Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  2. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  3. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  4. Банкротится известный производитель детского питания
  5. «Все хотят податься в первый день». В Минске выпускники выстроились в огромные очереди на апостиль
  6. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  7. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  8. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  9. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  10. На чемпионате Европы по футболу позади первый тур. Вот как дебютировали португальцы с Криштиану Роналду
  11. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  12. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  13. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  14. Эксперты рассказали, повлияют ли на Путина итоги Саммита мира и что стоит за заявлением его кума — экс-депутата Рады Медведчука


Председатель Могилевского облисполкома признал, что зарплаты в области низкие, по его словам, их размер «абсолютно не достаточный». Судя по отрыву Минска от регионов, это же можно сказать и о всей стране. Исключение могут составить, пожалуй, только средние зарплаты в столице, а также в отдельных отраслях экономики. Почему в нашей стране занятые в экономике имеют относительно небольшие доходы, рассуждает экономист Лев Львовский.

Лев Львовский

Старший научный сотрудник BEROC (Киев).

Магистр прикладной математики Пермского государственного технического университета (ПГТУ). PhD в экономике Университета Айовы.

Так низкие зарплаты у белорусов или нет?

Особенность как раз в том, что зарплаты в Беларуси относительно низкие, а не просто маленькие. Ведь любое богатство или бедность всегда относительны, если мы не говорим об абсолютной бедности, когда людям элементарно не хватает средств на еду.

Если мы сравним жизнь среднего белоруса сейчас с его предком, жившим в 1913 году, то, безусловно, сейчас каждый из нас живет в разы лучше и в финансовом плане, и по уровню жизни, и в плане ее комфорта, качества, включая доступ к медицинским услугам.

Если сравнивать с нашими европейскими соседями, оказывается, мы живем не так хорошо: можем себе позволить меньше покупок и услуг, а качество жизни у нас хуже — даже если измерять по таким фундаментальным параметрам, как средняя продолжительность жизни, особенно у мужчин.

Относительная бедность (или богатство) влияет и на потоки капитала, и на то, где открываются новые предприятия, появляются новые изобретения, ведутся исследования, куда переезжают люди с научными, исследовательскими или предпринимательскими талантами. Так что важно не только то, что у нас никто не умирает от голода, но и то, насколько мы богаты относительно соседних и других стран. Мы видим, что не все, но многие люди хотят жить в развитых странах, например, в США есть много предпринимателей, которые не родились в этой стране. Это люди из других стран, которые переехали туда в поисках более высокого качества жизни и предпринимательской инфраструктуры.

Почему мы не такие богатые, как западные соседи?

Формальная причина, почему мы не такие богатые, как наши европейские соседи, в том, что наш ВВП растет не так быстро, как их. Когда-то при развале Советского Союза, литовцы, латвийцы и эстонцы жили не сильно лучше белорусов, потому что мы буквально вышли из одной страны. Но экономики этих государств каждый год в среднем росли больше, чем наша. Допустим, одна страна в среднем растет на 4% в год, а другая — на 1%. Казалось бы, если кто-то всего на 3 процентных пункта богаче вас — это не такая большая разница. Но с годами эта разница накапливается. А ведь если кто-то растет на 3 процентных пункта быстрее, чем вы, то через 25 лет он станет вдвое богаче.

Как видно, в этом вопросе важно смотреть не столько на зарплаты, сколько на ВВП, который является совокупным доходом страны. Люди из более богатых стран могут получать не во столько раз больше, во сколько отличается ВВП, потому что платят больше налогов. Но эти налоги тоже идут на улучшение их качества жизни — на больницы, школы, дороги.

При выходе из Советского Союза многие экономики бывших его республик были очень несбалансированными. Некоторые республики занимались только сельским хозяйством или имели в основном сборочные цеха. Беларуси повезло больше. Наша экономика в рамках СССР была более сбалансированной: было и сельское хозяйство, и машиностроение, и даже полезные ископаемые в виде небольшого объема нефти и большого объема калия. После обретения независимости в эпоху первичного накопления капитала мы росли неплохо, но после того, как отошли от уровня абсолютной бедности, наш рост затормозился. Последнее десятилетие белорусская экономика прибавляла в среднем по 1% в год при том, что среднемировой рост составлял 3% в год. Для богатых стран нормальным считается рост в 2%, для развивающихся — 4−5%.

Почему экономики наших западных соседей и других развитых стран растут быстрее — это гораздо более глубинный философский вопрос. К нему можно подойти с разных сторон. С одной стороны, можно посмотреть, что представляют собой богатые страны и чем они занимаются. Например, что делает условную Литву богаче Эритреи, ведь и там, и там живут люди с плотью, кровью, ногами и руками? Но люди в более богатых странах обладают бóльшими компетенциями для применения своего труда. За одинаковое количество времени один человек может делать микроэлектронику, которую реализуют за условную тысячу долларов, а другой выращивает батат, который продается за один доллар. Иными словами, современные отрасли — IT, микроэлектроника, современное приборостроение, финансовые услуги — имеют гораздо бóльшую добавленную стоимость, соответственно, занятые в них люди больше зарабатывают, чем те, кто трудится в традиционных отраслях, как сельское хозяйство, тяжелое машиностроение или такое, как в Беларуси, оставшееся в наследство от Советского Союза.

Еще одна особенность рынка в этих странах в том, что там выигрывают более эффективные предприниматели, которые из-за этого распоряжаются большими ресурсами, значит — активнее инвестируют в новые предприятия.

А вот в Беларуси ресурсы постоянно перераспределяются от более успешных производств и компаний к менее эффективным. Например, отстающим заводам советского типа. Это выражается в виде директивных кредитов, расходования средств на их модернизацию.

Снимок носит иллюстративный характер

Кроме того, большая часть ресурсов, которые изымаются у успешных компаний, идет на сельское хозяйство. Эта отрасль неэффективна во многих странах, но у нас она к тому же продолжает работать по советским принципам — с колхозами и министерством, решающим, что кому сеять и кому в этом году достанется трактор. Никто в этой отрасли не может развивать свои идеи, потому что в любой момент может приехать КГК и всех посадить за то, что придумали делать что-то не так, как приказало министерство.
В результате такого перераспределения средств в больших объемах средний рост экономики замедляется.

Современный период (после 2020 года) еще более красноречив. Экономика теперь уже не главная задача развития, лидируют политические цели. Если предприниматели, какими бы успешными они ни были, проявляют нелояльность, то «они нам не нужны». Отношения с Европой — тоже. Потому что она предъявляет претензии по поводу соблюдения прав человека, фальсификации выборов. В итоге мы теряем эффективность своего производства. К этому добавляется импортозамещение, то есть вместо того, чтобы сосредоточиться на производстве продукции с большой добавленной стоимостью, мы будем замещать импорт с низкой.

Прибавьте к этому бóльшую зависимость от России. Даже если убрать из этого уравнения политическую подоплеку, РФ — это большая, но стагнирующая экономика.

Что помогло бы зарплатам расти?

Чтобы рос ВВП, а следом за ним и зарплаты, надо, чтобы ресурсы распределялись эффективно, чтобы они шли тем, кто умеет ими лучше пользоваться, чтобы такие люди и компании были уверены в себе и завтрашнем дне, понимали, что в Беларуси можно инвестировать, потому что это окупится, что их средства не заберут и их самих не посадят.

Кроме этого, следует участвовать в международных цепочках добавленной стоимости. Если кто-то может произвести металл дешевле, чем вы, то вы покупаете этот товар у него и делаете свой с большей добавленной стоимостью. Тогда ваша зарплата будет больше, чем у тех, кто производит дешевый металл.

Если вы перераспределяете ресурсы от более успешных к менее эффективным, ставите политические вопросы выше экономических и плюс к этому из-за ностальгии сохраняете убыточные советские производства и плохую советскую систему управления, то вы начинаете (и продолжаете) отставать.

Реально ли поднять зарплаты в нынешних условиях?

В определенной степени реально все. Может ли текущее правительство сделать так, чтобы снизилось санкционное давление на Беларусь? Конечно же может, если перестанет предоставлять России свою территорию для атаки на Украину, пойдет на какие-то переговоры с Западом. Это не значит, что там снимут сразу все санкции, но наверняка можно обговорить, чтобы сняли часть из них.

Можно ли выпустить политзаключенных, чтобы сняли еще часть санкций? Наверное, можно. Но это политический вопрос.

А можно ли улучшить даже в текущих условиях бизнес-климат? Тоже можно. Например, сажать меньше предпринимателей по экономическим статьям.

Но все это — вопросы политического целеполагания. То есть все это можно сделать, но, вероятно, Александр Лукашенко думает, что это ослабит его власть, а значит, впереди у нас если не падение, то точно отставание.