Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  2. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  3. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  4. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  5. Эксперты: Авиация России свободно и без угроз действует на критических участках фронта (в чем причина)
  6. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  7. На свободу вышел экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев
  8. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  9. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  10. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  11. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  12. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  13. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  14. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  15. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть


Заместитель госсекретаря белорусского Совета безопасности Павел Муравейко заявил, что наша страна принимает участие в «специальной операции» в Украине, выполняя несколько функций. «Во-первых, мы не допускаем удара в спину нашим российским братьям. Во-вторых, мы обеспечиваем стабильность на западных границах», — сказал он. Такие слова из уст представителя Совбеза звучат странно, ведь изначально этот орган создавался для обеспечения безопасности белорусов — и не совсем понятно, как соучастие нашей страны в военной агрессии (с риском нанесения ответных ударов по белорусской территории) способствует выполнению этой функции. Рассказываем, как в Беларуси появился Совет безопасности и зачем он вообще нужен.

Александр Вольфович. Скриншот видео телеграм-канала "Пул первого"
Госсекретарь белорусского Совбеза Александр Вольфович. Скриншот видео телеграм-канала «Пул первого»

Первый Совбез и попытка переворота

В разгар перестройки в СССР решили изменить Конституцию — после принятия поправок в стране появлялся выборный пост президента. В марте 1990-го его занял Михаил Горбачев (правда, без прямых всенародных выборов — первого президента избирал Съезд народных депутатов).

В декабре того же года были приняты очередные поправки в Конституцию, которые вводили в стране несколько новых органов. Одним из них стал Совет безопасности, целью которого называлась «выработка рекомендаций по проведению в жизнь общесоюзной политики в области обороны страны, поддержанию ее надежной государственной, экономической и экологической безопасности, преодолению последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, обеспечению стабильности и правового порядка в обществе». Подчеркнем — Совбез СССР не был военным органом (хотя формирование политики в области обороны и было одной из основных задач).

Советский Совет безопасности возглавлял президент страны, он же назначал членов в его состав по согласованию с депутатами. Изначально, кроме Горбачева, в него вошли еще восемь человек, большинство из которых были ключевыми членами советского Кабмина: премьер Валентин Павлов, экс-глава МВД Вадим Бакатин, министр иностранных дел Александр Бессмертных, председатель КГБ Владимир Крючков, глава МВД Борис Пуго, министр обороны Дмитрий Язов. Также в состав органа вошли вице-президент Геннадий Янаев и член Президентского Совета Евгений Примаков.

То, что ставка Горбачева на этих людей не сработала, стало ясно уже через несколько месяцев. Совбез в почти в полном составе поучаствовал в попытке путча в августе 1991 года, когда советского президента хотели отстранить от власти, чтобы помешать демократизации государства. Лишь Бакатин и Примаков выступили против ГКЧП, а Бессмертных отстранился от разборок между советской номенклатурой, заявив, что болен. Прямыми же участниками заговора стали пять оставшихся совбезовцев.

Члены ГКЧП во время пресс-конференции. В центре министр внутренних дел СССР Б.Пуго, справа от него вице-президент Янаев. Фото: wikipedia.org
Члены ГКЧП во время пресс-конференции, август 1991 года. В центре министр внутренних дел СССР Борис Пуго, справа от него вице-президент Янаев. Фото: wikipedia.org

После поражения путчистов участники ГКЧП потеряли свои кресла в Совбезе, а на их места предлагалось назначить глав союзных республик — президентов, если они уже были избраны, или глав Верховных Советов. Таким образом Россию в новом органе должен был представлять Борис Ельцин, Украину — Виктор Кравчук, Беларусь — Станислав Шушкевич. Однако указ о назначении Горбачев издать не успел — страна уже рассыпалась на части, а республики поочередно объявляли о своей независимости.

В то же время в самих республиках начали создавать собственные Советы безопасности. В Беларуси, уже объявившей о своей независимости, это произошло в ноябре 1991-го — тогда Верховный Совет принял постановление «Об образовании Совета безопасности Республики Беларусь», по которому в стране формировался одноименный орган. В его состав входили 14 человек: глава Верховного Совета и его заместитель, глава парламентской комиссии по нацбезопасности, премьер-министр, министры обороны, иностранных дел, внутренних дел, связи, транспорта, глава КГБ, генпрокурор, начальники управления Белорусской железной дороги и управления гражданской авиации, а также командующий войсками Белорусского военного округа (вскоре преобразованного в Вооруженные силы Беларуси). Председателем Совбеза становился председатель Верховного Совета (формальный глава государства, на тот момент — Станислав Шушкевич), он же формировал аппарат Совбеза в составе помощника и четырех работников.

Согласно документу, Совбез в Беларуси создавался как орган для координации внутреннего контроля за ситуацией в молодой республике и создания собственных Вооруженных сил, работы по защите страны от внешних угроз и выработке политики по военному сотрудничеству с другими странами, а также имел некоторые функции, которые позже перешли к создававшемуся МЧС. Также отдельно подчеркивалась задача формирования «внешней и внутренней политики по снижению уровня военной угрозы».

Эпоха Лукашенко: от органа личной безопасности до военного совета и «коллективного президента»

На первом этапе Совбез возглавлял Станислав Шушкевич, позднее пост принял сменивший его в Верховном Совете Мечислав Гриб. В 1994 году, когда в стране разрабатывали Конституцию, обязанности по управлению Советом безопасности возложили на президента, пост которого вводился Основным законом.

Таким образом 20 июля 1994 года Совбез возглавил Александр Лукашенко. Видимо, понимая значение органа, в который входили министры-силовики и главы ключевых министерств и ведомств, он практически сразу же начал его реформирование. Уже 5 августа (спустя две недели в новой должности) в состав Совбеза ввели главу президентской Администрации — эту должность тогда занимал Леонид Синицын. Также вводилась должность госсекретаря Совбеза — на эту роль назначили Виктора Шеймана, одного из ближайших соратников Лукашенко, которого называли его охранником. В то же время места в Совете безопасности теряли глава Верховного Совета и председатель парламентской комиссии по нацбезопасности. Таким образом роль главного политического противовеса Лукашенко — парламента — в Совбезе значительно снижалась.

В течение следующих лет орган претерпевал и другие изменения — в частности, аппарат Совбез переименовали в секретариат, а в состав Совета были введены новые чиновники. В разные годы госсекретариатом Совбеза руководили 10 человек. Изначально среди них доминировали крайне лояльные Лукашенко люди, особенно его бывшие «охранники». В числе госсекретарей были выходцы из Службы безопасности политика: Геннадий Невыглас (госсекретарь Совбеза в 2001—2008; также возглавлял АП и Белорусскую федерацию футбола) и Юрий Жадобин (2008−2009; также был председателем КГБ и министром обороны). Сюда же можно причислить и упоминавшегося выше Виктора Шеймана.

А в последние же годы на должности госсекретаря доминируют выходцы из Минобороны: Леонид Мальцев, Александр Межуев, Станислав Зась, Андрей Равков. С января 2021 года должность госсекретаря Совбеза занимает Александр Вольфович, бывший до этого начальником белорусского Генштаба. Это демонстрирует отношение властей к Совбезу как к военному органу — своеобразному «расширенному Генштабу», в который входят еще и гражданские чиновники.

Однако повышение роли военных в Совбезе грозило ослаблением их лояльности — пример СССР доказывал, что орган, объединяющий силовиков, вполне может стать площадкой для организации заговора. Решение нашлось нетривиальное — в 2007 году в состав Совбеза вошел сын Александра Лукашенко Виктор. В тот момент ему был 31 год, за плечами — послеуниверситетская работа советником в МИДе, служба в погранвойсках и должность начальника отдела внешнеэкономических связей в НИИ средств автоматизации. Еще в 2005-м старший сын Лукашенко получил должность помощника отца по национальной безопасности.

В марте 2021 года Виктор Лукашенко возглавил НОК Беларуси и покинул должность помощника по нацбезопасности (и, соответственно, был выведен из Совбеза) — как говорилось в сообщении, «в связи с переходом на выборную должность». А сразу после этого значительные изменения ждали и сам Совет безопасности — вернее, его роль в госустройстве Беларуси.

Виктор Лукашенко. Фото: архив TUT.BY
Виктор Лукашенко. Фото: архив TUT.BY

В мае 2021 года Лукашенко подписал декрет «О защите суверенитета и конституционного строя», главная суть которого сводилась к тому, что в случае насильственной смерти политика власть должна была бы перейти не к премьеру или председателю парламента, как это обычно происходит в других странах, а как раз к Совбезу. Кроме того, в стране автоматически вводилось бы чрезвычайное или военное положение, а Совет безопасности определял перечень мер по их обеспечению (например, мог отключать связь по всей стране, вводить комендантский час или выводить на улицы войска).

«Скажите, если завтра нет президента, вы гарантируете, что все будет нормально? Нет. Поэтому на этот случай я подпишу в ближайшие дни декрет, как будет выстроена власть в Беларуси. Президента застрелили — на завтра Совет безопасности будет наделен полномочиями. Надо вводить чрезвычайное положение мгновенно, вплоть до военного, если кто-то на границе шевельнется», — заявлял Лукашенко перед подписанием.

Однако это решение напрямую противоречило Конституции, по которой власть должна была перейти премьеру. «Ошибку» исправили в начале 2022-го с помощью референдума по новому Основному закону — теперь власть в случае, если кресло президента становится вакантным, должна перейти к председателю Совета республики (сейчас пост занимает Наталья Кочанова). Если же Лукашенко погибает насильственной смертью, то механизм практически идентичен прописанному в декрете: вводится чрезвычайное или военное положение, а полномочия берет на себя Совбез, который действует под руководством все того же главы Совета республики.

Летом 2021-го Лукашенко подписал и новый указ «О Совете безопасности», который привел состав органа и его полномочия к нынешнему виду. В частности, сейчас в состав Совета входят 20 человек (из тех, что не упоминались ранее, можно назвать председателей Комитета госконтроля, Верховного суда, Следственного комитета, Госпогранкомитета, военно-промышленного комитета, Нацбанка, глав Минфина и МЧС).

Задачи Совбеза за 30 лет его существования также изменились. Теперь орган делает следующее:

  • готовит предложения для Лукашенко по вопросам внутренней и внешней политики «в целях обеспечения национальной безопасности и реализации национальных интересов» Беларуси;
  • разрабатывает госполитику в сфере нацбезопасности и контролирует ее реализацию;
  • координирует работу госорганов по реализации решений Лукашенко в сфере нацбезопасности; следит за эффективностью процесса.

Однако из официальных формулировок непросто понять, что в действительности делает этот орган.

Чем на деле занимается белорусский Совбез

Это очень сложный вопрос: есть декларируемые цели, а есть реальное положение дел.

В описании последнего декрета, зафиксировавшего Совбез в его нынешнем виде, на сайте Лукашенко сказано, что этот документ «направлен на повышение его [Совбеза] роли в защите независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Беларуси, поддержании гражданского мира и согласия в стране, противодействии экстремизму и борьбе с терроризмом». Из этого можно сделать вывод, что основную функцию органа власти видят в оценке и противодействию внешней военной угрозе (отсюда большое число силовиков в составе Совбеза), а основной внутренней задачей видит противодействие акциям протеста и проявлениям недовольства граждан (отсюда определения о «защите конституционного строя», «поддержке согласия в стране» и «противодействии экстремизму»).

Для большинства же белорусов роль Совбеза проста — орган становится «сценой» для публичных выступлений самого Лукашенко, в которых он рассказывает о внешних врагах страны или пытается объяснить свои действия в военной сфере. Так, именно на заседании Совбеза 1 марта состоялось выступление Лукашенко с указкой у карты, во время которого он заявил, что Украина якобы первой готовилась ударить по российским военным, находившимся в Беларуси. После этого белорусскому послу в Молдове даже пришлось оправдываться из-за показанной карты (стрелки с направлениями ударов, указывавшие на Молдову, появились там, по его словам, из-за «неверного представления информации должностными лицами Минобороны Беларуси»).

Фото: Пул Первого
Александр Лукашенко на заседании Совбеза, 1 марта 2022 года. Фото: "Пул Первого"

Реальную роль Совбеза в политике страны можно проследить по августовской истории с увольнением одного из членов этого органа — речь о курировавшем работу с КГБ заместителе госсекретаря Владимире Арчакове, который «пережил» на своей должности пятерых начальников.

Как утверждала «Наша Ніва» со ссылкой на свои источники в силовых структурах, одной из причин увольнения Арчакова стал провал на практике Концепции информационной безопасности Беларуси, которую он разрабатывал. Концепция была утверждена в марте 2019 года, Арчаков защитил по ней диссертацию под грифом «секретно». Как поясняли источники «НН», на нее было потрачено несколько лет, к разработке привлекались сотни экспертов, но в итоге уже в 2020 году лидерами инфосферы оказались «вражеские» телеграм-каналы, а затем противникам власти удалось взломать и похитить многие республиканские базы данных (речь о документах МВД, украденных КиберПартизанами).

По другой версии издания, увольнение Арчакова произошло в рамках зачистки вертикали от идеологов, которые, по мнению Лукашенко, «провалили 2020 год»: аналогично ранее были уволены многие идеологи исполкомов и администрации Лукашенко.

Если верить этим предположениям, то одним из аспектов работы членов Совбеза действительно, как это и заявлено в документах, является разработка различных планов, связанных с безопасностью страны — правда, не обязательно внешней. Так, большое количество пунктов «для служебного пользования» (их содержание не раскрывается) в последнем декрете, регулирующем работу органа, может говорить о наличии у Совбеза задач по противодействию политическим соперникам Лукашенко. Члены Совбеза на своих совещаниях с политиком могут предлагать какие-либо идеи, которые в случае его поддержки находят свое отражение в декретах и указах, а также законах, принимаемых парламентом.

В публичной же сфере деятельность органа сводится в основном к дублированию риторики самого Лукашенко. Госсекретарь Совбеза чаще всего высказывается как раз по двум блокам тем, о которых мы говорили выше: рассказывает о военных угрозах Беларуси, а также о противодействии политическим соперникам Лукашенко (что чаще всего завернуто в термины о противодействии «экстремизму» или загадочным «деструктивным силам»).

Фото: телеканал СТВ
Александр Вольфович. Фото: телеканал СТВ

Так, в августе 2021-го Александр Вольфович, например, заявлял, что к задачам по защите Беларуси могут привлечь комбайнеров, хлеборобов и рабочих предприятий. В ноябре того же года — комментировал предложение «заочно» привлекать к ответственности граждан, уехавших из страны (по сути — политических оппонентов Лукашенко, выехавших из Беларуси под угрозой репрессий).

В декабре 2021-го Вольфович возмущался украинскими учениями у границ нашей страны, называя их проявлением «недружественной политики в отношении Беларуси». Всего через несколько месяцев после этого Россия начала против Украины войну, в том числе и с территории Беларуси, и во многом именно готовность Киева к удару с севера позволила уберечь столицу нашей южной соседки от захвата. О том, были ли эти действия белорусского военного руководства, помогавшего россиянам с размещением и снабжением, дружественными, глава белорусского Совбеза не говорил. Зато в феврале попал под западные санкции за соучастие в агрессии.

В апреле Вольфович, дублируя риторику Лукашенко, назвал события в Буче, где российские военные массово убивали мирное население, постановкой. При этом он сослался на уже разоблаченный к тому моменту фейк о «встававших трупах» (эффект движения погибших создавался искажениями в зеркале заднего вида, откуда было снято видео). Такие эпизоды не могут не пугать, ведь если высшее военное руководство Беларуси делает публичные выводы из недостоверной информации, это может приводить к фатальным ошибкам и неверным решениям в его собственной работе.

Примерно в это же время Вольфович, следуя за угрозами Лукашенко, начал предупреждать Запад об ответе в случае военной агрессии в адрес Беларуси — по словам главы Совбеза, такие планы у соседей нашей страны действительно есть. «Надеюсь, он [простой народ западных стран] этого не захочет, потому что не получится так, что они развяжут агрессию по отношению к Беларуси и военные действия будут проходить только в Беларуси. Нет, на их территории тоже будут разрушения, гибель, взрывы», — сказал Вольфович. Этот эпизод демонстрирует и еще одну роль Совбеза — представлять в публичной сфере «ястребов», транслирующих грозную риторику, ведь заявление госсекретаря было сделано в то же время, что и миролюбивый призыв белорусского МИДа к Западу об отказе от санкционной политики и восстановлении диалога.

Одно из последних заявлений Вольфовича также связано с «зашкаливающим» присутствием США у западных границ Беларуси, а также планами по мобилизации в стране. В обоих случаях госсекретарь Совбеза повторил тезисы Лукашенко: угрозы будут нейтрализованы, а гражданам «беспокоиться не о чем». Также Вольфович рассказал о разработке Концепции национальной безопасности, которая, по его словам, ведется уже более двух лет — это еще одно подтверждение роли Совбеза как органа, предлагающего Лукашенко различные комплексы мер по защите страны и, вероятно, его личной власти.