Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Это как пытаться посадить в самолет 5000 человек вместо 100». Медики рассказали о проблемах с подачей кислорода в 6-й больнице Минска
  2. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  3. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  4. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  5. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  6. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом
  7. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  8. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  9. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  10. «Это трагедия». Читатели рассказали, как COVID-19 отразился на работе предприятий и учреждений образования
  11. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  12. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  13. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси


27 августа Польша на границе с Беларусью начала строить забор — ограждение из колючей проволоки высотой 2,5 метра. Власти приняли это решение после того, как на границах Беларуси со странами ЕС разгорелся миграционный кризис. Напомним, ранее о планах возведения заборов на границе также заявляли Литва и Латвия. Zerkalo.io спросило у военного обозревателя Егора Лебедка, насколько эффективным может быть возведение стен при попытке удержать мигрантов и почему это решение, скорее всего, не даст ожидаемых результатов.

Фото: Mariusz Błaszczak, twitter.com
Фото: Mariusz Błaszczak, twitter.com

По мнению эксперта, строительство заборов на границах стран имеет в первую очередь политическое значение. Лебедок отмечает, что когда-то эту же тактику в отношении Мексики выбрал Дональд Трамп, сейчас ее придерживаются власти Литвы и Польши. В большей степени она рассчитана на продвижение политиков и повышение их рейтинга среди аудитории страны. А вот с реальным снижением миграции при таком подходе есть проблемы.

—  Раз задача изначально является политической, то эффективность любого такого забора будет низкой. При этом затраты на него идут весьма существенные. А с продолжением строительства они будут только расти. И происходить это будет из-за изначально непродуманного решения. Забор на границе мог бы оказаться эффективным, если бы к идее его возведения не подходили с полумерами — «как-нибудь построим, кого-нибудь сдержит», — объясняет Лебедок. — Помимо возведения сплошной стены, к сдерживанию мигрантов должны подключать и автономные средства защиты. Например, распыление газа, средства сигнализации или звуковое воздействие. Если таких дополнительных мер нет, то варианты, как преодолеть условную стену, всегда найдутся.

Для подтверждения своих слов Лебедок вспоминает несколько видео, снятых на границе США и Мексики. На них видно, как мигранты преодолевают заборы высотой в несколько метров. И у них действительно получается это сделать, хотя и не без трудностей.

—  В этой стене только за один год было обнаружено более 4000 созданных разным способом проходов. При этом забор был достаточно высоким и крепким — девять метров металла или бетона. Что тогда говорить о высоте в 2,5 метра? — добавляет Лебедок. —  Заборы помогают лишь частично предотвратить случайные индивидуальные переходы границы, но не организованную миграцию. Даже если на условную стену будет навешена колючая проволока, мигрантам будет легко придумать, как с ней справиться с помощью подручных средств.

Эксперт считает, что достигнуть снижения количества мигрантов на европейских границах получится не с помощью забора, а в случае комплексного подхода политиков для решения этой проблемы. И по его словам, такие меры уже работают.

—  Все дело в дипломатии, которую западные власти применяют в работе со странами — источниками мигрантов, в информационной работе с потенциальными мигрантами и финансировании их возвращения домой. А еще мы видели силовое противодействие переходу границы. Именно так, на мой взгляд, и нужно решать эту проблему. Следует устранять болезнь, а не бороться с ее симптомами, — добавляет Лебедок.

Обозреватель считает, что применительно к ситуации на белорусской границе забор с европейскими странами мог бы иметь важное значение, но только для предотвращения пограничных конфликтов. И поясняет: речь идет о возможном противостоянии силовиков на обеих границах.

—  Когда какая-то из сторон выдворяет мигрантов за пределы своей территории, пограничники стоят друг напротив друга. А это может быть чревато непредвиденными итогами. Наличие непрозрачного высокого забора снизило бы вероятность случайной или направленной стрельбы пограничников, если бы конфликт вышел из-под контроля, — говорит эксперт. —  Однако первоочередной задачи со сдерживанием мигрантов он не решает. Прежде чем что-то строить, нужно хорошо просчитать все действия в экономической, военной и политической сферах. Иначе похожие начинания могут обернуться лишь напрасными издержками.