Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  2. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  3. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  4. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  5. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  6. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  7. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  8. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  9. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  10. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  11. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  12. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  13. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  14. Екатерина Снытина помогла «Лондон Лайонс» выиграть баскетбольный Еврокубок. Беларуска впервые победила в этом турнире
  15. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»


Ночью 13 сентября на армяно-азербайджанской границе снова случилось обострение. Несмотря на договоренность сторон о прекращении огня тем же утром, к вечеру ситуация на границе оставалась напряженной. Эскалация произошла всего через несколько недель после того, как Ереван и Баку договорились работать над проектом мирного договора, который мог бы стать завершающим этапом многолетнего конфликта. Теперь стороны обвиняют друг друга в провокациях и обстрелах и ищут поддержки у стран-союзниц. Что стало причиной обострения между Азербайджаном и Арменией, есть ли риск развития военных действий и что может примирить стороны, спросили у политологов из этих стран.

Фото: Reuters
Снимок используется в качестве иллюстрации. Нагорный Карабах, 2020 год. Фото: Reuters

Что случилось на армяно-азербайджанской границе 13 сентября

Ночью 13 сентября произошел вооруженный конфликт на армяно-азербайджанской границе. Минобороны Армении заявило, что Азербайджан атаковал военную и гражданскую инфраструктуру в районах Гориса, Сотка и Джермука с использованием беспилотников и крупнокалиберного огнестрельного оружия. В Баку свои действия объяснили ответом на провокации диверсионных групп вооруженных сил Армении, заминировавших участки между позициями подразделений азербайджанской армии и дорогами снабжения в разных направлениях.

В результате эскалации с обеих сторон есть пострадавшие и погибшие. В Ереване заявили об обращении за помощью в ОДКБ и Совбез ООН. В этот же день обе стороны созвонились с представителями стран-союзниц: министр обороны Армении Сурен Папикян обсуждал ситуацию с российским коллегой Сергеем Шойгу, а глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов созвонился с коллегой из Турции Мевлютом Чавушоглу.

Утром 13 сентября стало известно, что стороны достигли соглашения о прекращении огня. Однако позже Минобороны Армении сообщило, что по данным на 14 часов того же дня обстрелы продолжались, отметив снижение их интенсивности. К вечеру того же дня ситуация на границе оставалась напряженной.

Баку и Ереван обвинили друг друга в эскалации ситуации на армяно-азербайджанской границе. Почему случилось обострение?

В результате второй карабахской войны 2020 года часть Нагорного Карабаха перешла под контроль Азербайджана. Именно на линии новой границы случилась эскалация с применением оружия.

— Там то и дело случаются перестрелки. В то же время в течение двух лет с начала войны между лидерами двух стран идут переговоры. Обсуждается большое количество тем: мирный договор, разблокировка коммуникации по определению границ, гуманитарные вопросы. Но нет ни одного решения, которое можно занести в копилку мирной повестки Азербайджана и Армении, — комментирует азербайджанский политолог, руководитель центра исследований Южного Кавказа Фархад Маммадов.

Эксперт указывает, что последний раунд переговоров между Баку и Ереваном прошел в конце августа в Брюсселе при посредничестве председателя Европейского совета Шарля Мишеля. Тогда стороны договорились активизировать работу над мирным договором, который бы регулировал межгосударственные отношения между Арменией и Азербайджаном. Планировалось, что в течение месяца после этого министры иностранных дел двух стран встретятся, чтобы проработать проект документа.

 — Но Армения не заинтересована в мирном договоре, потому что он подразумевает обоюдное признание территориальной целостности друг друга. Он не подразумевает определения так называемого статуса Карабаха и роль Минской группы ОБСЕ (перестала действовать в 2022-м году. — Прим. ред.), от деятельности которой практически отказался Азербайджан из-за ее ненадобности, — комментирует Фархад Маммадов. — Армения этой провокацией, во-первых, торпедирует договор, во-вторых, создает основу для вовлечения России и ОДКБ в этот конфликт. С другой стороны, она продолжает содержать остатки своих вооруженных сил на территории Карабаха, где временно размещен российский миротворческий контингент. Баку выдвигал требования вывести остатки вооруженных формирований. А Ереван [на встречу] не идет.

Политолог указывает, что эскалация произошла не в Нагорном Карабахе, а на границе.

— Это еще раз подчеркивает, что армянская сторона понимает, что ни в формате посредничества России, ни в формате посредничества ЕС не может выдвигать тезисы о статусе Карабаха или Минской группы ОБСЕ. Соответственно, мы видим стремление затормозить процесс, усложнить его и продолжать содержать свои войска на территории Карабаха. Азербайджан же предоставил армянской стороне почти два года, чтобы она решила вопросы, исходящие из ее обязательств. Но, как я уже отметил, ни по одному из них мы так и не смогли получить конструктивного ответа от армянской стороны, — считает Фархад Маммадов.

Независимый армянский политолог Микаэл Золян подчеркивает: то, что стороны подобных конфликтов обвиняют друг друга в причинах эскалации, это обычная практика.

— Но знание контекста и простая логика говорят о том, что Армении не было никакого смысла начинать новую эскалацию: после 2020 года очевидно, что Азербайджан находится в более выгодном положении, — комментирует эксперт. — Ереван всячески старался избежать новых столкновений. Это связано с тем, что для Армении никаких перспектив в военном отношении нет, так как Азербайджан сильнее — и в плане вооружения, и в плане позиции.

По его мнению, в этой ситуации Баку старается вооруженным путем «выбить у Армении очередные уступки». Самая важная из них, говорит аналитик, это так называемый коридор, соединяющий основную территорию Азербайджана и регион Нахичевань, отделенный от страны территорией Армении.

— Баку понимает это так, что должен быть коридор по территории Армении, который будет соединять основную территорию Азербайджана и азербайджанский регион Нахичевань (между ними находится армянская область Сюник). Эскалация происходит в том числе в этой области, — комментирует Микаэл Золян. — Азербайджан добивается, чтобы ему был предоставлен экстерриториальный коридор, который бы контролировался не армянскими войсками, а российскими либо азербайджанскими.

Для Армении такой вариант неприемлем, продолжает аналитик, указывая, что это было бы нарушением суверенитета и территориальной целостности страны. Он уверен, что Ереван на такую уступку не пойдет.

— Судя по всему, обострение связано именно с этим. Хотя это не единственная проблема — есть и другие вопросы, в которых Азербайджан пытается давить на Армению. В частности, это связано с правом управления в Нагорном Карабахе, где после 2020 года осталось армянское население, которое не признает власть Баку. Там существует непризнанная Нагорно-Карабахская республика (она потеряла значительную часть своей территории, но продолжает функционировать). Баку считает, что этой республики быть не должно. Официально они говорят, что относятся к живущим там армянам, как к [своим] гражданам, но судя по всему, в планах Азербайджана просто избавиться от армянского населения: сделать так, чтобы эти люди оттуда уехали, либо заставить их покинуть свои дома с помощью насилия. Один из таких методов — подобные эскалации.

Расположение азербайджанского региона Нахичевань. Фото: wikipedia.org
Расположение азербайджанского региона Нахичевань (выделен красным). Бежевый цвет на карте — это Азербайджан, серый между ними — армянская область Сюник. Фото: wikipedia.org

Утром 13 сентября стороны достигли договоренности о прекращении огня. Это сработает?

Говоря о позиции Баку по этому вопросу, Фархад Маммадов заявляет, что там отмечают неустойчивость перемирия в двух точках: по линии новой границы двух стран и непосредственно на территории Нагорного Карабаха.

— Без мирного договора, который подразумевает взаимные обязательства решать все вопросы исключительно политико-дипломатическим путем, и при отсутствии прогресса в выводе армянских вооруженных формирований из Карабаха есть большая вероятность повторения таких эскалаций в ближайшем будущем, — отмечает азербайджанский политолог.

Армянский политический аналитик отмечает, что несмотря на утреннюю договоренность, прекращения огня не произошло.

— Интенсивность обстрелов несколько упала, но боевые действия продолжаются, и Министерство обороны Армении сообщает об отражении попыток азербайджанских войск продвижения на земле, — говорит Микаэл Золян. — Есть впечатление, что интенсивность боев постепенно сходит на нет, но говорить о том, что заключено перемирие и в регионе больше нет перестрелок, конечно, нельзя.

Возможно ли в таких условиях продвижение работы над мирным договором?

По словам эксперта из Еревана Микаэла Золяна, сейчас это сложно себе представить.

— С армянской стороны есть готовность работать над мирным договором. Есть определенные вопросы по конкретным пунктам, но в целом для армянской стороны сама идея заключения мирного договора приемлема, — говорит он. — Насколько Азербайджан действительно хочет этого мирного договора или это просто была тактика, чтобы выиграть время, — непонятно. Судя по тому, что происходит, Баку если и хочет подписать мирный договор, то только на условиях стопроцентного принятия его требований. Что будет очень сложно для армянской стороны. Но в принципе нельзя исключать, что удастся при посредничестве России или Европейского союза (сейчас идут два параллельных процесса) снова усадить стороны за стол переговоров.

— Азербайджан не собирается что-либо откладывать — это принципиальная позиция Баку, — говорит эксперт из Баку Фархад Маммадов. — В течение этих двух лет мы достигали определенных результатов, к сожалению, применяя силу в отношении Армении. На протяжении 25 лет Армения оккупировала территорию Азербайджана и даже когда у нас на руках были четыре резолюции Совета безопасности ООН, никто не собирался их реализовывать. И Азербайджан только через войну смог освободить территории, которые должны были быть освобождены в соответствии с этими резолюциями. У азербайджанского общества есть мнение, что все, чего можно добиться в Армении, можно сделать исключительно силовым путем, так как в течение двух лет мы стремились достичь прогресса мирным путем, но, как показывает практика, это не приводит к позитивным результатам.

Может ли это обострение перерасти в полноценную войну?

Фархад Маммадов считает маловероятным повторение войны 2020 года:

— Если Армения не будет предпринимать действенных мер [в мирном урегулировании конфликта] и продолжит совершать провокации, Азербайджан будет отвечать жестко. Не думаю, что будет война наподобие той, которая была в 2020 году. Силы и ресурсы у Армении не те, что были тогда. Азербайджан способен локальными операциями купировать все угрозы.

— Раньше в подобных случаях мы говорили, что вероятность небольшая. Но после событий последних нескольких лет стало понятно, что ничего нельзя исключать, — считает Микаэл Золян. — На данный момент складывается впечатление, что динамика [обострения ситуации на границе], скорее, идет к затуханию: пик данной эскалации пройдет и столкновения продолжатся по инерции. Но это зависит от политических решений, которые принимаются в Баку. То есть если там решат, что они хотят продолжать эту операцию и перейти в наступление, то это может перерасти в полноценную войну. Хотя, повторю, на этот момент впечатление такое, что столкновения сходят на нет.

Что сейчас способно остановить обострение конфликта между Азербайджаном и Арменией?

Азербайджанский политолог назвал таким условием вывод армянских вооруженных сил с территории Нагорного Карабаха.

— С одной стороны, сопротивление армянских сил может положить конец этой эскалации. Судя по тому, что происходит на границе, оно более ожесточенное, чем того ожидали в Баку, — отмечает армянский политический аналитик Микаэл Золян. — Но есть проблема вооружений. Азербайджан по сути воюет натовскими вооружениями, в распоряжении Армении вооружения советского образца, которые были приобретены у России, то есть в целом технологическое преимущество на стороне Баку. Поэтому чисто военным способом было бы сложно остановить эскалацию. В связи с этим важны дипломатические меры. Судя по всему, активизировались международные акторы, в том числе Россия, США и Франция. Видимо, будет собран Совет безопасности ООН, проблема обсуждалась в ОБСЕ, ОДКБ. Это будет иметь какое-то влияние. Так что, скорее всего, именно эта эскалация будет остановлена.

В дальнейшем армянский эксперт не исключает повторения подобных эскалаций. По его словам, их вероятность будет зависеть от того, насколько резкой будет оценка международного сообщества на обострение 13 сентября и какая будет дана «квалификация действий Азербайджана именно как агрессии». Если такой оценки не будет, эскалация может повториться.

— Здесь важно понимать, что эти боевые действия происходят на территории Армении и обстрелам подвергаются армянские населенные пункты и города, часто достаточно далекие от армяно-азербайджанской границы. То есть это не Нагорный Карабах, который находится в международно признанных границах Азербайджана, а признанная территория Армении, которая никогда не являлась спорной и которую Баку по сути признает армянской, — продолжает Микаэл Золян. — Получается, речь идет об агрессии Азербайджана против суверенной Армении. Здесь реакция международного сообщества должна быть совершенно другой. Но, учитывая, что в целом происходит сейчас в мире, понятно, что есть другие приоритеты, и международное сообщество не всегда адекватно реагирует на такие инциденты.