Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  2. «Вплоть до увольнения». Госслужащим разослали инструкцию, как себя вести
  3. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  4. Лукашенко подписал указ «о переводе госорганов и организаций на работу в условиях военного времени»
  5. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  6. Российская авиация из-за потерь снизила активность на востоке. Новое направление, где атак больше, чем у Авдеевки. Главное из сводок
  7. «Из уха текла кровь, он начал расстегивать ширинку у моего лица — его забавляла ситуация». Белоруски — о том, как пострадали от насилия
  8. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  9. «Стыдно шляться с тряпкой Лукашенко». Кто в Литве выступает против мигрантов из Беларуси, а кто их поддерживает
  10. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  11. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  12. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  13. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь


Евразийский банк развития сообщает, что, по его оценкам, рост ВВП Беларуси в июле замедлился до 3−3,4%. Для сравнения: месяцем ранее он составлял 4%. Кроме того, в июле изменилась и динамика обрабатывающей промышленности. Ее рост опустился с 6,1% до 1,5%. Вместе с экономистом Beroc Дмитрием Круком Zerkalo.io разобралось, о чем говорят эти цифры, стоит ли нам ожидать серьезного падения ВВП и как на экономике отразятся проблемы в обрабатывающей промышленности.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Дмитрий Крук отмечает, что последние полгода для описания ситуации в белорусской экономике стал использоваться термин «внешнеторгового чуда»: темпы прироста экспорта оказались намного выше всех ожиданий и предсказаний. По подсчетам экономиста, во втором квартале 2021 года по отношению к первому рост белорусского ВВП составил 6%.

—  Но для ближайшего будущего нам важен следующий вывод: этот безудержный рост не может продолжаться чрезмерно долго. И для этого есть две причины. Во-первых, большинство факторов роста экспорта тесно связаны с постковидным оживлением в мире. А оно постепенно начинает ослабевать, — рассказывает Крук. —  Естественно, что после окончания этого периода рост экспорта станет затухать. Во-вторых, на многое повлияют санкции. Хотя большинство из них вступят в действие ближе к концу года, сама информация об ограничениях и их ожидание уже сейчас влияют на поведение потребителей и инвестиционные решения фирм.

Экономист считает, что если месячный рост ВВП и обрабатывающей промышленности продолжит снижаться, вполне вероятно, что в конце этого года белорусскую экономику может ждать спад.

—  Я делаю выводы на основе бурного роста в первом полугодии из его практически неизбежного замедления во втором. В этом случае мой наиболее оптимистичный прогноз по темпу прироста ВВП — 2,4% по итогам года. Но предполагаю, что с учетом санкций прирост окажется в промежутке от 1,7 до 2,4%, — добавляет Крук.

Экономист говорит, что эти цифры все равно выглядят гораздо лучше тех прогнозов, которые давались Беларуси в начале года. Тогда международные организации прогнозировали или очень скромный белорусский рост (1,3% — ЕАБР) или даже спад (Всемирный банк и МВФ).

—  Здесь важно отметить другое: по сравнению с цифрами, которые для белорусского роста ВВП мы могли бы считать нормальными, эти очень малы. Беларусь должна демонстрировать рост в диапазоне 5−7% в год. На этом фоне средний рост за последние 10 лет около 1% и угроза глубокой и продолжительной рецессии говорят о больших проблемах в экономике, — рассуждает Крук.

По его словам, такие периоды спада всегда характеризуются снижением доходов, занятости, выручки и объемов торговли. Но рецессия, которая грозит начаться на стыке 2021−2022 годов, может выйти за рамки «привычной». Реальность ее сверхугрозы в числе прочего зависит и от влияния санкций. Их масштаб и продолжительность определят глубину ожидаемого «упадка».

—  Конечно, власти будут пытаться сгладить влияние санкций. Но поле для такого маневра очень узкое. А потому неясно, как именно это будет происходить. Пока я ожидаю, что к концу 2021 года траектория роста ВВП начнет быстро меняться в обратную сторону, — добавляет Крук.