Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Министерстве образования рассказали, какие вузы недобрали студентов, и назвали топ специальностей по проходным баллам
  2. «Украинские диверсанты» на курской АЭС, ракеты из Беларуси, взрывы в Крыму. Сто семьдесят четвертый день войны в Украине
  3. «Что у вас на обед? Ягненок с кровью?» Пропагандисты атаковали евродипломатов во время суда над Ивашиным: цитаты
  4. Украине поставили САУ Zuzana 2 — оружия такого уровня у России нет. Рассказываем, как его смогла разработать небольшая Словакия
  5. В России подорвали шесть опор ЛЭП Курской АЭС
  6. Суд по делу о «захвате власти» закрыли, чтобы допросить внедренного к «заговорщикам» силовика — подполковника генерального штаба
  7. Лукашенко после «разноса» мотовелозавода за провал по локализации поручил назначить нового директора
  8. «Важные истории» узнали имена российских солдат, причастных к убийствам жителей Киевской области и позвонили им. Один признался
  9. В 2022-м белорусов массово задерживают за акции протеста в 2020-м — вероятно, в этом помогает программа Kipod. Поговорили с ее разработчиками
  10. Неудачная попытка штурма под Николаевом, раскол в российских силах. Главное из сводок штабов на 174-й день войны
  11. «Жуликов здесь хватает». Лукашенко пожаловался на «нерасторопных чиновников» и бардак с долгостроями в Минске
  12. Лукашенко отменил платное бронирование времени пересечения границы
  13. В Минздраве рассказали о росте заболеваемости коронавирусом и оценили опасность «омикрон-ниндзя»
  14. Уничтожение «наемников и националистов», российские группировки в Украине, штурм Песков опять отбит. Главное из сводок штабов
  15. «Формирование гражданственности, патриотизма». Какие новые учебники получат школьники и что в них изменится
  16. Украина продляет мобилизацию, видео взрыва в курортной Затоке, арест российских активов на 5 млн долларов: 173-й день войны
  17. Главное — поддерживать власть. После 2020-го на высоких должностях в Беларуси оказалось немало неожиданных людей — рассказываем
  18. Два года назад в Минске прошли два митинга: в поддержку Лукашенко и за честные выборы. Сравниваем их масштаб на двух фото
  19. В среду — оранжевый уровень опасности. Снова +31°С и местами грозы
  20. Суд по делу о «захвате власти»: Зенкович записывал ZOOM-конференции «заговорщиков» для «военных коллег» и «партизан»


Во время последней президентской кампании Михаил Федоров отвечал за digital-направление в штабе Владимира Зеленского. В конце августа 2019 года политика утвердили на должность вице-премьера и министра цифровой трансформации, а в марте 2021-го президент Зеленский ввел Михаила в состав Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО). Мы поговорили с чиновником о войне, искусственном интеллекте, общении с Илоном Маском, белорусских киберпартизанах и указе, который приняли для привлечения айтишников из нашей страны.

Вице-премьер Украины Михаил Федоров, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов
Вице-премьер Украины Михаил Федоров, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов

Распознавание убитых россиян, киберармия и уход больших компаний из России

— 23 февраля было заседание СНБО, о чем там шла речь?

— Я не могу вам рассказать, это информация с грифом «секретно».

— Как для вас прошло 24 февраля?

— Последние несколько недель были сумасшедшие кибератаки на нашу цифровую инфраструктуру, в ночь на 24-е случилась сильная атака на банки. Я находился в коммуникации с нашими специалистами, СБУ и киберполицией, около двух часов ночи лег спать. А через несколько часов мне позвонил госсекретарь и сказал: «Михаил, все началось, нас вызывают на заседание СНБО». После этого три дня я не спал нормально. У нас был определенный план: как мы должны работать, куда идти, какие решения касаемо нашей инфраструктуры мы должны принимать. Мы занимались организацией процесса защиты информационного пространства: связывались с большими компаниями для переноса данных в облако и проверяли наши бэкапы (резервные копии данных, которые в дальнейшем служат для восстановления информации, в случае ее потери. — Прим. ред.).

— Как вам помогает искусственный интеллект в этой войне?

— Это важная часть многих продуктов: распознавание снимков трупов российских военных для того, чтобы найти родственников, которые смогли бы забрать покойного, а мы им рассказать, что происходит в Украине; расшифровка спутниковых снимков и анализ данных — это, наверное, ключевые применения сейчас.

— Родственникам убитых пишете в социальных сетях?

— Да. Разговор примерно такой: «Вы родственник такого человека?» — «Да». — «Он погиб на войне, которую развязала ваша страна. Вам говорят, что это спецоперация, но это настоящая война. Вы пришли к нам. Человек умер, заберите его».

— Какая общая реакция родных?

— 60−80% говорят, если он умер, то так нужно было, мы тоже пойдем на войну и будем вас убивать. Даже после Бучи, когда мы находили родных, они писали: «Значит так нужно было». 10% никак не реагируют, еще 10% говорят, что все происходящее ужасно и убитый не хотел идти на войну. Я общался с администраторами контактного центра, куда звонят россияне, чтобы узнать о судьбе своих близких. Очень много сообщений приходит через другие страны. Родные погибшего просят своих родственников за границей позвонить и все узнать. Думаю, что они боятся, что их телефоны в России прослушивают. Люди запуганы.

— Из вашего интервью: «Наша IT-армия недавно получила доступ к данным курьерской службы в Беларуси, через которую российские солдаты-мародеры отправляли награбленные вещи». Как вы получили эту информацию?

— Благодаря IT-армии, это максимум, что могу сказать. А до этого мы получили доступ к информационным системам России о военных частях, кто и где служит. Потом посмотрели, кто был в Киевской и Черниговской областях, сверили данные из частей и почты и сформировали список людей, которые отправляли награбленное своим родственникам. Волонтеры звонили родным и говорили с ними. Записи можно послушать в интернете.

Фото: Скриншот камеры наблюдения из мозырьского отделения СДЭК
Фото: скриншот камеры наблюдения из мозырского отделения СДЭК

— Расскажите подробнее о киберармии.

—  Это неформальная волонтерская структура, в которой задействованы сотни тысяч людей и десятки профессиональных компаний. Ключевая цель — снизить боеспособность России в информационном и военном пространстве.

— К военным они не имеют отношения?

— Верно.

— В апреле вы думали, что власти России скоро заблокируют Youtube. Вы обращались в Google с просьбой уйти из РФ?

— Да, и публично, и непублично. Google уже закрыл некоторые сервисы для России и, я думаю, что Youtube скоро будет заблокирован.

— Это сделают российские власти?

— Да, потому что все равно пробивается правдивый контент про Украину и войну. Блокировка будет логична для этого режима.

— Как проходит ваше непубличное общение с компаниями?

— Это письма, созвоны, видеоконференции, личные встречи. Я же знаю контакты многих в корпорациях. У нас есть цель, она была до войны и остается сейчас, — увеличить долю IT в ВВП страны. Мы запустили один из лучших налоговым режимов в Европе для технических компаний, мы со многими общались, презентовали наши продукты и приглашали открыть офисы в Украине, поэтому мы с ними знакомы и были в контакте.

— Кто из компаний ушел по вашей просьбе?

— Это довольно тяжело анализировать. Я думаю, что они ушли не по моей просьбе, а из-за полномасштабного вторжения России в Украину. Мы делаем все, что можем, чтобы остановить Россию. Я думаю, что все уважающие себя компании уйдут оттуда рано или поздно.

— А были те, кто сказал, что уйдет, но остался?

— Да, например, немецкая компания SAP (разрабатывает ПО и предоставляет консалтинговые услуги. — Прим. ред.). Они сейчас обещают выйти, но мы получали много анонимных писем от сотрудников из России, где они рассказывали, как компания после ухода планирует обойти ограничения и продолжить обслуживание клиентов. Мы пристально следим и не дадим не сдержать свое слово.

Михаил Федоров во время общения с журналистами, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов
Михаил Федоров во время общения с журналистами, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов

Илон Маск, кибер-атаки и отключение интернета в Украине

— Как вы познакомились с Илоном Маском?

— Мы раньше общались с компанией SpaceX, но лично познакомились, когда началась война. Я написал твит, он на него отреагировал, и мы начали переписываться в личных сообщениях. Сейчас мы общаемся через Whatsapp: иногда отправляю кейсы использования Starlink (спутниковая система от компании Маска, которая обеспечивает доступ в интернет в местах, где он плохо работает или его вовсе нет. — Прим. ред.), иногда обсуждаем другие темы.

— Какую помощь Маск оказывает?

—  Самое главное — SpaceX открыл в Украине компанию, Starlink работает. Благодаря европейским министрам цифровой трансформации и американскому агентству USAID мы получили больше 13 000 Starlink, они помогают критической инфраструктуре: больницам, школам, госорганам.

— Starlink поставили бесплатно?

— Да, эти организации их закупили и передали нам. Но у нас еще есть потребность в тысячах Starlink.

— Вы не планировали отключать интернет в стране, когда началась война?

— Нет. А зачем?

—  Например, начинается паника и в работу идут российские информационные вбросы и боты, чтобы эту панику усилить.

— Наверное, причина, по которой мы об этом не думали, — у нас президент сильный коммуникатор, компетентные медиа и в целом достаточно образованные люди, которые понимают, как действовать. Украинцы показали, что умеют такие кризисы переживать. Я иногда сам удивляюсь, как наши люди способны такое делать.

— А Россия пыталась отключить интернет в Украине?

— Они били по вышкам и дата-центрам, где хранятся данные. Я думаю, что у них был такой план, но он не удался.

— Сколько, по вашей оценке, Кремль потратил на кибер-атаки?

— Тяжело точно сказать, но, думаю, что сотни миллионов долларов. Если мы будем учитывать коррупцию, то, может, и больше миллиарда.

— Можете привести примеры атак, которые вам запомнились?

— Наверное, сильнейшая была на «Приватбанк» и на портал «Дия». Они постоянно происходят, но мы наращиваем мощности защиты.

Михаил Федоров у себя в кабинете, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов
Михаил Федоров у себя в кабинете, 2022 год. Фото: Антон Филоленко, Данияр Сарсенов

«Киберпартизаны», айтишники из Беларуси и нелегитимная власть

— Расскажите просто, чтобы белорус понял, что такое «Дия» и для чего сервис нужен?

— Это единое окно для получения всех государственных услуг, которые мы запускаем. Мы построили простые и логичные процессы, как бизнес-сервисы. За несколько кликов вы можете сменить адрес проживания, заплатить налоги, открыть ФОП (аналог ИП в Беларуси. — Прим. ред.) или счет в банке. У вас есть электронный паспорт, который вы можете использовать так же, как пластиковый или бумажный. Любое взаимодействие с государством будет в «Дии», сейчас там представлены основные услуги. Наша задача — обеспечить коммуникацию человека и государства в несколько кликов онлайн.

— К вам из Беларуси не обращались для покупки «Дии» или консультации по этому продукту?

— У вас сейчас нет легитимной власти, нам не с кем общаться.

— 4 октября Зеленский подписал указ о мерах по привлечению IT-специалистов из нашей страны. Сработало?

— К нам приехали несколько тысяч человек и несколько десятков компаний. Мы увеличили возможность пребывания в Украине граждан Беларуси, в ручном режиме помогали компаниям перевозить сотрудников и их семьи. Мы делали все, чтобы белорусские айтишники могли спокойно продолжать работать и пользоваться нашей инфраструктурой. Цель была не переманить жить белорусов в Украину, а поддержать людей, которые стали жертвами режима или которые с ним боролись. Мы хотели показать, что мы сочувствуем. В Беларуси очень много хороших людей. Для меня белорусский народ и Лукашенко — это две несопоставимые вещи, это разные системы координат. Есть диктатор, который захватил власть и держит ее, а есть люди, которые борются и, я уверен, победят.

— В Украине белорусам начали отказывать в продлении ВНЖ, будет ли министерство цифровой трансформации лоббировать решение о помощи белорусским айтишникам в этом вопросе?

— У нас продолжает работать контактная служба, которая занимается развитием IT. Сейчас выдавать и продлевать новые документы сложно, потому что с территории Беларуси летят ракеты, но тем, кто уже работал и в ком мы уверены, мы будем способствовать в решении вопроса.

— Вы знаете, кто такие «Киберпартизаны»?

— Я слышал, что в Беларуси они есть.

— Вы никогда с ними не сотрудничали?

— Я не пытался с ними выйти на связь и не сотрудничал, но, если их работа нацелена на борьбу с диктаторскими режимами, которые оккупировали Беларусь и Россию, то с удовольствием бы с ними познакомился.

Разговор с Зеленским и Украина через 5 лет

— Когда последний раз вы говорили с президентом?

— Вчера.

— О чем был этот разговор?

— Я согласовывал запуск нового проекта и показывал президенту, как он может выглядеть и какой будет результат. Это была рабочая встреча.

— Когда и как закончится война?

— Я не знаю, когда она закончится, но уверен, что победой Украины. Наша задача — забрать свои территории с минимальными потерями. Весь мир видит, что мы уже побеждаем и победим точно.

— Какой будет Украина через 5 лет после победы?

— Это будет новое экономическое чудо, страна будет завалена инвестициями, в Украине будет одна из лучших налоговых и правовых юрисдикций. Самая цифровая страна в мире, где любой предприниматель планеты сможет реализовать свою мечту. У Украины будет самая инновационная система защиты, а наши военные будут обучать другие армии мира.