Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  2. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  3. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  4. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  5. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  6. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  7. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  8. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  9. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  10. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  11. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  12. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  13. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  14. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  15. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  16. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями


6 сентября Александр Лукашенко заявил, что в преддверии Дня народного единства 17 сентября следует обсудить целесообразность амнистии для осужденных, но «только в отношении тех, кто реально этого заслуживает». Политический аналитик Артем Шрайбман порассуждал в своем телеграм-канале, что могло сподвигнуть Лукашенко поднять этот вопрос.

Артем Шрайбман
Артем Шрайбман

Шрайбман подчеркнул, что делать какие-либо выводы по поводу амнистии пока рано. Она может оказаться пшиком, затронуть только мизерную часть политзаключенных или означать не освобождение, а какое-то сокращение срока или перевод на более легкую форму наказания.

«Кроме того, очевидно, что своих политических противников (Бабарико, Колесникову, Знака, Тихановского, Статкевича и других) Лукашенко оставит сидеть», — считает эксперт.

Шрайбман подчеркнул, что Лукашенко анонсировал шаг, который идет в диссонанс со всей вербальной активностью его силовиков и пропагандистов до сих пор. Поэтому, чтобы не сильно расстраивать «ястребов», он сразу же «сбалансировал» решение об амнистии другими репрессивными инициативами: лишением гражданства политэмигрантов и реестром носителей «карты поляка».

«Но ведь мог не делать этого совсем. А значит, посчитал, что есть какой-то другой интерес, который бы это оправдывал», — отмечает Шрайбман.

По мнению аналитика, адресата у амнистии может быть два. Первый — это народ (чтобы показать милосердие и кого-то успокоить), второй — Запад (чтобы улучшить отношения, снять санкции).

«Первое объяснение кажется абсолютно нелогичным. Нет ни одного признака, что Лукашенко считает нужным идти на уступки обществу или как-то разрядить обстановку в стране через амнистию. Иначе решение было бы более комплексным, параллельно репрессии бы сворачивались, а не продолжали нарастать. Остается второе. Лукашенко что-то нужно от Запада. Я бы сказал, что, если амнистия, как все того и ждут, будет ограниченной и не приведет к освобождению самых известных политзаключенных, то никакой серьезной разморозки не будет», — подчеркивает Шрайбман.

Эксперт напомнил, что за снятие любых санкций в ЕС должен быть консенсус. И даже если бы Венгрия или Италия могли бы закинуть такую идею после частичной амнистии, Польша и Литва бы ее сразу заблокировали.

«А вероятнее всего, никто даже и не поставит это на голосование сейчас, пока Минск соучаствует в войне. Но Лукашенко все равно хочет протестировать этот вопрос, рискуя оставить силовиков недовольными. А значит, уровень боли от санкций таков, что Минск, как и несколько раз прежде в своей истории, решает пойти на уступку без того, чтобы Запад моргнул первым. Если амнистия не окажется полной бутафорией и на свободу реально выйдут сотни людей, это будет очень сочный привет всем, кто говорит, что санкции никогда и ничего не добиваются от белорусской власти», — резюмирует Шрайбман.