Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ЧВК Вагнера закрепляется в северном и центральном Бахмуте, добровольцы отказались выполнять приказ и удар по Угледару. Главное из сводок
  2. В МИД России назвали условия для прекращения войны в Украине. Одно их них — восстановление страны за деньги Запада
  3. В Зельве пропал памятник Гениюш, который чиновники отказались сносить по требованию провластной активистки? Что говорят власти
  4. Прокурор запросил для Валерия Цепкало 19 лет колонии
  5. Россия начала активные штурмы Авдеевки — ситуация там похожа на Бахмут. Есть и негативная тенденция для ВСУ — рассказываем подробнее
  6. В Гомеле огласили приговор белоруске, которая вернулась из-за границы «по программе силовиков»
  7. Мозырский НПЗ готовится практически полностью остановить производство
  8. «Из-за подставы Колесникова попала в ШИЗО». Поговорили с Машей Каленик, которая отсидела 2,5 года по «делу студентов»
  9. В Сейме Литвы изменили законопроект об ограничениях для белорусов и россиян. Одни нормы смягчили, другие — ужесточили
  10. МВД пообещало «самые жесткие» меры пьяным водителям, бесправникам и «экстремистам»
  11. В Беларуси — рост мошенничеств с кражей денег с карточек. Как чаще всего «уводят» средства и кого активнее всего «разводят»
  12. «Коля или кайфует от жизни, или копия отца и немного „поехал кукухой“». Большое интервью с автором «Грустного Коленьки»
  13. В Зельве уничтожен бюст Ларисы Гениюш. Тем временем по всей Беларуси есть улицы и памятники в честь палачей — вот примеры
  14. Правительство Казахстана ушло в отставку
  15. В Беларуси проводят сборы и переподготовку военнослужащих запаса, Кадыров боится потерять благосклонность Путина. Главное из сводок


7 июня стало известно, что в Вооруженных силах Беларуси начались тренировки по переводу с мирного времени на военное. Минобороны сообщило, что занятия по боевой готовности проводятся после очередного призыва на военную службу. Однако насколько это рядовое событие? И почему оно проходит именно сейчас? И что вообще скрывается за этими пугающими словами? Блог «Отражение» спросил об этом военных экспертов Андрея Поротникова и Александра Алесина. «Зеркало» перепечатывает этот текст.

Фото носит иллюстративный характер

Отметим, что обычно на таких тренировках Минобороны происходит отработка действий по сигналам оповещения, а также проверка имущества, которое должно быть в наличии у офицеров и солдат в военное время. Кроме того, изучается, находится ли техника в готовности к боевому применению.

Однако главное внимание уделяется проверке армии. Военный аналитик Александр Алесин отмечает, что она состоит из частей разных степеней готовности (немедленной, постоянной и других).

— Части немедленной готовности могут выступить в течение нескольких часов после поступления соответствующей команды. Обычно речь идет о воздушно-десантных войсках, силах воздушной обороны и военно-воздушных силах, которые находятся в состоянии боевого дежурства. Основная масса вооруженных сил не может всегда находиться в состоянии постоянной готовности. Тогда «под ружьем» придется держать большое количество военнослужащих, а для этого нужны деньги, — говорит Алесин. — Таким образом, во время тренировки Минобороны части и подразделения укомплектовываются до штатов военного времени. Они должны быть готовы к боевому применению.

Военный эксперт Андрей Поротников утверждает, что подобные мероприятия в белорусском Минобороны уже проводились, хотя и нечасто.

— Если анализировать официальные сводки, они проходят раз в два года (или реже) — об этом можно судить только по публичным сообщениям. При этом стоит учитывать, что далеко не всегда отчеты обо всех мероприятиях боевой подготовки попадают в публичную сферу. И, скорее всего, это происходит по бюрократическим причинам, а не из-за секретности. Сейчас можно утверждать, что это регулярное мероприятие подготовки, которое устраивают на разных уровнях, хотя и не очень часто.

Эксперт добавляет, что гораздо важнее обсуждать другой аспект — почему тренировки по переводу с мирного времени на военное было решено провести именно сейчас.

— Их можно было провести непублично, однако информацию все же решили сделать общедоступной. Я думаю, эту ситуацию стоит рассматривать в комплексе с попытками белорусских властей минимизировать воздействие санкций. С одной стороны, они используют пряник — желание Беларуси содействовать украинскому вывозу зерна, стать транзитной территорией. С другой стороны, есть и кнут в виде туманных посылов из области военной политики. К таким относится и создание южного командования, и тренировки по переводу на военное время. Смысл у этих действий прямой: «Может, с нами лучше договориться по-хорошему?»

Андрей Поротников поясняет: такими действиями белорусский режим традиционно пытается решить несколько задач.

— О подобных тренировках сообщается в ситуации войны между двумя крупнейшими восточноевропейскими государствами. К этому косвенно причастна и Беларусь, которая оказалась в международной изоляции. На мой взгляд, здесь имеет место попытка воздействия на региональных игроков в желаемом для официального Минска русле, — добавляет эксперт.