Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко на ночь глядя провел кадровые рокировки. В Беларуси появился новый вице-премьер и освободился пост одного из министров
  2. Два года назад в Минске прошли два митинга: в поддержку Лукашенко и за честные выборы. Сравниваем их масштаб на двух фото
  3. «Западные СМИ рассказывают: как только Россию порвут на куски, каждый финн получит трех рабов». Интервью Дмитрия Пучкова (Гоблина)
  4. В Минприроды опровергли повышения уровня радиации в Гомельской области
  5. В Минэкономики увидели позитив в рекордном росте цен и падении зарплат (кажется, нашелся чиновник на роль главного оптимиста в правительстве)
  6. Украине поставили САУ Zuzana 2 — оружия такого уровня у России нет. Рассказываем, как его смогла разработать небольшая Словакия
  7. В Министерстве образования рассказали, какие вузы недобрали студентов, и назвали топ специальностей по проходным баллам
  8. В Беларуси появился новый «налог на выезд»? Узнали у Госпогранкомитета подробности нововведения
  9. На четверг объявили оранжевый уровень опасности из-за жары. Местами будет до +32°С
  10. Суд по делу о «захвате власти» закрыли, чтобы допросить внедренного к «заговорщикам» силовика — подполковника генерального штаба
  11. В России подорвали шесть опор ЛЭП Курской АЭС
  12. Главное — поддерживать власть. После 2020-го на высоких должностях в Беларуси оказалось немало неожиданных людей — рассказываем
  13. Подростка из Риги, который бежал в Беларусь после интервью с Лукашенко, зачислят в кадетское училище, а его семье дадут общежитие
  14. «Мы прайграем змаганне за розумы». Пагутарылі з Франакам Вячоркам пра размеркаванне грошай, уладу і спрэчкі ў дэмсілах
  15. В 2022-м белорусов массово задерживают за акции протеста в 2020-м — вероятно, в этом помогает программа Kipod. Поговорили с ее разработчиками
  16. Минздрав определил, с какими заболеваниями школьников освободят от уроков труда и допризывной подготовки
  17. Истинные цели Кремля в Украине, попытки продвижения под Херсоном и дезертирство в украинской армии. Главное из сводок штабов
  18. Взрывы у российских штабов в оккупированных Лисичанске и Мелитополе, ракетная атака на Черноморский университет: 175-й день войны
  19. Неудачная попытка штурма под Николаевом, раскол в российских силах. Главное из сводок штабов на 174-й день войны
  20. «Украинские диверсанты» на курской АЭС, ракеты из Беларуси, взрывы в Крыму. Сто семьдесят четвертый день войны в Украине
  21. В среду — оранжевый уровень опасности. Снова +31°С и местами грозы
  22. Лукашенко отменил платное бронирование времени пересечения границы
  23. «Они налетели как мухи». Мама Дениса Ивашина рассказала, почему в день суда ответила пропагандистам фразой о «русском корабле»


В 90-­е годы прошлого века в Беларуси и других странах СНГ получил развитие особый вид международной торговли — челночный бизнес. Мелкие торговцы закупали товар за границей, а затем продавали его на мелкооптовых рынках своих стран. Причиной развития челночной торговли стал экономический кризис и дефицит товаров на внутреннем рынке. Сейчас говорят о том, что в условиях жестких санкций экономику Беларуси хоть как-то могут спасать челноки. Стоит ли ожидать возрождения челночной торговли из 90-х издание «Белорусы и рынок» спросило у экспертов.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pogranec.by
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pogranec.by

Жанна Тарасевич, директор Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского (БСПН):

— Думаю, по отдельным позициям челноки могут закрывать дефицит товаров, но ожидать такой волны, как в 90-х, пока не стоит. Для этого существует много барьеров. Возьмем, к примеру, товары медицинского назначения. Они должны быть подвержены сертификации, стандартизации, гигиенической регистрации и так далее. Челноки такие товары возить не будут, поскольку занимаются мелкими партиями. Сертификация мелкой партии очень сильно удорожает товары.

Для возрождения челночной торговли нужно менять законодательство: и для предпринимателей, и для субъектов хозяйствования, которые будут покупать у них вещи. В такое развитие событий я не очень верю. У нас был объявлен вариант предпринимательства — самозанятые, но что им будет разрешено делать, а что нет, — на общественном уровне этот вопрос не обсуждался.

Сергей Балыкин, председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства:

— Чем глубже и темнее будет кризис, тем больше будет челноков. Рынок есть рынок: если есть спрос, будет и предложение. Будут крупную торговлю давить изнутри и извне — значит, будут ездить ребята с клетчатыми сумками.

Почему в свое время отошли челноки? Потому что стало возможным привозить большое количество товара крупными партиями легальными способами. Крупные торговцы выдавили с рынка мелких челноков. Если будут затруднения при расчетах, при доставке, будут введены дополнительные ограничения, например на приобретение валюты, на изменение цен (можно придумать много чего), то нишу заполнят челноки. Не дадут ездить крупным фурам — будут ездить маленькие бусики. Чем больше будет ограничений и давления на крупный бизнес (с нашей и не нашей стороны), тем больше будут доли серого и черного рынка.

Пока позиция регулятора в отношении челночной торговли и малого бизнеса никак не меняется. Ничего существенного не происходит. Не исключаю, что со временем под давлением обстоятельств будут введены какие-то льготы для челноков по ввозу товаров. Что касается географии, то будут возить товары из Польши, России, из Турции через Россию — вариантов масса.

В какой-то мере спрос на дефицитные товары будут удовлетворять интернет-магазины. Но интернет-торговля через AliExpress и другие онлайн-магазины предполагает, что покупатель получит товар через неделю-месяц, а покупателю часто вещь нужна здесь и сейчас. Поэтому предпосылки для развития челночной торговли остаются, несмотря на ХХІ век и существование онлайн-торговли.

Если государство не создаст возможности для легального ввоза товаров и торговли ими, могу предположить, что их будут ввозить и продавать нелегально. Такие товары будут прикрываться более мелкими партиями легального товара. Вспомните, как было в 90-х: можно накладных иметь на десять маек, а привести сто, а потом на торговой точке держать десять маек и по мере продажи подкладывать новый товар. Пришли с проверкой — вот вам десять маек и накладная на них.

Александр Калинин, председатель Белорусского союза предпринимателей (БСП):

— Искусственно создаваемый дефицит в связи с применением санкций и разрывом налаженных связей может быть частично компенсирован повышением активности индивидуальных предпринимателей, малым и средним бизнесом. Условия для их активизации возникают. Можно ожидать какое-то оживление на рынках Бреста и Гродно, но такого, чтобы страна вдруг наводнилась челноками, как в 90-х, думаю, не будет. Белорусское правительство сейчас принимает меры по импортозамещению, то же происходит в Российской Федерации. Со стороны регулятора пока серьезных изменений в отношении мелкого бизнеса мы не видим. К тому же мы не знаем, какие ограничения может ввести Польша на провоз товара через границу.

Виктор Маргелов, сопредседатель и директор Минского столичного союза предпринимателей и работодателей:

— По сравнению с 90-ми годами потенциал челноков в спасении экономики в разы меньше. На это есть много причин. Тогда заграничные товары были намного дешевле, чем в Беларуси. Сегодня рыночные ниши заняты крупными игроками, которые предложили многие товары по относительно невысоким ценам. Крупные сети в России договариваются с казахскими фирмами о крупнооптовых поставках западных товаров из Китая. Речь идет об очень крупном опте, челноки не смогут конкурировать с сетями.

Кроме того, для челноков существует масса легальных ограничений. Например, запрет на расчеты за границей наличными деньгами. Да и из Польши много товара не привезешь из-за очень жестких ограничений. Из направлений, откуда можно привезти товар, остается только Россия. Ну, хорошо, пусть даже индивидуальные предприниматели привезут товар в Беларусь, а где у них на него документы? Чтобы сделать документы, нужны приличные затраты на сертификацию. Соответственно, цена ввезенного товара взлетит значительно. Конечно, что-то можно продать незаконно, но это уже не бизнес.

Позиция регулятора, как видим, не меняется. Регуля­тору вообще сейчас особо не до ИП и мелкого бизнеса, у них проблемы куда масштабнее.