращать валютные вклады в белорусских рублях. Потом были ограничения на выдачу валюты, неработающие карты за границей и многие другие сюрпризы. Если честно, уже в марте я мысленно попрощалась со своими вкладами. Знатно понервничав, я теперь уже не знаю, что может меня привлечь оставить деньги в белорусском банке.

Кстати

В апреле прошлого года глава Нацбанка Павел Каллаур прогнозировал, что доходность по белорусским депозитам будет выше и лучше, чем в иностранной валюте. Он заявлял, что хранит свои сбережения в белорусских рублях на длинной дистанции — от 13 месяцев.

— За последние пять лет доходность по сравнению со сбережениями в долларах была на 70% выше в белорусском рубле. Да, за последние полтора-два года моя доходность в национальной валюте была на 5% ниже, чем у тех, которые сберегали в иностранной валюте. Но поскольку мы бегаем на длинные дистанции, то у меня лично никаких сомнений нет, что в следующие пять лет доходность в национальной валюте будет выше, чем в иностранной, — говорил он.

Что ж, год прошел не совсем успешно. Посмотрим, что будет дальше.