Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  2. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  3. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  4. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  5. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  6. Провалилась попытка армии РФ прорваться через госграницу на Сумщину, на других направлениях все пока не очень удачно складывается для ВСУ
  7. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  8. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  9. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  10. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  11. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах


Международный комитет по расследованию пыток в Беларуси представил свой пятый отчет. Он показал масштабы действий, которые власть предпринимала с 2020 по 2021 годы, в том числе оперативные изменения законодательства. По мнению представителей комитета, собранные факты могут указывать на то, что в Беларуси не просто нарушались права граждан, а происходили преступления против человечности. Zerkalo.io приводит главное из отчета, полный текст можно почитать по ссылке.

Снимок носит иллюстративный характер

Что такое преступление против человечности и почему в Беларуси, похоже, происходит именно это

В Римском статуте Международного уголовного суда есть определение «преступления против человечности». К ним относятся, например, убийство, депортация или насильственное перемещение населения (в том числе когда человек вынужден уехать из-за отсутствия выбора), пытки (умышленное причинение сильной боли или физических или психологических страданий), заключение в тюрьму или другое жестокое лишение физической свободы в нарушение основополагающих норм международного права.

С одним условием — если эти действия совершены в рамках широкомасштабного или систематического сознательного нападения на граждан страны.

По мнению комитета, количество политзаключенных в Беларуси (637 человек на 23 августа 2021 года. — Прим. ред.) и тысячи арестов граждан уже говорят о том, что в Беларуси происходит именно преступление против человечности. А те же задержания участников мирных демонстраций, вытеснение за границу демократических лидеров, создание крайне плохих условий для содержания административно арестованных происходят регулярно уже больше года, то есть систематически.

Чтобы признать преступление, совершенное в Беларуси, международным, необязательно, чтобы оно полностью подпадало под определение Уголовного кодекса нашей страны. Но обязательно, чтобы потенциальный преступник знал о нападениях на гражданское население (делал это сознательно).

А точно представители власти «знали» о совершаемом?

Есть много цитат и публикаций, которые это доказывают. Вот лишь несколько примеров.

«С сегодняшнего дня, особенно в квартирах граждан, куда они прячутся, мы в плен никого не берем. Если кто-то прикоснется к военнослужащему (я уже замечание делал генералам), он должен уйти оттуда как минимум без рук. Я говорю это публично, чтобы все понимали нашу дальнейшую решительность», — слова Александра Лукашенко в конце октября 2020 года.

«Преследуйте тех, кто угрожает нам с вами, чиновникам. Ну и особенно если вам. Все бросайте, находите эту тварь и убирайте. Вот такое мое вам наставление», — говорил экс-министр внутренних дел Юрий Караев, когда еще находился на своем посту. Подлинность аудио с этой цитатой подтверждалась фоноскопической экспертизой, сама запись была сделана предположительно во время прощального обращения Караева к сотрудникам ГУБОПиК в октябре 2020 года.

«Ну нанесите ему что-то, получается, в каком виде… Либо покалечить, либо изувечить, либо убить. Применять оружие прямо в лоб, прямо в лицо, прямо туда, после чего он уже никогда не вернется в то состояние, в котором он находился. Ну откачают так откачают. Не будет у него половины головного мозга — туда ему и дорога», — высказывался экс-начальник ГУБОПиК и ныне замминистра МВД Николай Карпенков. Его голос также экспертиза определила как подлинный (МВД назвало запись фейком. — Прим. ред.). Кроме того, Карпенков не раз был замечен на улицах среди своих сотрудников при подавлении протестных акций в Минске.

Есть и другие примеры высказываний. К примеру, от представителей Министерства обороны, которые заявляли о выполнении любых приказов, даже преступных.

Участвуют в преступлениях не только силовики

Например, Министерство информации причастно к блокировке и ликвидации независимых СМИ в Беларуси. Соответственно, это ограничивает права человека на доступ к информации. Статус СМИ для TUT.BY также был приостановлен приказом министра информации Игоря Луцкого в конце сентября 2020 года. А уже 18 мая 2021 года министерство ограничило доступ к сайту на основании уведомления Генеральной прокуратуры.

Министр иностранных дел Владимир Макей говорил о зачистке гражданского общества задолго до фактического уничтожения НГО в Беларуси.

— И не надо стремиться организовывать здесь какие-то революции. Ни к чему хорошему это не приведет. Более того, это приведет однозначно, если дальше будет нагнетаться ситуация, к тому, что не будет того гражданского общества, о котором так пекутся наши европейские партнеры, — заявлял Макей в апреле 2021 года.

Министерство по чрезвычайным ситуациям Беларуси занималось снятием флагов с балконов, глава ведомства Вадим Синявский признавал это их собственной инициативой. По мнению комитета, это нарушение свободы выражения мнения.

Отдельно в отчете затронута риторика государственных СМИ и язык вражды, который используется в ряде сюжетов.

Следственный комитет возбудил 0 уголовных дел по факту пыток и более 4500 — в отношении белорусов, участвовавших в протестных акциях.

А вот как усугублению ситуации способствует законодательная власть

C 2020 по 2021 год парламент легитимизировал ужесточение давления на инакомыслие. Чуть более года понадобилось, чтобы внести изменения как минимум в восемь законодательных актов.

  • Изменен закон «О гражданстве Республики Беларусь» (теперь можно утратить приобретенное не по рождению белорусское гражданство за участие в экстремистской деятельности).
  • Когда подходил срок шестимесячной проверки (максимальной) по заявлениям о пытках в августе 2020 года, приняли закон «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности». Он предусматривает проведение проверок, по сути, как угодно долго без каких-либо процессуальных решений.
  • С 1 марта 2021 года действует новый КоАП, который ужесточает наказание за участие в несанкционированных массовых мероприятиях.
  • Закон «Об изменении законов по вопросам обеспечения национальной безопасности Республики Беларусь» уже вступил в силу. Он дает силовикам право применять оружие, физическую силу, боевую и специальную технику «при пресечении массовых беспорядков». Ответственности за применение этих средств силовики не несут.
  • Также с мая 2021 года действует закон «Об изменении Закона Республики Беларусь «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь». Согласно ему, на все акции нужно будет разрешение властей, уведомительный порядок их проведения отменяется. Запрещены прямые эфиры, а журналисты приравниваются к участникам или организаторам.

Это не все нормы закона, которые претерпели изменения. Новшества появились и в документах, касающихся СМИ, адвокатуры, определения экстремистской деятельности (теперь под нее подпадает больше действий, в том числе и «публичное оправдание» массовых акций).

Также, по данным Международного комитета расследования пыток в Беларуси, за прошедший год лишились лицензий 19 адвокатов. Все они работали защитниками в политически мотивированных делах или публично высказывались о нарушении законодательства.