Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  2. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  3. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  6. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  7. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  8. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  9. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  10. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  11. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  12. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  13. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  14. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  15. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
Чытаць па-беларуску


Отношение украинцев к белорусам резко ухудшилось после начала полномасштабной войны и продолжает существенно ухудшаться. Об этом свидетельствуют данные опросов украинской Социологической группы «Рейтинг»: в апреле прошлого года к белорусам относились холодно только 4% опрошенных украинцев, в апреле 2022 года — 33%, в августе — 52%. О том, что стоит за этими цифрами, рассуждает Юрий Дракохруст.

Юрий Дракохруст

Обозреватель белорусской службы «Радио Свобода».

Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Эти данные близкие к результатам, полученным другим украинским исследовательским центром — Киевским международным институтом социологии (КМИС). В майском опросе КМИС 68% украинцев сообщили, что с начала полномасштабной войны их отношение к белорусам ухудшилось. Правда, при этом лишь 48% опрошенных сказали, что относятся к белорусам плохо, а 44% — что хорошо.

48% негативного отношения в опросе КМИС в мае, 52% такого же отношения у «Рейтинга» в августе — это практически одинаковые показатели.

На первый взгляд, ухудшение отношения после первого этапа военных действий не вполне объяснимо. В феврале-марте с территории Беларуси десятки тысяч российских военных нападали на приграничные области Украины, в том числе и на Киев, именно тогда была наибольшая интенсивность ракетных обстрелов и авианалетов на Украину с белорусской земли.

С конца марта сухопутные нападения на Украину из Беларуси прекратились, была пауза и в ракетных авиаударах до июня, когда они возобновились и продолжаются до сих пор.

Однако угроза порой сильнее исполнения. Ни заявления белорусских властей, ни сведения о дислокации российских войск и техники в Беларуси не свидетельствовали о том, что повторения нападений не будет. Непрерывный каскад учений белорусских вооруженных сил в приграничных с Украиной областях, агрессивная антиукраинская риторика и Лукашенко, и белорусской пропаганды формировали у украинцев ощущение нарастающей угрозы, причем угрозы не только повторения российских нападений, но и вступления в войну белорусской армии.

Традиционно украинские социологи фиксируют различное отношение к политическим вопросам востока и запада страны. По словам главы «Рейтинга» Алексея Антиповича, в отношении к Беларуси и белорусам водораздел оценок иной — север-юг. Чем ближе регион Украины к нашей границе, тем хуже в нем отношение к белорусам. Именно в эти регионы летели и летят российские ракеты с белорусской земли, именно по этим областям придется первый удар российской, а может быть, и белорусской армий в случае нового сухопутного вторжения.

В Беларуси довольно распространено «просветительское» объяснение ухудшения отношения украинцев к белорусам, мол, южные соседи не знают, не понимают Беларусь, сколько лет у них Лукашенко был самым популярным иностранным политиком. Это объяснение как минимум недостаточное. Массами движут не столько знание и рацио, сколько страсти и ценности. Это и в мирное время так, и тем более во время войны.

Вряд ли жители севера Украины существенно менее осведомлены о политических перипетиях у соседки, чем жители украинского юга. Просто в первом случае сильнее ощущение угрозы, а оно на отношение влияет куда более существенно, чем любое знание или незнание. И чем сильнее ощущение угрозы, тем хуже отношение к народу, населяющему землю, с которой эта угроза исходит.

Из отчета об августовском опросе «Рейтинга» следует, что самое теплое отношение к белорусам у опрошенных среднего возраста — 36−51 год, а у молодежи и респондентов преклонного возраста оно примерно одинаково холодное. Впрочем, различия невелики и баланс оценок отрицательный во всех возрастных группах.

Согласно данным опроса, русскоязычные украинцы относятся к белорусам несколько теплее, чем украиноязычные, хотя и тут баланс оценок в обеих группах отрицательный.

Можно ли сказать, что украинцы среднего возраста и русскоязычные больше знают о протестах 2020 года в Беларуси, о «рельсовых партизанах» и полку Калиновского, о десятках белорусов, брошенных за решетку за антивоенные протесты? Это ни из чего не следует. Знание или незнание о политических реалиях Беларуси безусловно является фактором, определяющим отношение к северным соседям, но не решающим.

Не воюет белорусская армия на украинской земле — вот поэтому отношение к белорусам и получше, чем к россиянам. Не усеяны улицы белорусских городов знаками Z и V, не декларируют известные белорусские деятели культуры приверженность «специальной военной операции» — в результате отношение к белорусам не такое плохое, каким могло бы быть.

Интересное соотношение оценок в майском опросе КМИС. 68% сказали, что их отношение к белорусам ухудшилось, но только 48% сообщили, что оно у них плохое. То есть у пятой части украинцев оно ухудшилось, но не настолько, чтобы стать плохим.

Августовский, как и предыдущий, апрельский, опрос «Рейтинга» показал, что отношение украинцев к белорусам лучше, чем к россиянам, но хуже, чем к жителям самопровозглашенных ЛНР и ДНР, а также Крыма.

При том, что жители этих территорий воюют против Украины, а белорусская армия — нет. Но для украинского массового сознания эти земли оккупированные, а Беларусь — нет, в Крыму, в Донецке и Луганске живут в некотором смысле свои, такие же украинцы, а белорусы — не свои и уж точно не украинцы.

Эти представления — не всеобщие, но доминирующие и определяющие отношение.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В Беларуси существует мнение, что резкое ухудшение отношения украинцев к белорусам объясняется информационной политикой Киева, а говоря попросту, украинской пропагандой. Но, во-первых, информационную повестку дня в Украине в этом вопросе нельзя назвать сфокусированной. О вине Лукашенко говорится прямо и недвусмысленно, о государстве Беларусь как о соагрессоре — тоже. А вот в вопросе ответственности народа, людей, такой однозначности нет — на слово о вине приходится слово о невиновности, об антивоенных настроениях в Беларуси и в белорусской армии в том числе.

А, во-вторых, пропаганда может усиливать установки, она их всегда эксплуатирует, но она их не создает. И первично в данном случае массовое, народное отношение. А его механизм прост и неизменен с начала существования человечества: ваше племя помогает другому нападать на наше — вы виноваты. Как видим по данным опросов, такое отношение не всеобщее, но широко распространенное.

Согласно упомянутому выше майскому опросу КМИС, 83% украинцев считают Беларусь соучастником военного конфликта в Украине.

И хейт в отношении белорусов в социальных сетях — это не только работа российских троллей, не только взрывы эмоций неуравновешенных пользователей, это и отражение массового негативного отношения, причем ставшего негативным очень быстро.

А у белорусов оценки иные. В майском опросе Белорусской аналитической мастерской 62% опрошенных белорусов ответили, что их страна не является участницей военного конфликта в Украине, и 32% — что является. Мотивации такого отношения разные — от «я вам покажу, откуда на Беларусь готовилось нападение» до «Лукашенко нелегитимный, это его война, белорусы ни при чем». Однако фактом является практически зеркально противоположные ответы двух обществ даже на этот «простой» вопрос.

Что делать в такой ситуации конфликта массовых сознаний двух народов? Пожалуй, ответ — не разжигать огонь взаимной ненависти, не раскручивать спираль ее эскалации. Нынешняя нелюбовь украинцев к белорусам вряд ли может быстро вернуться к прежним симпатиям. Думаю, что и белорусы вряд ли могут сейчас скинуть Лукашенко и остановить российскую агрессию. Они даже вряд ли готовы ко всеобщему покаянию перед украинцами.

Но, по крайней мере, не углублять пропасть, которая пролегла между белорусским и украинским народами, — это по силам каждому.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.