Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  2. «Любое прекращение огня пойдет на пользу России». Главное из сводок
  3. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  4. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  5. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  6. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  7. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  8. Изнасилованная в Варшаве белоруска умерла
  9. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  10. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  11. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  12. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз


Александр Лукашенко 17 июня поехал в Бобруйск, сообщает его пресс-служба, — смотреть обстановку на «Белшине» и «Бобруйскагромаше». В город съехались руководители крупнейших промышленных предприятий страны — Лукашенко раздает им указания по импортозамещению и осматривает выставку отечественной продукции. Политик часто приезжает на заводы, в колхозы, во время пандемии бывал в больницах — поездки туда иногда запоминались курьезами с защитными масками. Сотрудница одного из таких медучреждений рассказала нам, как там готовились к приезду высоких гостей и как проходил сам визит.

Александр Лукашенко во время посещения 6-ой городской больницы Минска 27 ноября 2020 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко во время посещения 6-ой городской больницы Минска 27 ноября 2020 года. Фото: president.gov.by

«Сестер, других сотрудников закрыли по кабинетам, врачей — в ординаторской, на ключ»

В конце осени 2020 года в 6-ю горбольницу Минска, которая тогда лечила пациентов с коронавирусом, приезжал Александр Лукашенко. За четыре дня до его визита отделение начали готовить, рассказывает сотрудница Алина (имя изменено по просьбе собеседницы, ее данные есть в редакции).

— Сначала на проверку без предупреждения приезжали министр здравоохранения и Кочанова, зачем — не рассказывали. Прошлись, что-то посмотрели, зашли в «красную» зону и уехали. После к нам стало бегать руководство, и только потом уже объяснили, что мы готовимся к его приезду. И началось: проверки костюмов, списки пациентов в больнице с адресом проживания — чуть ли не до номера паспорта и телефонов; списки сотрудников, которые будут в этот день работать — тоже со всеми данными.

В день визита, рассказывает Алина, сначала приехала охрана, территорию больницы осмотрели. Отделение, в котором работает девушка, было одной из точек посещения.

— Охранники все проверили, прошлись с собаками, сверили списки сотрудников и пациентов. Когда уже он сам приехал, всех сестер, других сотрудников у нас закрыли по кабинетам, врачей — в ординаторской, на ключ. Кого-то впустили в «зону» — посадили на посту, чтобы там был кто-то из медперсонала на всякий случай. Объяснять нам ничего особо не надо было — и так все понятно. Просто сказали не высовываться.

— Почему? Может, вы хотели какие-то вопросы задать, вы же все-таки коллектив.

— Поверьте, это никого не волновало. Мы Лукашенко и не видели, разве что в кабинете старшей медсестры Эйсмонт (пресс-секретарь Лукашенко. — Прим. ред.) прихорашивалась. В тот день вся компания пришла в отделение через выход, которым никто не пользуется обычно, всех выгнали, оставили только заведующую, она и ходила с делегацией. Поэтому никто с ним не столкнулся из медсестер и врачей — даже если бы кто-то хотел, не дали бы. Он был в коридоре, но мы даже голос не слышали — были через две закрытые двери. Потом его главврач вывел, и его повели в другое место.

В тот день Лукашенко посещал и другие отделения «шестерки» в корпусе, где работает Алина. В кабинете КТ общался с рентгенологом, в лаборатории — с несколькими сотрудницами. А в палатах реанимации, пока он разговаривал с пациентом, также находились врач, медсестры и санитарка — им, поясняет девушка, покидать свое рабочее место запрещено по закону, вероятно, по этой причине там медперсонал во время прихода высоких гостей никуда не выводили. В отделении Алины же с политиком никто не пересекался.

Людей в палатах, говорит медик, тоже закрыли, правда, не на ключ, но выходить в коридор до отмашки, что Лукашенко уехал, запретили.

— У меня на тот момент лежал знакомый в отделении, говорил, сказали: «Куда хотите, туда и ходите в туалет». Лежачим раздали судна, остальным, конечно, пришлось терпеть все это время. Несколько часов люди так все просидели.

— А если бы кому-то стало плохо?

— В палатах есть кнопки, которыми они могут вызвать врача, поэтому за безопасность мы были спокойны — без помощи бы никто не остался. Кстати, долгое время ходили слухи, что у нас были подставные пациенты в палате, куда он заходил. Но нет. Просто эта палата считается у нас, скажем, блатной, туда кладут чиновников и приближенных к ним, по договоренности. Простые люди там не лежали. Именно в тот день было так же: пациенты находились уже несколько дней на этих койках, один из них еще тяжело переболел, но, в любом случае, они были приближенными к власти.

Александр Лукашенко с пациентами одной из палат "красной" зоны 6-ой городской больницы Минска 27 ноября 2020 года. Скриншот видео president.gov.by
Александр Лукашенко с пациентами одной из палат «красной» зоны 6-ой городской больницы Минска 27 ноября 2020 года. Скриншот видео president.gov.by

— Никого специально в эти дни не выписывали: тогда была очень тяжелая волна заболеваемости ковидом, людей в таком состоянии не выпишешь. А кого нужно было по графику отправить домой — отправляли. Отделение прихорашивать тоже не пришлось: у нас и так порядок из-за частых проверок, ну и мы же все-таки больница, а еще и отделение у нас показательное в некоторых смыслах. Может, разве что столики манипуляционные доставляли, чтобы было красивее, костюмы для делегации подбирали хорошие, щитки защитные аккуратные.

«Коллеги постарше даже не удивились: ну, закрыли и закрыли»

Медперсонал тоже специально под гостей не подбирали, поясняет Алина. Все, по ее словам, реагировали на приезд Лукашенко спокойно.

— В коллективе вообще много аполитичных, особенно девочек иногородних. Нашей старшей сестре телефон нужен только для звонков, новости она смотрит по телевизору и им верит. Когда началась ситуация с выборами, она, естественно, была на стороне Лукашенко. В администрации до этого без особой радости воспринимали его политику и то, что после выборов начали людей хватать. Но, когда наше отделение стало более известным по показателям, пролеченным пациентам, и руководство стало приближенным к чиновникам — там свою позицию поменяли, «переобулись».

В закрытой ординаторской, вспоминает медик, сотрудники просидели около двух часов. На вопрос, что делали все это время, смеясь, отвечает: пили чай и общались. А когда делегация уехала, спокойно вернулись к обычной работе.

— Коллеги постарше даже не удивились: ну, закрыли и закрыли. Для меня, естественно, это был стыд и позор: разгар рабочего дня, у всех куча дел и работы, а приходится просто сидеть. Потом, кстати, некоторым пришлось задержаться, чтобы успеть все сделать к концу дня, потому что обход начался позже, соответственно, назначения задержали, все пошло не так, как обычно. Но особо никто ничего не обсуждал — работали, да и все.

А вот пациентов, по словам девушки, больше всего интересовало, как прошел визит, где была делегация. Особого недовольства никто не высказывал, лишь некоторые возмутились:

— Мол, как это так?! Приехать всех закрыть. Вот все как всегда в нашей стране делается. Но у нас же часто кто-то приезжал — то главный реаниматолог, то инфекционист. Если телевидение приезжало, надо было всех обойти и предупредить, чтобы лежали на животах: так должны лежать большую часть дня тяжелые пациенты с ковидом. Поэтому им говоришь: проверка, надо полежать — они уже готовы к такому.

Александр Лукашенко во время посещения 6-ой городской больницы Минска 27 ноября 2020 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко во время посещения 6-ой городской больницы Минска 27 ноября 2020 года. Фото: president.gov.by

«ГосТВ приехало показать, как у нас «все хорошо»

По словам Алины, после приезда Лукашенко отделение стало очень известным. Девушка рассказала также, как сюжеты госТВ отличаются от реальной картины в больницах.

— Помню, прибегает начальство: «К нам приедут снова!» Это было уже зимой 2022-го, тогда как раз вышла статья о том, что больницы заполнены и люди лежат на коридорах. Ковид немножко пошел на спад, и они приехали к нам показать, как у нас «все хорошо». Было очень смешно, как выискивали пациента посимпатичнее и помоложе. Был парень, тяжело переболевший, но к тому моменту уже чувствовал себя хорошо, и с ним записывали интервью (сюжет вышел на госканале ОНТ, в нем показали интервью с несколькими пациентами, но ни один из них не говорит о тяжелом течении болезни. — Прим. ред.). А на тот момент было и тяжелых много, и не так уж пошла на спад заболеваемость, как говорили. Посыл был такой: «Тяжелые пациенты есть, но мы стараемся и работаем!»

Тогда, вспоминает собеседница, сотрудники госканала акцентировали внимание на количестве пациентов, опровергали слова медиков одной из столичных больниц, что на самом деле людей болеет много и мест не хватает, их кладут в коридоры.

— Когда пациенты лежат на коридоре, как только кого-то выписываем (а все лежат по 6 дней), тех сразу переводят в палату. Тогда позвонили в приемное отделение, попросили никого не отправлять к нам или класть на другие этажи на время съемок, а мы коридорных как раз переложили в палаты на места, которые освободились после выписки. Вышло, что коридор чист. И они ходили снимали, как на самом деле «все не так и неправда».