Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  2. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  3. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ
  4. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  5. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  6. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  7. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  8. В Латвии скандал из-за ограждения на границе с Беларусью. Несколько чиновников пойдут под суд — в чем их обвиняют
  9. Резников остается на посту министра обороны Украины
  10. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  11. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  12. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  13. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну


Белстат закрыл доступ к детальной информации о том, какими товарами Беларусь торгует в этом году с другими странами. Вместе с этим в последнее время стали скрывать от общественности некоторую информацию Минфин, Нацбанк, ФСЗН. Что происходит и чем грозит работа госструктур за закрытыми дверями, обсудили с экономистом Катериной Борнуковой, которая занимается анализом таких данных.

Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

Какую статистику скрывают Белстат и другие госструктуры

На сайте Белстата есть база данных по внешней торговле. Там можно посмотреть, с какими странами, каким товарами и в каких объемах торговали белорусские компании. Еще месяц назад можно было узнать, что Беларусь в марте этого года продала в Украину продукции химической промышленности на 24,8 млн долларов. На продаже в Германию недрагоценных металлов наша страна заработала 33,9 млн долларов, а от продажи этой же продукции в Нидерланды — 26,5 млн долларов. Но теперь граждан лишили доступа к этой информации. При попытке выбрать группу или раздел товаров, система не выдает данные. Можно было бы предположить, что это сбой, но если изменить год с 2022 на любой предыдущий, то разбивка по товарам становится доступной.

Самое простое объяснение этой ситуации в том, что Белстат решил больше не рассказывать общественности, какими именно товарами и на какие суммы Беларусь торгует с другими странами. Такой вывод связан с тем, что ранее структура уже скрывала информацию по экспорту подсанкционных товаров.

Имея общую информацию об экспорте товаров в разные страны и доступ к разбивке по группам товаров, в конце мая нам удалось вычислить объемы скрытого экспорта, большую часть из которого составляют подсанкционные товары. Так, в первом квартале этого года было скрыто 86% стоимостного объема экспорта в Нидерланды и 80% — в Украину. От продажи товаров по скрытым ранее позициям в Украине Беларусь заработала за первые три месяца этого года 805 млн долларов. Причем суммы, заработанные на такой торговле с отдельными странами, не сильно упали и в первый месяц войны в Украине.

Скриншот страницы с сайта Белстата
В базе данных по внешней торговле убрали возможность посмотреть статистику по разделу, группе, позиции и субпозиции экспорта и импорта. Теперь данные по внешней торговле доступны без такой детализации. Скриншот страницы с сайта Белстата

То есть Белстат становится еще более закрытой структурой. В прошлом году в разделе по внешней торговле из разбивки по товарным позициям экспорта и импорта исчезли разделы с пятого по седьмой, шестнадцатый и семнадцатый, связанные с отраслями, попавшими под санкции. Кроме спрятанной в прошлом году от общественности статистики по экспорту подсанкционной продукции, в 2020-м Белстат перестал публиковать данные по рождаемости и смертности. В начале этого года нашему журналисту отвечали, что эти цифры еще были «в процессе разработки». В базе данных статкомитета напротив строки по смертности указано, что информация публикуется «по мере готовности». Формально получается, что структура за два года все еще не смогла посчитать, сколько с тех пор в Беларуси родилось и умерло человек. Но, скорее всего, эти данные перестали обнародовать в связи с нелицеприятной для властей картиной во время пандемии коронавируса.

В комитете больше не публикуют информацию об ожидаемой продолжительности жизни, количестве пенсионеров, миграции, неполной занятости, вынужденных отпусках и простоях.

Скрывает информацию об экономической и демографической ситуации не только Белстат. В марте этого года Нацбанк перестал обнародовать результаты опросов предприятий реального сектора экономики и инфляционные ожидания населения (проводятся ли вообще такие опросы сейчас, неизвестно). А Минфин больше не объясняет обществу детали выплат по госдолгу Беларуси и новых кредитов.

После того, как в прошлом году медиа опубликовали данные из сборников по здравоохранению, Минздрав и подчиненные ему структуры убрали их из открытого доступа. А Государственный таможенный комитет с прошлого года по запросу не предоставляет информацию таможенной статистики внешней торговли.

Эксперт: «Сокрытие статистики может привести к ошибкам чиновников»

— Есть позиция, что СМИ и независимые аналитики раздувают панику, рассказывают о негативных явлениях в экономике Беларуси. Чтобы этого избежать, госструктуры начинают скрывать все, где может быть что-то плохое. Кроме того, сокрытие плохих новостей ведет к большему экономическому оптимизму. В итоге потребительский спрос падает не так сильно или инвестиционная депрессия оказывается не такой глубокой, как могла бы в ситуации, когда из каждого утюга говорят, что все плохо. Плюс мы не знаем, что происходит в связи с санкциями, но если предположить, что нам удается их обходить, то в интересах правительства скрыть это в статистике, чтобы никто не догадался и не перекрыл используемые пути, — комментирует академический директор BEROC (Киев) Катерина Борнукова.

Но от сокрытия информации страдают бизнес, аналитики, а также сами чиновники, так как у всех снижается уровень понимания происходящего в экономике, а последние в результате принимают больше неверных решений.

Исследовательские центры анализируют различные данные и переводят их на человеческий язык, таким образом показывая тому же бизнесу, инвесторам, а также самим госорганам основные тенденции в экономике и обществе, обращая внимание на важные перемены и возможные перспективы или трудности. После закрытия доступа к части данных аналитики станет меньше.

— Мы знаем, что до того, как мы стали политически неприемлемыми, наш анализ использовался в том числе госорганами. Теперь они сами получают меньше аналитической информации, — комментирует Катерина Борнукова и переходит к роли открытости данных. — Статистика касается всех, кто имеет какое-либо отношение к экономике и бизнесу: и предпринимателя, который думает, закупать ли ему крупную партию товара или поменьше, и крупного бизнесмена, оценивающего, вступать ли ему в многолетний инвестиционный проект. Все они хотят понимать, что происходит с экономикой и какие у них перспективы. Если ты не понимаешь, что происходит в экономике, то, скорее всего, решишь не инвестировать или делать это по минимуму.

Данные по внешней торговле сейчас среди наиболее востребованных из-за санкций и потери экспортных рынков. Их закрытость не позволяет экономическим агентам планировать, опираясь на реальную ситуацию, и тем самым усиливает их риски. В итоге из-за отсутствия информации принимается меньше позитивных инвестиционных решений, объясняет экономист.

— Когда плохие новости заминаются и не обсуждаются, то тем же чиновникам становится проще закрывать на них глаза. Это может привести к тому, что они не отреагируют вовремя на актуальные проблемы. Они не введут пособие по безработице, не помогут предприятиям, не смогут отреагировать на финансовые процессы, которые окажутся для них неожиданностью, потому что они не будут понимать, например, почему люди вдруг побежали в банки. Все это может привести к ошибкам [чиновников], в том числе достаточно критичным, — подчеркивает Катерина Борнукова.