Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  2. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  3. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  4. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  5. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  6. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  7. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  8. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  9. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  10. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  11. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  12. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  13. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  14. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
Чытаць па-беларуску


Политики, собравшиеся в Берлине на II форум демократических сил, попытались оспорить лидерство в оппозиции Светланы Тихановской. Воля к власти — основной инстинкт политиков и странно было бы упрекать их в том, что они эту волю демонстрируют. К тому же очевидно, что Беларусь сейчас очень далека от общественного подъема. О ситуации и тому, к чему она может привести, рассуждает Юрий Дракохруст.

Юрий Дракохруст

Обозреватель белорусской службы «Радио Свобода».

Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

В первую очередь по этой причине никаких особых политических успехов внутри страны у Тихановской нет. Правда, и у других оппозиционных политиков тоже нет. Но поскольку все они оказались в некотором смысле в одинаковом положении, то некоторым из них приходит в голову мысль — а почему она, а не мы?

Ответ стоит начать издалека. В 70-е году тогдашний госсекретарь США Генри Киссинджер, удрученный разнобоем во мнениях между лидерами европейских стран, задал риторический вопрос: «Кому позвонить, чтобы поговорить с Европой?»

Эту формулу, кстати, в 2001 году перефразировал российский политолог, тогда близкий к Кремлю, Глеб Павловский в отношении тогдашних президентских выборов в Беларуси. На тех выборах второе после Лукашенко место занял Владимир Гончарик.

«Теперь мы знаем, кому позвонить, чтобы поговорить с белорусской оппозицией» — прокомментировал тогда ситуацию Павловский.

Исполнить роль такого «абонента» у Гончарика не получилось. Но формула Киссинджера-Павловского точно описывает желательное положение дел.

И это — ситуация Тихановской и в 2020 году, и сейчас.

Мир воспринимает ее, как полномочного представителя по крайней мере протестной части белорусского общества, а до известной степени — и Беларуси.

На первый взгляд, это не так и много. Но на самом деле немало. Вот у россиян, выступающих против войны и путинского режима, такого полномочного, всеми признанного представителя, «абонента», нет. Редкий случай в истории, когда россияне демократических взглядов завидуют белорусам.

Возможно, политики, собравшиеся на форум в Берлине, «извергнув из сана» Тихановскую, сумеют продемонстрировать, что такое настоящее политическое лидерство. В этом есть некоторые сомнения, но чего на свете не бывает.

Но представляется совершенно невозможной передача, переход ее нынешнего статуса полномочного представителя протестной Беларуси кому бы то ни было. Она получила его в совершенно уникальных обстоятельствах 2020 года — в ситуации протестной мобилизации большинства белорусов и беспрецедентной реакции на это всего мира.

Сейчас подобной мобилизации не наблюдается, а уж большинства — тем более.

К тому же есть печальный опыт белорусской оппозиции, когда «свято место» лидеров, свергнутых своими соратниками, оставалось по существу пустым.

Боюсь, что и в данном случае дела пойдут похожим образом. И ответом на вопрос «Кому позвонить, чтобы поговорить с белорусской оппозицией?» будет внушительный список весьма решительных и энергичных дам и господ. Что на самом деле эквивалентно ответу — никому. Некому.

Ну что ж, белорусам не привыкать быть похожими на русских.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.