Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  2. Минск снова огрызнулся и ввел очередные контрсанкции против «недружественных» стран (это может помочь удержать деньги в нашей стране)
  3. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев
  4. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  5. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  6. Эксперты рассказали, как удар по судну «Коммуна» навредит Черноморскому флоту России и сократит количество обстрелов Украины «Калибрами»
  7. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  8. Владеют дорогим жильем и меняют авто как перчатки. Какое имущество у семьи Абельской — экс-врача Лукашенко и предполагаемой мамы его сына
  9. В Польше автобус, который следовал из Гданьска в Минск, вылетел в кювет и врезался в дерево
  10. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
  11. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  12. Лукашенко назначил двух новых министров
  13. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  14. В Беларуси подорожают билеты на поезда и электрички


Приватизация госпредприятий в Беларуси имеет особый характер. Власти как продают акции заводов, так могут их в любой момент забрать обратно. В стране практикуется также национализация и изначально частных компаний. Нередко после решений чиновников или лично Александра Лукашенко о национализации предприятий их бывшие владельцы оказываются за решеткой. Вспомнили, сколько лет давали инвесторам, у которых власти «отжимали» их бизнес.

«Мотовело»

Одна из наиболее известных историй национализации связана именно с этим предприятием. На самом деле его забирали в руки государства дважды. Сначала в 2005 году, когда завод испытывал финансовые трудности, Лукашенко поручил его «вернуть народу», забрав у владельцев, то есть коллектива.

Вскоре предприятием заинтересовался бизнесмен Александр Муравьев. Связанная с ним австрийская компания ATEC Holding GmbH выкупила контрольный пакет акций. Но частный инвестор не смог быстро решить накопившиеся проблемы завода. А в 2015 году самого Александра Муравьева, его брата и их партнеров по бизнесу задержали по делу о злоупотреблении властью или служебными полномочиями. Завод передали в руки государства, а руководить «Мотовело» назначили бывшего мэра Минска Николая Ладутько. Впрочем, он тоже не смог решить проблемы завода и вывести его из убытков.

Александр Муравьев получил 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

«Барановичидрев»

Это предприятие тоже национализировали дважды. В первый раз это произошло в 2013 году, когда государству принадлежало 48% акций, юрлицам — 36%, физлицам — 16%. Завод работал в убыток. На тот момент вице-премьер Анатолий Калинин решил, что это связано с «отсутствием хозяина» и заявил о национализации. Тогда обошлось без арестов.

Не так повезло инвестору, который в том же 2013 году заинтересовался этим проектом. Через год Лукашенко подписал указ о передаче 83% акций предприятия шведскому бизнесмену Амидуллу Набизаду. Но поставил условие: в 2015-м рассчитаться с многочисленными долгами. Сделать это не получилось. А в 2016 году сам бизнесмен оказался за решеткой, обвиненный в мошенничестве. «Барановичидрев» вернулся в руки государства и сейчас находится на стадии ликвидации.

Амидуллу Набизаду за мошенничество дали 8 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

Миорский металлопрокатный завод Miory Steel

Сейчас к этому списку добавился и частный завод в Миорах. 8 августа туда наведался Александр Лукашенко и заявил, что «завод был изъят». За год до этого силовики задержали гендиректора завода Петра Шимуковича, его заместителя по экономике и финансам Дмитрия Славникова и главу совета директоров Алексея Коваленка. Чиновники же взялись спасать новое уникальное производство белой жести. Но в итоге предприятие оказалось на грани банкротства. По приказу Лукашенко его долги переложили на бюджет, а управление решили передать назначенному властями человеку.

Какая судьба ждет совладельца (вероятно, уже бывшего) Алексея Коваленка и руководителей завода, пока не известно — они до сих пор находятся в СИЗО. Впрочем, Лукашенко намекнул, что их могут отпустить: «Непозволительно воровать. Поэтому деньги „в кассу“ — завтра приходите. Если ваше ходатайство будет, рассмотрю его в течение недели».

Кто из бизнесменов смог не попасть за решетку

Предприниматель Валерий Колосовский — совладелец «Минскинтеркапс» — оказался фигурантом уголовного дела, связанного с «Белагропромбанком», топ-менеджеров которого обвинили в незаконной выдаче кредитов. Колосовского же обвинили в мошенничестве при получении средств в этом банке. В 2001 году компанию Колосовского национализировали в целях «защиты государственных экономических интересов». Бизнесмен смог уехать в США.

В 2010-м в одном из цехов частного мебельного холдинга «Пинскдрев» случился серьезный пожар, который унес жизни 14 человек. По этому факту было возбуждено уголовное дело. Среди фигурантов был бизнесмен и гендиректор холдинга Лоран Аринич. В начале 2011 года Лукашенко утвердил госконцерн «Беллесбумпром» управляющей компанией холдинга. Аринич поспешил уехать из страны, избежав ареста.

Имя американского бизнесмена белорусского происхождения Марата Новикова известно в контексте фабрик «Коммунарка» и «Спартак». Бизнесмен купил у государства 34% первого предприятия и 54% — второго. В том, как Новиков вел бизнес, Лукашенко усмотрел «ущерб интересам государства». В итоге эти предприятия вернули государству. Интереса к самому бизнесмену, гражданину США, со стороны силовиков не было, тем более сам он жил в США. Но после национализации шоколадных фабрик Новиков больше не приезжал в Беларусь, опасаясь, что на родине его посадят.