Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Минтруда рассказали о дефиците работников и назвали самые проблемные по занятости регионы
  2. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  3. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  4. Удары по Киеву, взятие Северодонецка и Шойгу в Украине. Сто двадцать третий день войны
  5. Жара не отступает. В понедельник снова до +33°С и желтый уровень опасности
  6. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  7. Окончательный захват Северодонецка и изменившиеся планы России. Главное из сводок штабов на 123-й день войны
  8. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  9. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное


Россия пока недостаточно импортирует белорусскую продукцию. Нашим странам не удалось достичь бесшовной стыковки экономических систем. Об этом заявил первый заместитель премьер-министра Николай Снопков, выступая на Петербуржском международном экономическом форуме.

— В самом упрощенном виде фундаментальная разница заключается в том, что в российской экономике две трети ВВП генерирует внутренний рынок, а в белорусской — эти же две трети, — внешняя торговля. Не имея емкого внутреннего рынка, Беларусь может отказаться от экспортоориентированной модели экономики только ценой существенного снижения уровня жизни и благосостояния, — цитирует Снопкова «СБ Беларусь сегодня».

По словам белорусского вице-премьера, белорусским экономическим императивом была забота об экспортных рынках, страна выстраивала отношения с ЕС, Китаем, Украиной.

Как известно, из-за санкций и войны в Украине Беларусь лишилась многих из этих рынков. Россия же, по мнению Снопкова, пока недостаточно импортирует белорусскую продукцию.

— Может ли Россия стать тем рынком, который примет не половину наших экспортных объемов, как сейчас, а 80−90%? — задался вопросом Николай Снопков. — На разных этапах мы получали от российской стороны ответы в разных формулировках, но общий их смысл сводился к тому, что это невозможно. В нулевые речь шла о том, что это противоречит трендам глобализации и интернационализации российской экономики, движению в ВТО и тому подобное. Потом и в России, особенно после известных событий, возникла тема импортозамещения и тренд на протекционизм. И невозможно стало уже поэтому.

Он напомнил, что юридически в Союзном государстве и позднее в Евразийском экономическом союзе страны объявили создание единых внутренних рынков.

— Но практически это единство оказалось весьма условным из-за ряда нерешенных вопросов: разницы в тарифах на энергоносители, в механизмах субсидирования, а также многочисленных изъятий и ограничений, в особенности в области государственных закупок.

Сегодня белорусская экономическая модель встала перед серьезнейшим вызовом. Но при этом вопросы ее возможной трансформации через создание «бесшовной стыковки» с российской экономикой решаются не так оперативно, как того требует ситуация, отметил белорусский министр.

Снопков выразил уверенность, что сторонам удастся прийти к компромиссу по всем вопросам.

Напомним, ранее министр экономики Беларуси Александр Червяков говорил, что в прошлом году рынок России потребил импорта более чем на 200 млрд долларов США, и в этом импорте белорусские товары занимали лишь 5,5%.