Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Партизаны, головотяпство, детонация. Кто и что говорит о взрывах на военном аэродроме в Крыму
  2. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  3. До 16 лет колонии. «Рельсовым партизанам» из Бобруйска вынесли приговоры
  4. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  5. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  6. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  7. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  8. Исчез (скорее всего, убит), понижен в звании, умер. Как сложилась судьба силовиков, бросивших вызов Лукашенко
  9. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  10. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  11. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  12. Война в Украине глазами российского солдата: бардак, бездарное командование и нежелание убивать
  13. «На меня донесли, когда мне было 10 лет». Большое интервью с одним из лучших шахматистов мира, который вырос в Минске
  14. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  15. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  16. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил
  17. Создание в России Третьего армейского корпуса и уничтоженный Gepard. Главное из сводок штабов на 168-й день войны
  18. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  19. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  20. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  21. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  22. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  23. «Давайте не строить иллюзий о митингах — это невозможно». Поговорили с Павлом Латушко о созданном Объединенном кабинете
  24. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски


Уехать сейчас на заработки в Европу белорусам сложно. Так, многие страны перестали открывать визы нашим землякам из-за войны в Украине, да и в целом выехать из страны стало сложнее из-за перекрытого авиасообщения с ЕС. Однако некоторым нашим соотечественникам все же удается найти работу в европейских странах — многие собирают урожай в теплицах. Они рассказали, где и как работают, а также сколько зарабатывают.

Фото: aggeek.net
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: aggeek.net

«Работа в теплице физически труднее, чем у педагога»

Раньше Маргарита (все имена в тексте изменены. — Прим. ред.) работала учителем в школе. Больше года назад она уволилась. Сперва работала в России, а потом открыла рабочую визу в Польшу и уехала туда трудиться. Около месяца она «клеила коробочки» на польском автозаводе. Когда в Украине началась война, работы не хватало и зарплату сильно сократили. Маргарита решила перебраться в Нидерланды — поработать в теплицах. Найти работодателя помогло агентство из Польши.

— За свои услуги агентство берет деньги, оплачивать надо по факту — регулярно делать отчисления из своей зарплаты. Агентство действительно очень помогло: нашли арендное жилье в маленьком городе (это таунхаус на 5−7 человек, где пары живут вместе, тем, кто приехал один, дают целую комнату), обеспечили транспортом для того, чтобы ездить на работу, выдали карточки на топливо. Они не обманывали — отчитывались о каждой копейке, — рассказала белоруска.

1 мая Маргарита с группой работников приехала в Нидерланды, где устроилась на предприятие, которое выращивает томаты и цветы. В двух теплицах с томатами работали около 100 человек в возрасте 25−45 лет, нескольким было больше 50. Маргарита ездила на вагонетке между рядами и снимала спелые плоды. Потом помидоры из вагонетки сбрасывались в водный поток, они отправлялись на сортировку, где гастарбайтеры отбрасывали испорченные томаты, а хорошие упаковывали в ящики.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

— Я очень далека от сельского хозяйства, у меня даже дачи никогда не было, но в теплице мне не было тяжело, хотя эта работа физически труднее, чем у педагога. Температура колебалась от 25 до 30 градусов тепла, но так как работал кондиционер, жара не ощущалась. Никто у нас в обмороки не падал. Хотя кто-то из работников просил перевести их на цветы — спина болела.

Маргарита говорит, отношение руководства к приезжим было доброжелательным. За один час работы им платили десять евро, из которых на руки Маргарита получала семь (около 18 рублей). Остальные деньги шли на налог, оплату жилья и транспорта. Рабочая смена длилась 10 часов, каждые три часа — перерывы для отдыха. В неделю надо было трудиться пять дней, в шестой день люди выходили только в том случае, если была необходимость.

— Например, в мае и в середине лета очень быстро созревали помидоры, надо было их срочно снимать, поэтому мы работали шестой день недели, но по сокращенному графику.

За месяц Маргарита зарабатывала «чистыми» 1200−1400 евро (3163−2646 рублей), из этой суммы 250−300 евро (659−790 рублей) уходило на еду. Но девушка говорит, что на эти деньги она могла себе позволить «все, что угодно», даже деликатесы — вкусную норвежскую рыбу, местные сыры. Конечно, надо знать, в каких магазинах покупать продукты, искать скидки.

— На работе бесплатно только вода и кофе, все остальное — за свой счет. Еду на смену мы носили с собой, есть холодильники, где можно хранить ссобойку.

Оставшуюся часть зарплаты (это примерно 1100 евро или 2900 рублей) девушка тратила по мере надобности. К примеру, в выходные она с коллегами ездила по разным городам, ходила по музеям.

Сейчас рабочая виза у Маргариты закончилась, она вернулась в Беларусь, чтобы открыть ее заново. В этом ей помогает агентство, на этот раз белорусское.

— За 450 рублей они записали меня на подачу документов в визовый центр, за 350 рублей оформили приглашение на работу из Польши. Когда виза будет получена, мне снова надо будет месяц поработать в Польше, а потом поеду вглубь Европы. Правда, куда именно, я еще не знаю. Помимо Нидерландов есть варианты работы в Испании, Италии, Португалии. Пока я склоняюсь к Нидерландам, там заработок больше.

«В первые дни было тяжело — болела спина, на руках были мозоли и трещины»

Еще в конце прошлого года у минчанина Леона была непыльная работа менеджера по продаже оборудования, хороший заработок, любимая девушка. Но внезапно возлюбленная заявила, что она с ним расстается, мол, парень бесхарактерный и ни на что не способен, что с таким делать. Сказала — и уехала работать в польский Вроцлав, а сказанные ею слова Леона сильно задели, поэтому он решил проверить, способен ли на решительные шаги.

Фото героя материала
Трейлер, в котором живет Леон. Фото собеседника

— Подумал, что надо уехать куда-то подальше от дома, пожить одному. Решил, можно выдвинуться на заработки, да хоть на сбор плодов в теплицах. Нашел работу в Великобритании — там надо было собирать клубнику в теплице, — вспоминает Леон.

Открыть визу и получить приглашение от нанимателя ему помогла международная компания, которая занимается трудоустройством людей за рубежом. Уехать в Великобританию парень должен был в начале марта, но когда началась война в Украине, отъезд чуть было не сорвался, однако потом людям, у которых уже была виза, уехать все же разрешили.

— Добираться надо было за свой счет. Летел сложно: из Минска в Турцию, а оттуда — в Лондон. За билеты отдал около 700 долларов (1810 рублей). Оттуда на поезде два часа ехали в город Тонтон, потом 10−13 км ехали на такси в пригород на ферму, 35 фунтов (около 110 рублей) отдал за поездку.

На ферме парня заселили в отдельную комнату в трейлере (их возле теплиц было около 15), в нем помимо белоруса жили еще четыре человека. Все вместе делили общую кухню и санузел. Проживание в кемпере платное — 60 фунтов (186 рублей) в неделю, отдельно надо за пять фунтов (16 рублей) покупать баллон с газом — для нагревания воды.

Работа оформлялась официально — гастарбайтеры подписывали контракт и отдельную бумагу о том, что они согласны работать сверхурочно. Смена начиналась в 4−5 утра, заканчивать ее надо было в 16.00, но очень часто приходится работать дольше. Рекорд Леона по длительности смены — 13 часов. Не получалось и с выходными — как правило, работники обходились без них.

— В первые дни было очень тяжело — болела спина, на руках появились мозоли и трещины, приходилось заклеивать пальцы пластырем. Но сейчас я уже наловчился работать. Что плохо — появилась аллергия на клубнику: заложен нос, на лице сыпь. Антигистаминные препараты я не принимаю, к врачу меня никто не собирается везти, мол, это мелочь. Если бы что-то серьезное, тогда бы помощь оказали, это несмотря на то, что медстраховка у нас есть — на нее постоянно удерживают деньги из зарплаты.

Леон говорит, что физически он не устает, больше «напрягает» моральная обстановка — на работников иногда покрикивают, и «хоть это и по работе, но неприятно», некоторые женщины даже плакали. Тяжело и потому, что работники мало общаются из-за языкового барьера — все там разных национальностей: узбеки, румыны, болгары, украинцы, белорусы.

— Немного рабом себя чувствуешь. Здесь капитализм, лишнего никто тебе не даст. Бесплатная только вода в кулерах. Еще на Пасху руководство расщедрилось — раздали нам шоколадные яйца, а когда было очень жарко — угостили мороженым.

Плана по сбору клубники у работников нет, но рейтинг, кто больше собрал, все же составляется. Если начальство увидит, что ты «прохлаждаешься», то сделают замечание, могут даже отстранить от работы — если наберется пара-тройка таких смен, могут вообще расторгнуть контракт и отправить с фермы.

Фото героя материала
Фото собеседника

— За час работы нам платят 10 фунтов 10 пенсов (почти 32 рубля). Если мы работаем больше 40 часов в неделю, то ставка за час повышается до 12 фунтов 50 пенсов (почти 39 рублей). В месяц реально заработать около 2500 долларов (6465 рублей), это после вычета налогов, аренды жилья, страховки.

Около 50−60 фунтов (155−186 рублей) в неделю у Леона уходит на еду — за эти деньги он хорошо питается, каждый день в его рационе мясо и все продукты, которые он любит.

— За четыре месяца я накопил 6000 долларов (15 516 рублей). Хочется вложить их в какое-нибудь дело, может быть, открыть приятную кофейню. В августе я вернусь домой — отдохну, отсижусь в горячей воде в ванне. Что буду делать дальше, пока не знаю. Вот в чем уверен точно: я себя проверил и знаю наверняка — я оказался способен преодолевать разные преграды, если это потребуется. Теплица — это своего рода армия.

«Легких денег нам не обещали»

Андрей и его супруга Оксана давно планировали уехать из Беларуси на заработки, ускориться пришлось после того, как началась война в Украине: мужчина получил повестку из военкомата — он офицер запаса.

— Хотели сперва уехать в Великобританию, туда раньше ездила жена собирать шампиньоны. Увы, эта страна приостановила выдачу виз белорусам, поэтому решили искать работу через Польшу, — рассказал Андрей. — С работы уволились: я был начальником отдела на фирме, жена — педагог.

Рабочую визу в Польшу паре удалось открыть в апреле, но оставаться работать у ближайших соседей белорусы не хотели — их интересовала работа в Нидерландах, даже подыскали подходящий вариант. Через две недели Андрей и Оксана с группой украинцев выехали в Нидерланды — работу предложило агентство по трудоустройству, за эту услуги они заплатили с первой зарплаты по 300 евро с человека.

— Мы знали только, что едем на уборку паприки, больше никаких подробностей. Конечно волновались, особенно после того, как начитались историй, как обманывают людей — не выплачивают заработанные деньги.

Фото героя
Теплица, в которой растет паприка. Фото собеседников

Ферма, на которую их привезли, находилась в пригороде Гааги — восемь огромных теплиц с перцем, которые принадлежали нескольким совладельцам. Наших собеседников заселили в одну комнату в двухэтажном домике, по соседству также жили приезжие наемные работники. Все они пользовались общими санузлами и кухней, гостиной.

— Мы работаем по десять часов в день, хотя официально у нас должен быть восьмичасовой рабочий день. В теплице примерно 29 градусов, но пот с нас не течет. Конечно, работать тяжело, но мы ехали работать и зарабатывать, легких денег нам не обещали. Вообще, фермеры, которые нас нанимали, очень доброжелательные и человечные люди, они знают, что происходит в Беларуси, расспрашивали у нас про ситуацию.

За час работы в теплице работникам «чистыми» платят шесть евро (это уже после уплаты налога и платы за проживание), за каждый час переработки набрасывают 25%. Если работать приходится в выходные, то надбавка 50%. В среднем супруги зарабатывают на двоих 2800 евро (около 7340 рублей) в месяц, из этих денег примерно 400−500 евро (1050−1310 рублей) уходит на еду, но пара на продуктах не экономит. Кстати, есть перец на работе нельзя, разве что с разрешения начальства собрать несколько из тех, что упали с куста на подстилку.

— За час в среднем надо собрать 200 кг перца, но это не много, такой план выполнить реально при работе в умеренном темпе. Во время смены делают три паузы для приема пищи — две по 20 минут и одну получасовую. Еду приносим с собой, бесплатно можно выпить воду, кофе или чай.

Так как Андрей знает английский язык, ему удалось подняться по карьерной лестнице — сейчас он занимается сортировкой и отгрузкой паприки.

Заработанные деньги пара откладывает в резерв, они еще не решили, куда их потратят. Когда их полугодовая рабочая виза закончится, они намерены открыть новую и продлить контракт с тем же фермером — договоренность уже есть. Конечно, сезон сбора урожая уже будет закончен, но в теплицах есть и другая сезонная работа.